Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Одиночка

  


Блич в здании суда

Британский агент пишет нам из индийской тюрьмы

Ирина Бороган / Совместный проект "Версии" и "Агентуры.Ру" 09.06.2003 /

Британский гражданин Питер Блич - один из тех немногих людей, кто точно знает, что он будет делать завтра, послезавтра и даже через год. Блич приговорен всю оставшуюся жизнь гнить в вонючей одиночке президентской тюрьмы в Калькутте. (Подробно о деле Блича я писала в N 10 "Версии" (от 17 - 23 марта этого года.)

Индусы признали его врагом государства, пресса называет агентом МИ-6, которого бросили хозяева после провала задания. Три года назад, после того как помиловали его подельников - пятерых русских летчиков, он остался совершенно один. Восемь лет Блич не видел своих близких.

Некоторые утверждают, что из каждой ситуации есть выход. Бежать из спецблока президентской тюрьмы в Калькутте невозможно: много десятилетий назад ее возвели колонизаторы-британцы специально для индийских борцов за свободу. Тюрьма предназначена для государственных преступников, и режим здесь строжайший.

В знаменитом фильме "Скала" шпион МИ-6, которого играет Шон Коннери, брошенный британской разведкой, просидел в тюрьме 30 лет, но так и не сдался. В камере Коннери хранил Шекспира и "Искусство войны" Сунь-Цзы, в одиночке Блича - "Война и мир" Толстого.

О том, как удается выживать британцу, приговоренному закончить свои дни в индийских застенках, Блич рассказывает сам. На днях я получила письмо из калькуттской тюрьмы, в котором Питер Блич ответил на мои вопросы. 

- Изменились ли условия содержания после того, как российских летчиков отпустили?

- Смотря что вы имеете в виду. Что-то - да, что-то - нет. Конечно, освобождение русских летчиков принесло мне огромное моральное облегчение. Здоровье некоторых членов экипажа было настолько плохим, что освобождение просто спасло им жизнь. Тем более что они были совершенно невиновны. Они оказались в ловушке, и сами этого не поняли.

Со всем уважением к вашей стране, их воспитание в бывшем СССР не так уж много дало им в жизни. Их длительное заключение было совершенно неправильным с моральной точки зрения. Я испытал огромное чувство облегчения, когда они покинули тюрьму, несмотря на то, что я остался один. С другой стороны, я очень скучаю по ним. Хотя я не такой человек, который зависит от других: я и в работе всегда предпочитал быть одиночкой. Думаю, что бороться всегда лучше одному, потому что если я совершу ошибку, от нее пострадаю только я. И это большой плюс.

Конечно, взгляды людей, выросших в Британии, сильно отличаются от мировоззрения тех, кто вырос в СССР. Но я получал от общения с ними огромное удовольствие. И очень сожалею, что наши беседы на самые разные темы закончились. За то время, что были вместе, я очень многое узнал о России и ее людях, и благодарен судьбе за такую возможность. Но самое лучшее в освобождении русских летчиков то, что это дало мне самому совершенно законные основания добиваться собственного освобождения. Поэтому я благодарен Владимиру Путину и Русской православной церкви, которая поначалу была единственной, кто вообще заботился о нас и поддерживал.

А в остальном мои позиции - место, где я сплю, и т.п. - это все осталось прежним. Борьба, конечно же, продолжается, но так было и при русских летчиках. А  условия содержания такие же плохие, как и были.

- Каковы ваши отношения с другими заключенными?

- Здесь все узники делятся на две группы.Большая часть - это бедные и несчастные люди. Уровень их бедности трудно представить человеку, выросшему на Западе и в России. Большинство из них - неплохие люди, которые стали жертвами коррупционной и кастовой системы. Я изучил этих людей довольно хорошо и потратил немало времени на написание петиций в их защиту. Ведь они, как правило; совершенно неграмотны и с трудом могут объясняться по-английски, а судопроизводство в Индии ведется на английском.

Другая часть заключенных, их меньшинство, - это тюремная мафия. Они зарабатывают деньги (и очень неплохие) рэкетом. Под их контролем находится тюремное питание и тому подобные вещи. И если вы хотите получать нормальную еду, вы должны заплатить. Русские летчики и я никогда не платили за еду и оставались голодными длительное время.

Но кое на чем освобождение русских летчиков действительно отразилось, причем отрицательно. Когда они были тут, нас было слишком много и никто не решался атаковать нас. А теперь, когда я остался один, мафия решила, что я - легкая жертва. Но они ошиблись. За эти два года они неоднократно пытались напасть на меня, но у них ничего не вышло, и некоторых я отправил на больничную койку.

Британская армия научила меня бороться, и этот урок я никогда не забуду. Так, конечно, не будет продолжаться вечно, ведь я уже немолодой мужчина (Бличу сейчас 53 года. - Прим. И.Б.), и рано или поздно найдется человек, который окажется сильнее меня. Но пока этого не произошло. Я объявил войну тюремной мафии, но они на самом деле мало что знают о настоящей борьбе.

- Получаете ли вы достаточно еды?

- Еда здесь отвратительная и похожа на грязь. Я не знаю, есть ли индийские рестораны в Москве, но, если они есть, я уверен, что еда в этих ресторанах ничуть не похожа на здешнюю. Я бы не предложил ее даже крысе.

Кроме того, ее совершенно недостаточно. Индусский рацион и так слишком отличается от привычного нам европейского: огромное количество риса, чуть-чуть овощей, а мясо только в исключительных случаях. Для европейца этой еды достаточно лишь для поддержания жизни. Такое количество мяса, которое здесь  выдают на целый день, я раньше съедал за завтраком. Два года назад я заболел туберкулезом, а при таком питании очень трудно поправиться, несмотря даже на лечение. Все дело в том, что еду воруют. Британская парламентская комиссия передает мне продукты ежемесячно, но постоянно возникают проблемы с тюремными властями, которые стараются сделать так, чтобы эти продукты не попали ко мне. Поэтому я постоянно голоден. Очень трудно бороться, когда ты все время хочешь есть.

- Камера, в которой вы содержитесь, и условия отличаются от тех, в которых находятся заключенные-индусы?

- Не очень. Я сплю на полу, так же как и другие. У меня есть стул и стол, которых у других нет. Но за это право мне пришлось долго бороться. У меня есть радио и плеер (только что я слушал новости по ВВС, и сейчас музыка группы Bob Seger & The Silver Bullet Band слышна из магнитофона). Это разрешается иметь всем заключенным. Как и все остальные, я вынужден жить как индус. Это раздражает меня, так как азиаты, которые сидят в британских тюрьмах, имеют право на собственный распорядок дня и образ жизни, соответствующий их культурным представлениям. И если они этого не получают, нас неизменно обвиняют в расизме. Но если иностранец попадает в индийскую тюрьму, ему говорят, что он должен жить как индус и не имеет права даже на уступки в рационе.

- Поддерживаете ли вы контакты с семьей?

- У меня небольшая семья. Только моя мама, которой сейчас 82 года. Недавно она пережила операцию по замене бедренных суставов, и, естественно, в таком состоянии вопрос о ее визите в Индию не стоит. Но я могу отправлять и получать письма.  Кроме мамы, у меня осталась бывшая подруга: я не женат. Конечно, ее жизнь за это время изменилась, и у нее отношения с другим человеком, но каждый месяц я получаю от нее посылки, и она тоже борется за мое освобождение. Но приехать сюда она не может: она больна лейкемией и раком челюсти. Они очень сильно переживают из-за меня, особенно мама. Вся ее семья погибла от бомбежки во время войны, затем умер мой отец, когда я был еще маленьким. И сейчас она даже не надеется, что доживет до того, когда я выйду на свободу. После того как освободили русских летчиков, она отправила прошение президенту Индии о помиловании, но он ей даже не потрудился ответить. И то, что он полностью проигнорировал ее прошение, ранило ее еще больше. В Британии вы можете написать любому высокопоставленному лицу, хоть премьер-министру или королеве, и вы обязательно получите ответ. Но только не от индийского президента: он слишком велик для того, чтобы отвечать обычным людям.

- По вашему мнению, британское правительство сделало все возможное для того, чтобы вас выпустили из тюрьмы?

- Нет. Оно не сделало того, что должно было: пока российский экипаж не помиловали, правительство не предпринимало никаких попыток помочь мне. Только когда Джек Стро (на тот момент - министр внутренних дел Великобритании) посетил Индию через несколько месяцев после освобождения русских, на пресс-конференции его забросали вопросами обо мне. И это заставило британское правительство заняться моим случаем. Но, честно говоря, все попытки проходят с трудом. Даже лидер великой войны (Тони Блэр) обращался к Ваджпаи несколько раз, но безрезультатно.

- На какую правительственную организацию вы работали?

- Я не могу ответить на этот вопрос, я думаю, вы это и сами прекрасно понимаете. И, несомненно, никогда не отвечу на этот вопрос. Могу лишь сказать, что я всегда был связан с армейскими подразделениями. Но если вы надавите на меня, я должен буду сказать, что никогда не работал ни на одну правительственную структуру.

С другой стороны, я уже никогда не вернусь к своей прежней работе, и на самом деле, когда все это произошло, я оказался как бы на пенсии. Я был совершенно счастлив на своей ферме на севере Англии и не очень-то интересовался событиями, происходившими в мире.  

Все, чего я хочу сейчас, - это вернуться к моей частной жизни и забыть об интригах и запутанных деталях моей прежней деятельности. Я мог бы даже жениться и осесть на своей ферме окончательно, раз в два-три месяца выбираясь в лондонский театр или оперу. Но я не могу сделать так, чтобы вы не перепечатывали то, что уже было написано обо мне в прессе.

- Кто в британском правительстве, по вашему мнению, виноват в том, что вы попали в тюрьму? И собираетесь ли вы судиться с тем, кто послал вас на это задание?

- Не было никакого такого задания, как вы его называете. Я добровольно выбрал свою работу, никто меня не заставлял. И риск, который в ней был, - это тоже часть работы. Но я собираюсь подать в суд на тех, кто лгал суду в тот момент, когда я находился под угрозой смертной казни. Это около 8 человек из Спецподразделения британской полиции (British Police Special Branch). Я не знаю, почему они это делали, но очевидно, что за свою жизнь я нажил много врагов. К несчастью для них, они не очень умны. Хоть я и в тюрьме, но я пока жив. И я разберусь с ними. Через суд, конечно.

- Как поступили бы США, если бы их гражданин попал в такую же ситуацию?

- У американцев много недостатков. Но можно только восхищаться тем, как пристально следят они за судьбами своих граждан. Они используют любую возможность вытащить человека как можно быстрее.

В Британии, если вы совершили промах и провалились, вы остаетесь одни. Вспомнить хотя бы случай с Гревилом Винном. Британцы никогда не признавали, что он был не просто бизнесменом, и в результате он провел годы под замком. Лишь в конце его обменяли. (Гревил Винн был связником Пеньковского и был приговорен к 8 годам заключения, через год его обменяли на Гордона Лонсдейла. - Прим. И.Б.). Индусы несколько раз пытались получить от меня признание, что я работал на МИ-6: они мечтали поймать настоящего агента SIS.  

И еще одна причина, по которой я рад освобождению русских летчиков: это дало британскому правительству хороший повод организовать кампанию за мое освобождение, которую они в другом случае не начали бы.  

Суть дела

В декабре 1995 года экипаж самолета Ан-26, принадлежавшего компании "Латавиа", зафрахтованный британской фирмой Carol Air Service, выполнял полет по контракту. На борту находились пятеро членов экипажа: Александр Клишин, Олег Гайдаш, Игорь Москвитин, Игорь Тиммерман и Евгений Антименко, а также заказчик транспортировки груза Ким Дэйви и британский бизнесмен Питер Блич. По контракту самолет должен был перевезти "техническое оборудование". Во время полета Ким Дэйви, угрожая пистолетом экипажу, заставил его изменить курс, а затем парашютировал груз в ящиках в районе Пурулия штата Западная Бенгалия. Члены экипажа ничего не знали о содержимом контейнеров. На самом деле в ящиках была партия автоматов и боеприпасов. На обратном пути, когда самолет приближался к Бомбею, индийский диспетчер неожиданно потребовал совершить посадку. В аэропорту летчики и Блич были задержаны, а Ким Дэйви каким-то образом сбежал.

Суд приговорил всех к пожизненному заключению за заговор против государства, но так и не выяснил, кому же предназначалось оружие. Выдвигались версии, что груз сбрасывался для экстремистской секты Аманда Марч или коммунистическим организациям, но они не подтвердились. Судьбой летчиков, которые имели статус неграждан Латвии, а ранее были гражданами СССР, занялся Международный комитет гуманитарной поддержки летчиков и РПЦ. В 2000 году по просьбе Путина летчиков помиловали. А Питер Блич остался сидеть.

Смотри также на "Агентуре":

 

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->