Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Культура 007: новости сентября

Марина Латышева

Победой израильского фильма о войне в Ливане завершился Венецианский кинофестиваль. В то же время на фестивале в Торонто разгорелся скандал в связи с программой израильских фильмов – знаменитые деятели культуры потребовали отменить программу. А в Германии вышел последний фильм, запрещенный в ГДР - восточноевропейский представитель концерна German Films Симона Бауман прокомментировала Agentura.Ru цензурную историю кино ГДР.

КИНО

В Германии вышел последний запрещенный в ГДР фильм

На экраны Германии вышел фильм Hände Hoch Oder Ich Schiesse («Руки вверх, или я буду стрелять»). Это последний фильм, дошедший до зрителя из тех, что были запрещены в ГДР. Комедия, в довольно мягкой форме высмеивающая идею об исчезновении преступности в коммунистическом государстве, была снята в 1966 году на знаменитой студии DEFA. Это история инспектора полиции будущего, некоего Холмса, который обратился к психоаналитику из-за заниженной самооценки – отсутствие преступлений не давало Холмсу возможности проявить себя. Большую часть рабочего времени полицейский проводит в фантазиях о тех преступлениях, которые он мог бы раскрыть. А в реальной жизни его волнует даже исчезновение кролика: страж порядка подозревает, что кролика могли взять в заложники, но затем находит зверька, на соседнем участке поедающего листья салата. И только когда случайный собутыльник Холмса замысливает план похитить памятник на городской площади, полицейский получает возможность, наконец, поработать.

Когда проект фильма был предложен министерству культуры страны режиссером Гансом-Хоакимом Каспржиком, чиновники согласились. Но в 1965 году на съезде ЦК компартии Германии Эрик Хоннекер заявил: «ГДР – кристально чистое государство с непоколебимой этикой», и началась эра репрессий. Государственный цензор Франц Яров осудил «Руки вверх…» за «опорочивание в гротескной форме социальных достижений республики», и фильм был добавлен к длинному списку запрещенных произведений искусства. Вот несколько других примеров картин студии DEFA, не дошедших до зрителя.

Das Beil von Wandsbek («Топор Вансбека», 1952 год), драма Фалька Харнака. История о мяснике, которого нацисты, за неимением в городе палача, вынудили казнить коммунистов. В итоге мясник покончил с собой. Фильм о том, что множество отвратительных убийств в нацистские времена совершались обычными людьми, был обвинен в сочувствии к убийцам. Он шел в прокате месяц, затем был запрещен и стал первой жертвой цензуры в кино в ГДР, а режиссер в результате уехал из страны.

Безуспешные попытки добиться решения об изменении некоторых деталей фильма и его нового выпуска в свое время предпринимал Бертольд Брехт. В 1962 году вышла укороченная версия этого фильма, а в 1981 году он был полностью отреставрирован.

Denk bloß nicht ich heule («Не думай, что я реву», 1965 год) режиссера Франка Фогеля. Это драма о молодом юноше Петере, которого считают мятежником из-за его скептического отношения к республике. У него есть лишь один друг – Анна, которая отвозит его в родную деревню, но ее отец, председатель деревенского колхоза, против их отношений. Фильм был запрещен за критику социализма, вышел на экраны лишь в 1990 году и получил сразу две награды Берлинского кинофестиваля.

Kaninchen bin ich, Das («Кролик – это я», 1965 год). Режиссер Курт Метциг снял историю официантки Марии и ее любви. Марию не приняли в институт, потому что ее брат Дитер был осужден за вредительство. Девушка влюбляется в некоего Пауля, который, как выясняется, был судьей на процессе Дитера, закрытом процессе, происходившем при сомнительных обстоятельствах. Она не пытается использовать любовь Пауля для того, чтобы Дитера освободили, но хочет узнать правду о процессе. Режиссер Курт Метциг потом так описывал происходившее: «Запрет фильма был связан даже не с самим фильмом, а с теми изменениями, которые происходили в Германии… В Германию приезжал новый советский лидер Леонид Брежнев, он неофициально посещал руководство ГДР. Я не знаю, что обсуждалось, но я могу себе представить, что он говорил – обо всех наших либеральных новшествах и в экономике, и в искусстве».

Agentura.Ru попросила рассказать о цензуре в кинематографе ГДР и о современном немецком политическом кино СИМОНУ БАУМАН, восточноевропейского представителя German Films, концерна, созданного для продвижения немецкого кинематографа в мире.

- Это действительно был последний фильм из архива запрещенных еще во времена ГДР картин?

- Да. Показ этих лент, лежавших на полках во времена двух Германий, начался с конца 80-х годов. Я помню, последний фильм, снятый в ГДР – Coming out, о геях в Германии, его премьера состоялась летом 1989 года, почти сразу после сноса стены. В ГДР было много телефильмов, так же не попадавших в эфир по цензурным соображениям. Что касается кинофильмов, то в основном они были сняты в 60-е годы и запрещены после 11 пленума ЦК СЕПГ в 1965 году, давшего обществу более жесткие идеологические установки.

- Какие темы, связанные с политикой, популярны сегодня в кино и на телевидении в Германии?

- Могу сказать, что тема войны – это буквально яд для проката. Если это документальный проект – он еще имеет шансы. Я помню, был снят телефильм «Дети войны», о реальных людях, которые помнили вторую мировую. И его смотрели. Но игровой проект о войне, в кино или на телевидении – он обречен на провал.

- А как же «Операция «Валькирия» – тема нацизма сегодня так популярна во всем мире. Или времена холодной войны, фильм «Жизнь других» ведь имел успех в прокате.

- У нас этот фильм никто с войной не связал. Это воспринимают исключительно как воспоминания о холодной войне и о временах существования двух Германий. Эта тема действительно очень популярная. Но не тема Второй мировой.

- Как отнеслись немцы к «Бесславным ублюдкам» Квентина Тарантино?

- Очень хорошо отнеслись! Но только потому, что это – Тарантино, а его у нас любят. К тому же 60% актеров в фильме – немецкие звезды. Он мог бы снимать и на другую тему, все равно его ждал бы успех. И потом, Тарантино очень легко относится к фашизму, это нашло отклик у немцев. И его киноманство, цитаты и намеки на известные картины – все это нашему зрителю очень нравится. С реальной войной его «Бесславных ублюдков» не увязывают. Наша публика не хочет смотреть историческое кино. Вернее, так – наша публика разделяет историю и кино. Есть очень конкретный пример – фильм «Джон Раб», история реального человека, «немецкого Шиндлера». Я очень надеюсь, что мы покажем эту картину в Москве на фестивале немецкого кино в декабре. Это великолепный фильм, он получил несколько национальных премий «Лола», критика была в восторге, была широкая рекламная кампания. Но ничего не помогло - в прокате он провалился.

- А судьба фильма о «Фракции Красной Армии», «Баадер-Майнхоф комплекс»?

- Он действительно прошел в прокате успешно. Но там и история почти современная, и звезды в ролях, такие, как Мориц Бляйбтрой. И, кстати, более популярен он был на Западе, чем на Востоке Германии. Поколение, которое застало эпоху РАФ, люди, которые помнят все эти полицейские плакаты – они в основном еще живы.

- Есть еще фильм «Женщина в Берлине», о непростой судьбе столичных жительниц после того, как в город вошли советские войска и армия союзников. Как я понимаю, у картины была странная судьба и в Германии, и в России.

- На мой взгляд это очень хороший фильм, очень честный и интересный. Фильм был снят по книге дневников, которая впервые была опубликована еще в 1954 году в США, потом в Великобритании, а в Германии – в 1960 году. Автор пожелала остаться неизвестной. И после публикации среди немцев было довольно распространено мнение, что писательница описала немок как проституток. Ведь многие женщины так и выживали, что находили себе любовников из числа солдат-победителей. Про поводу «Женщины в Берлине» в Германии было очень много споров, и автор, напуганная такой реакцией, разрешила следующие публикации только после ее смерти, это произошло в 2001 году.

Что касается фильма, то хочу отметить, что никаких антироссийских настроений он не вызвал. Он совершенно не антироссийский, и наши зрители это поняли. По поводу его показа в России решения пока не принято. Парадоксально, но в прошлом году он был слишком новый для нашего регулярного фестиваля, а в этом году уже слишком старый. Но предварительно в список мы его включили. Я хочу сказать, что эта картина более чем корректная. Это фильм о насилии на войне, и потому он антивоенный в принципе, ведь любая война - это насилие.

- Перед последним московским кинофестивалем в «Коммерсанте» вышла рецензия, которая давала понять, что зритель ММКФ картину увидит. Тем более, что в рамках фестиваля планировалась специальная программа, посвященная второй мировой войне. Но фильм так и не был показан. Что произошло?

- Я не знаю, что случилось. Как мне рассказали его дистрибьютеры, на московский фестиваль никто даже не пытался получить этот фильм. А ведь он на 80% снят на русском языке, там отличные русские актеры, Евгений Сидихин, например, или Александр Самойленко. В общем, мне уже самой интересно, чем кончится эта драматическая эпопея.

- Разве в вопросе о Второй Мировой не осторожничают в самой Германии? «Мой фюрер или самая правдивая правда о Гитлере» Дени Леви в свое время не был включен в спецпрограмму Берлинского фестиваля «Новое немецкое кино». Почему?

- На Берлинский фестиваль в свое время не попала и «Жизнь других», ни в одну из программ, хотя, конечно, этот фильм был событием. «Берлинале» иногда отказывает по непонятным с точки зрения логики причинам, и не сюрприз, когда какой-то действительно очень хороший фильм в его программе не появляется. Дитер Кесслик и его команда приглашают на фестиваль только те фильмы, которые они хотят, и которые, по их мнению, соответствуют профилю «Берлинале». А что делать - фестиваль независимый. Любой фестиваль отбирает фильмы только на свой вкус, тут нет какого-то политического, цензурного умысла.

В США снимают два фильма о Линкольне

Несмотря на то, что свои планы по съемкам фильма об Аврааме Линкольне уже обнародовал Роберт Редфорд, Стивен Спилберг не намерен отказываться от своего варианта биографии американского президента, роль которого сыграет Лиам Нисон («Список Шиндлера»). «Я счастлив, что Редфорд будет снимать о Линкольне, это будет совсем другой сюжет, чем тот, который задумала DreamWorks, и я думаю, что два фильма лучше, чем один», - сказал Спилберг в интервью Variety. Автор «Списка Шиндлера» намерен сосредоточиться на судьбе Линкольна во времена Гражданской войны, он задумал свой проект несколько лет назад, но съемки были отложены из-за проблем с финансированием. Сценарий пишет лауреат Пулитцеровской премии Тони Кушнер. Редфорд же заявил о своем желании перенести на экран историю убийцы президента Джона Бута и кружка заговорщиков, сочувствовавших ему (в главных ролях должны сниматься Джеймс Макэвой и Робин Райт Пенн).

Источники: Reuters, UPI

Борьба с капитализмом на кинофестивале в Венеции

Со 2 по 12 сентября в Венеции прошел традиционный кинофестиваль, наряду с Каннским и Берлинским - один из трех крупнейших кинофорумов мира. В рамках Мостры в частности состоялась премьера нового фильма Майкла Мура «Капитализм: история любви». «Капитализм — это зло», - таков основной вывод автора, призывающего разделять понятия капитализма и демократии. Именно в демократии он видит главный способ справиться с капитализмом и возлагает очень большие надежды на президента США Барака Обаму. К съемкам фильмы даже были привлечены священники, называющие капитализм «антихристианством». В своей беседе с Ларри Кингом на CNN уже после фестиваля Майкл Мур заявил, что капитализм дискредитировал себя, что во время финансового кризиса все тезисы о свободном рынке показали свою несостоятельность.

Как только «они потеряли наши деньги, они побежали к федеральному правительству, чтобы сдаться, чтобы попросить о поддержке, фактически о социализме».

Еще один нашумевший фильм Венецианской программы - «Информатор» Стивена Содерберга с Мэттом Деймоном в главной роли. Он основан на книге бывшего журналиста The New York Times Курта Эйхенвальда, это история сельскохозяйственного магната, сотрудничавшего с ФБР в 90-е годы, а затем обвиненного в растрате. Историю корпоративного надувательства и воровства критики назвали смешной комедией, посвященной очень серьезным событиям.

На красной дорожке Венецианского фестиваля в этом году появился президент Венесуэлы Уго Чавес - свой документальный фильм о нем в Венеции представлял Оливер Стоун. Перед премьерой режиссер сказал, что ему повезло сделать несколько фильмов о «заднем дворе» США — о Центральной и Южной Америке. В 1986 году это был «Сальвадор» о местных батальонах смерти и их связях с США. В 2003 и 2004 году - картины «Команданте» и «В поисках Фиделя» о Че Геваре и Фиделе Кастро. А в 2007 году он был приглашен в Венесеэлу во время спасательной миссии заложников, которых удерживали колумбийские повстанцы. Там режиссер увидел Уго Чавеса и решил для себя, что это совсем не тот человек, о котором он читал в американских и европейских СМИ. Так появилась идея документального фильма — и не только о Чавесе, но обо всех «врагах» США, как их представляют медиа. Америка должна пересмотреть свои взгляды на некоторых иностранных лидеров, как на врагов. Иначе последствия для страны будут катастрофическими, считает Оливер Стоун.

Videocracy от режиссера Эрика Гандини - документальная история становления медийной империи Сильвио Берлускони и катастрофических последствий ее деятельности. Для режиссера, который родился и вырос в Италии, но теперь живет в Швеции, ясно: Италия превратилась в телевизионную республику, где переплетены политика и шоу-бизнес. «Мы получили поколение, одержимое брендами и их собственной популярностью, и не интересующихся не политикой, ни окружающим миром вообще, - считает режиссер. - Сегодня мы имеем страну, для которой изображение — это все. 80% итальянцев только телевизор считают источником информации, над телевидением установлен жесткий контроль, именно поэтому Берлускони так силен. Чего нет на телевидении, того просто не существует».

«Белая лента» с Изабель Юппер в главной роли — семейная драма белой жительницы Камеруна, не желающей уезжать из страны в неспокойные времена гражданской войны. Режиссер фильма Клер Дени, выросшая в Африке, сказала, что она искала вдохновение в романе Дорис Лессинг «Трава поет» о расовых взаимоотношениях на континенте.

Также в Венеции были представлены фильмы о тамилах в Шри-Ланке, о недавних иранских выборах, о нарушении прав человека в Китае. Главный приз кинофестиваля, «Золотого Льва», выиграл израильский фильм «Ливан» Сэмюэля Маоза, воспоминания о войне в Ливане, которую главный герой, танкист, видел через прицел своей пушки.

Источники: Reuters, AP, BBC, CNN, The Guardian

Скандал на фестивале в Торонто

Международный кинофестиваль в Торонто, который проходил с 10 по 19 сентября, собрал в своих программах более 330 фильмов из 60 стран. Но в этом году он привлек внимание и политическим скандалом. Канадский режиссер Джон Грейсон отозвал свой короткометражный фильм Covered из одной из фестивальных программ в знак протеста против другой программы Торонто, которая была посвящена Тель-Авиву. Его претензии касались не израильских режиссеров, а того, что фестиваль фактически включился в PR-кампанию Израиля. В своем открытом письме организаторам он заявил о том, что программа связана с компанией «Брэнд Израиль», чья деятельность направлена на «изменение негативного восприятия государства Израиль». И сослался на статью в Canadian Jewish News, в которой консул Амир Джиссин заявил, что именно присутствие израильских фильмов в Торонто станет «кульминацией годовой кампании «Брэнд Израиль».

Куратор программы «От города к городу», которая в этом году и посвящена Тель-Авиву, ответил режиссеру также открытым письмом, в котором сообщал, что никакого давления извне не испытывал, и что программу формировали исключительно в руководстве кинофорума.

В поддержку Грейсона выступили и другие знаменитости. Письмо протеста против этой программы подписали Наоми Кляйн, Девид Бирн, Славой Жижек, Кен Лоуч, Джейн Фонда, Денни Гловер и другие — всего 50 человек. «Мы протестуем не против отдельных режиссеров, чьи фильмы включены в программу «От города – городу», - утверждается в этом письме, - тем более, мы не утверждаем, что фильмы из Израиля нежелательны на фестивале в Торонто. Однако, мы возражаем против использования такого важного международного фестиваля для проведения пропагандистской кампании в пользу режима апартеида». Письмо также подписали несколько израильских режиссеров и как минимум один палестинский — Элиа Сулейман. Его фильм также участвовал в одной из программ фестиваля, но отзывать он его не стал.

Реакцией на это письмо стала конференция в Торонто Марвина Хира, руководителя центра Симона Визенталя в Лос-Анджелесе. По его мнению, высказанная в письме критика была критикой очень низкого уровня. Тель-Авив можно считать одним из самых свободных городов мира, где есть свобода выражения и для арабов, и для евреев. Тут же в поддержку программы фестиваля и с обвинениями ее критиков в попытке цензуры выступили другие знаменитости, в частности — Девид Кроненберг, Натали Портман, Мини Драйвер, Саша Барон Коэн. В довершении этой истории одна из подписанток письма протеста изменила свое мнение. Джейн Фонда принесли организаторам свои извинения за ее поддержку ходатайства об отмене программы. Она сообщила, что не была знакома с формулировками письма досконально, что сегодня любая критика Израиля воспринимается как антисемитизм (что не всегда правильно), а также что она подписала письмо, так как была возмущена именно подозрениями в связях Торонто с PR-кампанией «Брэнд Израиль».

Источники: Reuters, The Guardian, Kinote.info

Наоми Кляйн открестилась от фильма Майкла Уинтерботтома

Наоми Кляйн отказалась считать себя полноценным соавтором адаптации ее книги «Shock Doctrine», сделанной британцем Майклом Уинтерботтомом. Она не присутствовала на премьере картины на Берлинском кинофестивале и не упоминала о фильме на своем сайте. Журналистам она сообщила, что между нею и Майклом Уинтерботтомом, а также соавтором картины Мэтом Уайткроссом возникли серьезные разногласия. По ее мнению, для того, чтобы фильм удался, необходимо было согласие между всеми соавторами по поводу содержания, структуры и фона фильма. У соавторов же, как это часто бывает, всегда есть свои идеи о том, как рассказать историю и выстроить аргументы. «Это — адаптация Майкла, я бы не хотела, чтобы меня упоминали в связи с этим фильмом, но я желаю ему успеха», - заявила она The Independent.

Представители канала More4, который заказывал картину и выпустил ее на телеэкраны в сентябре, заявили, что эта документальная лента «и задумывалась, как интерпретация Майкла Уинтерботтома тезисов Наоми Кляйн, и с ней активно консультировались в ходе съемок». Они добавили также, что канал очень доволен результатом.

Первые же критические обзоры, в частности, рецензии в Hollywood Reporter охарактеризовали картину, как «грубую и бессвязную документалистику, не способную объяснить аргументы Наоми Кляйн против капитализма катастроф». Но все же признавали, что этот фильм лучше многих современных киноразмышлений на эту же тему.

The Shock Doctrine утверждает, что большие корпорации в поисках новых рынков извлекают серьезную выгоду после «экспорта» неолиберальной экономической модели, часто под влиянием США. Но последствия от такого «экспорта» для простых людей чаще всего катастрофичны. Политические лидеры идут на репрессии в своей борьбе с протестующими против их программ приватизации, отмены госконтроля и снижения налогов. Фильм был заказан каналом More4 в компании Revolution Films/Renegade Pictures. Режиссер Майкл Уинтерботтом известен в том числе по фильму «Добро пожаловать в Сараево», а вместе с Мэтом Уайткроссом они были авторами картины «Дорога на Гуантанамо».

Источник: The Guardian

Иран будет снимать фильм в США

В США начинается производство первого за долгие годы иранского фильма. У Wind's Eye, который снимает Масуд Джафар Йозани, имеется и самый высокий за всю историю иранского кино бюджет — 12 млн. долларов. Режиссер заявил о том, что такой проект стал возможен благодаря «более открытой» позиции американского президента Барака Обамы в отношении Ирана. «Благодаря этому мы смогли получить рабочие визы для всех членов нашей команды. Это было неслыханно еще год назад», - считает он. Действие фильмы происходит между 1920 и 1981 годами и охватывает жизнь трех поколений иранцев. Центральный персонаж — нейрохирург, который эмигрировал в Лос-Анджелес в 1945 году. В 1981 году он получил письмо от своей жены, которую считал погибшей во время второй мировой войны, и теперь должен решить, возвращаться ли ему на родину. Проект основан на эпическом 52-часовом сериале, сценарий написан самим Йозани.

Иранский кинематограф известен во всем мире благодаря таким мастерам, как Аббас Киаростами, Мохсен Махмальбаф, Джафар Пенехи, при том, что творчество этих режиссеров гораздо менее известно на их родине. Йозани не очень популярен в Европе и США, но согласно базе данных IMDB, он - автор нескольких картин, таких как Frosty Roads (1985 год) и Stone Lion (1987 год). Ретроспективы режиссера были и на иранских кинофестивалях, одобренных руководством министерства культуры этой страны. Сейчас Йозани работает еще и над фильмом Baskerville, также частично снимаемом в США, истории выпускника Принстона, который приезжает в Иран.

Источник: The Guardian

В Тайване боятся показывать фильм об уйгурах

Второй по величине город Тайваня обдумывает возможность отменить показы фильма об уйгурском лидере Ребии Кадир. Предполагалось, что этот документальный фильм будет показан во время кинофестиваля в Гаосюне в октябре. Мэр города Чен Чу поддерживает антикитайскую оппозиционную партию Тайваня. Официальные лица Китая говорят о том, что Кадир, бывшая китайская «бизнесвумен», ныне проживающая в изгнании, возглавляет всемирный конгресс уйгуров и ответственна за межнациональные столкновения в Сыньцзане, северном регионе Китая, где живет много уйгуров. Во время столкновений погибло около 200 человек. «У нас были планы показать картину, но теперь мы сомневаемся», - заявили журналистам в оргкомитете фестиваля. Китай уже выразил надежду, что «не будет никакого повторения инцидента», ясно дав понять, что он против показа фильма и намекнув на ситуацию с этим фильмом на недавнем кинофестивале в австралийском Мельбурне. Тогда Мельбурн отказался снять фильм из программы и в ответ получил не только китайские ноты протеста, но и обрушенные хакерами фестивальные сайты.

На этот раз хакеры даже не стали дожидаться окончательного решения фестивального руководства — сайт фестиваля Тайваня был взломан, на нем вместо обычной картинки появились фотографии Далай Ламы, уйгурского лидера и унизительные комментарии в их адрес.

В итоге фестивальное руководство решило изъять фильм из фестивальных показов, но картину все же можно было увидеть в течение двух дней в офисе киноархива Тайваня в Гаосюне, еще до начала фестиваля. «Мы только хотим, чтобы все проблемы разрешились как можно скорее, чтобы зрители сосредоточили свое внимание непосредственно на фестивале», - так прокомментировали в организации кинофорума свое решение.

Источники: Reuters, The Guardian

В Нигерии запрещен «Район №9» Нила Бломкампа

«Район №9», который возглавлял бокс-оффис в Великобритании в течение двух недель подряд и попал в десятку лучших фильмов нескольких недель в Северной Америке, был запрещен в Нигерии. Фильм в аллегорической форме критикует любую сегрегацию и ксенофобию, но, по мнению нигерийских чиновников, особенно досталось их стране.

Нигерийцы изображаются исключительно как гангстеры и каннибалы, а их лидера зовут Обасанджо, точно так же, как бывшего президента страны. Министр информации Нигерии Дора Акуниили заявила, что нет такой страны, где не было бы преступников и проституток, но определенно у большинства стран мира нет каннибалов, и нет их в и Нигерии. По ее словам, в правительстве было решено потребовать от местной корпорации Nigerian Film и от совета цензоров гарантий, что «Район №9» больше не появится ни в кинотеатрах Нигерии, ни в видеопрокате. «Мы не поддерживаем цензуру или любые действия властей, которые посягают на право граждан выбирать, - заявил представитель Silverbird, одной из крупнейших прокатных структур страны. - Но в этом случае наша компания полностью поддерживает это решение из-за того, как в этом фильме унизительно, тупо и агрессивно искажается образ Нигерии и ее жителей».

Источник: Reuters

КНИГИ

В Дании запретили книгу о местных коммандос

Военное ведомство Дании запретило в СМИ публикацию отрывков из книги об операциях датских спецподразделений за рубежом и возбудило судебное дело против издателей книги, сообщила датская газета Politiken. Начальник оперативного штаба армии Дании Тим Слот Йоргенсен разослал главным редакторам ведущих медиа страны письмо (так называемое уведомление D), в котором запретил цитировать или иным образом использовать информацию из книги бывшего сотрудника спецподразделений Дании Томаса Ратсака Jаеger – i krig med eliten («Охотник - на войне с элитой»). Йоргенсен считает, что описание операций датских коммандос опасно и наносит вред безопасности как самих элитных подразделений датской армии, действующих за рубежом, так и безопасности их союзников и партнеров. Судебный запрет на распространение книги издательства Peoples Press включает в себя требование изъятия тиража, а также обязательство издателя назвать имена всех журналистов, которым книга была послана для обзоров и рецензий.

Главный редактор Politiken Тегер Сайденфаден заявил, что не совсем понимает логику запрета. В последнее время многие СМИ активно цитировали эту книгу, самые любопытные эпизоды из нее уже стали широко известны. В таких условиях запрет уже не будет способствовать прекращению утечки нежелательной информации.

По мнению представителей издательства Peoples Press, военное ведомство таким образом пытается заглушить дискуссию о неприглядных реалиях боевых действий, которая началась после публикации отрывков из книги. Представитель военного командования в своих комментариях подтвердил, что выход книги ставит под удар безопасность датских военных, действующих за рубежом в составе элитных подразделений спецназначения.

Автор книги заявил изданию, что датские спецподразделения привлекаются для выполнения миссий за рубежом гораздо чаще, чем это заявляется публично. С 2002 года коммандос Дании участвовали в том числе и в операциях в Афганистане, Ираке и Косово.

Источник: Lenta.Ru

В США вышла книга о китайских лагерях

Книга «Женщина из Шанхая» Сяньхоя Янга, одного из самых известных китайских авторов, издана в США. Янг пишет в специфическом документальном стиле, созданном китайцами в 80-е годы в попытках замаскировать под беллетристику журналистскую природу их творчества. «Женщина в Шанхае» - истории из жизни в одном из печально-известных исправительно-трудовых лагерей страны. Между 1957 и 1960 годами около 3 тысяч китайцев были признаны реакционерами и отправлены в регион Цзябяньгоу на Северо-Запад Китая для перевоспитания. Пережили эти лагеря лишь 500 человек. Писатель впервые услышал о таких лагерях в 1965 году, когда ему было 19 лет, в то время он был полон революционного пыла и намеревался посвятить себя работе в колхозах в пустыне Гоби. Истории о Цзябяньгоу потрясли его, но в те времена исследовать эту проблему было почти невозможно. В 1997 году, в 40-ю годовщину «антиреакционной» кампании он начал проект по поиску выживших заключенных. В течение пяти лет он взял более сотни интервью выживших в лагерях людей и подал их истории в виде беллетристики, чтобы наверняка обезопасить себя от цензуры. Книга, в китайском варианте названная «Прощай, Цзябяньбгоу», мгновенно стала хитом на родине автора. Англоязычная версия включает 13 историй из китайской редакции книги, историй о каждодневной попытке выжить в условиях лагеря.

Писатель живет в городе Тяньжине, и это — первая его книга, переведенная на английский язык. Переводчик — Вен Хуанг, писатель и журналист, чьи статьи появлялись в Wall Street Journal Asia, Chicago Tribune, Christian Science Monitor и других известных изданиях.

Источник: The Sunday Times

15.10.2009