Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Рождественнский "подарок" для социал-демократов

Саймон Аралов, декабрь 2000, Берлин

В преддверии Рождества в Германии назревает новый шпионский скандал, который вполне может испортить предпраздничное настроение местным социал-демократам. Бйорн Энгхольм - один из виднейших деятелей Социал-Демократической партии Германии (СДПГ) подозревается в былом сотрудничестве с восточно-германской разведслужбой "Штази". Отрывочные сведения об этом уже просочились в подконтрольные Христианско-Демократическому союзу (ХДС) средства массовой информации.

Бьорн Энгхольм (справа) в компании канцлера Герхарда Шредера (в центре)

"ЛУННАЯ СОНАТА" по заказу "ШТАЗИ"

Итак, согласно утверждениям "осведомленных источников" в германской Службе охраны конституции (BundesamtfurVerfassungsschutz - BfV), в 70-80-е годы Бьорн Энгхольм весьма активно сотрудничал со "Штази", а точнее с Главным управлением "А" (HauptverwaltungAufklaerung) этой организации, занимавшимся, как известно, внешней разведкой. Список восточно-германских секретных агентов, которые в начале 90-х годов удалось заполучить ЦРУ (так называемый "Список F-16"), содержит и его псевдоним - "Бетховен". Именно так Энгхольм подписывал свои отчеты, направлявшиеся затем в Восточный Берлин и в Москву.

Сохранившаяся среди документов 2-го отдела Главного управления "А" (Политические партии и общественные организации Западной Германии) личная карточка за номером XV/188/71 содержитточную дату вербовки Бьорна Энгхольма - 24 февраля 1971 года. Спецы отдела присвоили ему тогда статус "IMA" - "Неофициальный сотрудник для специальных заданий". Согласно все тем же источникам в BfV, впервые на Западе об этом стало известно еще в 1994 году, когда бывший офицер восточно-германской разведки, а ныне рядовой житель Ростока, сообщил контрразведчикам о неизвестных дотоле страницах биографии знаменитого социал-демократа. Последующие шесть лет ушли на изучение архивных материалов "Штази", а также на сбор дополнительной информации о контактах Энгхольма с этой службой. И вот теперь, кажется, накопилось достаточно доказательств для публичного обвинения его в шпионаже.

Тайна смерти Уве Баршеля

Сказать, что Бьорн Энгхольм - фигура в Германии известная, значит не сказать ничего. Имя этого человека прочно ассоциируется с одним из самых громких политических скандалов в послевоенной истории страны - с так называемым "Делом Баршеля-Пфайфера". Несмотря на то, что речь идет о событиях тринадцатилетней давности, впечатления от него вовсе не померкли и продолжают будоражить сознание германской общественности по сей день.

Бьорн Энгхольм Дитер Каструп - а таково полное имя нашего героя, - родился 9 ноября 1939 года в немецком городе Любеке, в семье мелкого торговца. Именно здесь, в Любеке, он пережил Вторую мировую войну, получил образование и в 1958 году вступил в ряды Социал-Демократической партии. Отцовский капитал и собственные многочисленные таланты обеспечили довольно быстрое продвижение по партийной лестнице, так что уже в 1969 году 30-летний Энгхольм стал на тот момент самым молодым депутатом Бундестага. Первый министерский пост был получен им 12 лет спустя, когда 21-го января 1981 года канцлер Гельмут Шмидт назначил его минстром по вопросам образования и науки. В 1987 году, в возрасте 48 лет, Энгхольм занимал весьма почетный и влиятельный пост председателя отделения СДПГ в родной земле Шлезвиг-Хольштайн. Для успешного продолжения политической карьеры необходимо было сразиться за звание главы местного совета министров (Ministerpraesident). И в 1987 году "вундеркинд из Киля", поддержанный партийным руководством, решился на этот шаг.

Противником Бьерна Энгхольма по предвыборной кампании стал лидер отделения Христианско-Демократического Союза в земле Шлезвиг-Хольштайн Уве Баршель, на тот момент уже занимавший пост главы местного правительства. Их противостояние завершилось громким политическим скандалом: 12 сентября 1987 года, то есть буквально накануне выборов в Ландтаг, сотрудник канцелярии Баршеля, некто Райнер Пфайфер, дал журналу "Дер Шпигель" совершенно сенсационное интервью. В нем он приписал своему шефу ведение грязной закулисной игры против Энгхольма, подробно описав применяемые им противозаконные методы. Откровения Пфайфера возымели эффект разорвавшейся бомбы. Уже на следующий день ХДС потеряла былое большинство в парламенте земли Шлезвиг-Хольштайн. Однако, это поражение стало лишь началом личной трагедии Баршеля. Безуспешно пытаясь защитить собственные честь и достоинство, на пике старательно раздуваемого политического скандала, он уезжает в бельгийский город Гент, где 11 октября его находят бездыханным в номере местного отделя "BeauRivage".

Споры о том самостоятельно ли Баршель свел счеты с жизнью или же ему "помогли" покинуть наш бренный мир ведутся по сей день. Работа двух следственных комиссий, созданных за прошедшие с момента трагедии 13 лет, не принесла ровным счетом никаких результатов. Официально все попытки докопаться до истины были прекращены решением Государственной прокуратуры ФРГ 8 мая 1998 года. Объемистый, в 250 страниц, заключительный отчет госпрокурора по этому делу содержал убедительнейшую аргументацию в пользу подобного решения. В результате, тома следствия, проведенного по факту смерти Уве Баршеля, были навечно сданы в архив…

С олимпа - в монастырь

Между тем, лишившийся главного противника Бьорн Энгхольм уверенно продолжил борьбу за желанное место премьера земли Шлезвиг-Хольштайн. Наконец, 8 мая 1988 года его усилия увенчались успехом: на состоявшихся повторных выборах социал-демократы наголову разбили своих противников из ХДС, получив 54,8% голосов в Ландтаге. Политическая Фортуна широко улыбалась новому Министр-президенту. И вот уже вскоре импозантный лидер СДПГ из Киля, любимец берлинской богемы, становится председателем фракции своей партии в Бундестаге и одним из наиболее вероятных претендентов на пост бундесканцлера.

Новый скандал прогремел, в буквальном смысле, как гром среди ясного неба. 1-го марта 1993 года член парламентской фракции СДПГ, министр по делам социального обеспечения Гюнтер Йансен объявил в интервью журналу "Штерн" о том, что в 87-м щедро спонсировал "откровения" Пфайфера из "черной" партийной кассы. По словам Йансена, за свое предательство бывший сотрудник Баршеля получил 40 тысяч марок, причем Бьорн Энгхольм был, якобы, прекрасно осведомлен обо всех деталях данной коварной интриги, приведшей к смерти его главного конкурента.

Не выдержав тяжести выдвинутых в его адрес обвинений, 3-го мая того же 1993 года Энгхольм поступил, в принципе, достойно - официально объявил о своей отставке со всех занимаемых им постов, отказе от притязаний на пост канцлера и уходе из большой политики. То был сокрушительный удар для социал-демократов в преддверии намеченных на октябрь 94-го парламентских выборов, поскольку,как предполагалось, именно они должны были стать для кумира СДПГ предпоследней ступенью к вершине политического Олимпа. Однако вместо победных фанфар и лаврового венка победителя Энгхольму достался терновый венец добровольного отшельника в родном Киле.

Опасное меценатство

И все же окончательно порвать все связи с "миром" экс-Министр-президент и экс-председатель СДПГ не смог. За прошедшие с момента его ухода в отставку семь лет он прочно утвердился в репутации щедрого патрона творческой богемы в родном Киле и за его пределами. Так, организуемые им четыре раза в году выставки авангардного искусства в кильской Сант-Петри-Кирхе являются, согласно общему признанию, явлением национального масштаба. В списке лучших друзей Энгхольма числятся сегодня такие известные личности как нобелевский лауреат Гюнтер Грасс и легенда восточно-германского джаза саксофонист Ернст-Людвиг Петровски. Концерты Петровски, наверняка знакомого представителям поколения 60-70-х годов по совместным выступлениям с Манфредом Шульце и Конрадом Бауэром, и поныне собирают огромные аудитории. И неизменным гостем на них является Бьорн Энгхольм.

Не избегают "августейшего затворника" из Киля и первые фигуры германской политики: на его пышно отпразднованном в прошлом году 60-летнем юбилее присутствовали Оскар Лафонтен и Рудольф Шарпинг. Кстати, любопытная деталь: референтом и правой рукой последнего является бывший глава канцелярии и закадычный друг Энгхольма пастор Йорн Тиссен. Таким образом, речь идет о вовсе не теоретической возможности определенного влияния со стороны экс-председателя СДПГ на оборонную политику Германии, а через нее и Европейского Союза. О том сколь влиятельной фигурой является на сегодняшний день Бьорн Энгхольм свидетельствуют и его близкие личные отношения с нынешним бундесканцлером Герхардом Шредером. Не секрет, что Энгхольм принял самое активное участие в "раскручивании" кандидатуры Шредера накануне последних выборов.

Между тем, в последнее время появлялось все больше свидетельств того, что Энгхольм серьезно готовит "сome-back" в большую политику. В германской печати часто публиковались его отдельные высказывания и целые интервью на актуальные темы местной и общеевропейской политики. Особенно резко бывший лидер СДПГ выступал против усиления активности немецких крайне-правых организаций. При этом "осведомленные источники" в Берлине совершенно недвусмысленно намекали на существование конкретной связи между политическими амбициями Бьорна и прекращением официального расследования по факту смерти Уве Баршеля. Как бы то ни было, амбициям этим, судя по всему, так и не суждено будет осуществиться - по

крайней мере не в ближайшее время. Причиной тому - разрастающийся вокруг Энгохльма, подобно рождественскому снежному кому, шпионский скандал.

Тень Гийома 

Вопрос о том кому конкретно выгоден очередной мощный удар по репутации политика из Киля очевидно так и останется открытым в обозримом будущем. Слишком уж многим - от собственных соратников по СДПГ до ярых сторонников европейского объединения в Берлине и Париже (памятно его нашумевшее выступление в 1991 году против подписания Маастрихского договора) - наступил на мозоль этот человек. В настоящий момент важно другое: насколько правдивой является "всплывшая" вдруг информация о его сотрудничестве с разведывательными органами бывшей ГДР?

Дело в том, что рассекреченные на данный момент архивные документы "Штази" содержат, среди прочего,и информацию, проливающую совершенно неожиданный свет на роль этой организации в деле "Баршеля-Пфайфера". Как оказалось, на фоне разразившегося после публикации "откровений" Райнера Пфайфера скандала, специалисты-дезинформаторы из Отдела Х (AbteilungX) Главного управления "А" провели кампанию по дискредитации патрона Баршеля - тогдашнего министра финансов Германии и председателя отделения ХДС в земле Шлезвиг-Хольштайн Герхарда Штольтенберга. 3-го октября 1987 года, то есть за восемь дней до кончины Баршеля, люди Маркуса Вольфа сфабриковали и "запустили" в западногерманскую прессу "письмо Баршеля к Штольтенбергу", содержавшее недвусмысленное свидетельство личного участия министра в грязных махинациях против Энгхольма.

Возникает вполне логичный вопрос: а не являлись ли и скандал, вызванный откровениями Пфайфера, и последовавшая за ним странная смерть Баршеля, этапами одной супер-операции по возведению "Бетховена" - этого восточно-германского "неофициального сотрудника для специальных заданий" на вершину западногерманской пирамиды власти?

Подобное предположение не кажется столь уж фантастическим, учитывая степень проникновения "Штази" в западногерманские политические и властные структуры вообще и в ряды СДПГ в частности. В качестве примеров достаточно привести вербовку Кнута Грендаля (человек из окружения вице-председателя социал-демократической партии Вольфганга Тирзе), Карла Винанда (бывший управляющий делами парламентской фракции СДПГ) и, конечно-же, Гюнтера Гийома (фаворит канцлера Вилли Брандта и один из трех его персональных помощников).

В случае, если информация о сотрудничестве Бьорна Энгхольма с восточно-германской разведкой окажется правдой, новый политический скандал не просто встанет в один ряд с "делом Гийома". Он вполне может явиться катализатором серьезного внутреннего кризиса в правящей СДПГ и даже бросить тень на бундесканцлера Герхарда Шредера, до недавнего времени

весьма тесно общавшегося с Энгхольмом. Знал ли Шредер о наличии столь серьезного компромата на своего знаменитого соратника по партии? И если знал, то почему молчал? И не этим ли странным молчанием главы государства объясняется нынешний "слив" на Энгхольма в прессу? К каким результатам может привести попытка найти ответ на эти и многие другие, порожденные "Делом Nr.XV/188/71" вопросы, пускай подскажет воображение читателя. Очевидно, именно на игру воображения германской общественности и рассчитывали силы, выпустившие на волю джинна под псевдонимом "Бетховен".

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->