Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Враги государства

  

Жертвы "Норд-Оста" дошли до Страсбургского суда

Ирина Бороган / Версия 14.07.03 /

После трагедии "Норд-Оста" слишком многие не могут забыть 3-дневный кошмар и просто включиться в повседневность. Это зрители, выжившие, но покалеченные на всю жизнь, и родственники погибших заложников. Официальная пропаганда за эти месяцы постаралась сделать из них алчных циников, желающих нажиться на несчастье. Это неправда: далеко не все из них требуют пресловутого миллиона. Они просто хотят узнать, кто несёт ответственность за смерть их близких. 

Павел Финогенов — член организации помощи жертвам теракта "Норд-Ост". В эту организацию входит более 50 человек: жертвы теракта на Дубровке и родственники погибших. Павел потерял старшего брата Игоря. На днях он направил жалобу на действия российских властей в Европейский суд по правам человека: 

— Для тех, кто потерял своих близких, совершенно очевидно, что контакт с государством не принёс ничего. Нас не знакомят с материалами расследования по теракту, которым занимается прокуратура г. Москвы, по нашим заявлениям не возбуждают уголовных дел. В общем, власть не делает ничего, чтобы дать нам хоть крупицу информации о том, почему погибли наши родные и кто в этом виноват. Поэтому Страсбургский суд для нас единственный выход. 

Мы обратились в Европейский суд по правам человека от лица организации "Норд-Ост" и надеемся, что впоследствии к нам присоединятся другие пострадавшие. Пока в Страсбург направлена предварительная жалоба на то, что во время операции по освобождению заложников было нарушено право на жизнь. Раз государство не имеет эффективных средств для установления причин гибели заложников, мы хотим добиться уголовного наказания виновных в этом через Страсбург. 

Круговая порука

Организация "Норд-Ост" добивается очень простых вещей: расследования причин гибели 129 заложников, а также расследования в отношении тех, кто разрешил применение газа и не обеспечил своевременную медпомощь. 

Пока получить удалось только выписки нескольких экспертиз, и всё. Очевидно, что следствие понимает, что люди заинтересованы в том, чтобы вычислить виновников. Павел говорит: "Прокуратура пытается прикрыть этих людей, хотя очевидно, что ей нет никакого смысла это делать. Но идёт огромное давление со стороны высшей власти, администрации президента на прокуратуру и всех людей, вовлечённых в процесс расследования теракта. Установка — не давать никакой информации. Я, например, подавал заявление по факту мародёрства: у моего погибшего брата пропали дорогие часы, мобильный телефон, деньги и куртка. Мне отказал в возбуждении дела зампрокурора г. Москвы В. Юдин, и даже не предоставили постановление об отказе". 

Газ 

Родственники погибших считают, что решение подать газ было неоправданным. Газ был видимым, и говорить, что с его помощью удалось предотвратить взрыв в зале и усыпить ничего не подозревающих террористов, как это делают спецслужбы, несерьёзно. Прошло как минимум несколько минут, пока газ не начал действовать, о чём свидетельствуют выжившие заложники, за это время террористки-смертницы могли взорвать пояса шахидов. 

Также родственники пытаются выяснить, кто отдал приказ уничтожить всех террористов. Если они уснули, зачем их расстреливать, вместо того чтобы задержать, а потом допросить. Это принесло бы неоценимую помощь в расследовании причин теракта. По мнению членов организации "Норд-Ост", расстрелом всех террористов власть хотела что-то скрыть, а потом все концы спрятали в воду. 

До сих пор близкие погибших заложников не знают, какое именно вещество (фентанил или галотан) вызвало указанные в выводах экспертизы № 190 по уголовному делу  № 229133 дыхательные расстройства, приведшие к отключению сознания и смерти. 

"У меня огромная ненависть к террористам, из-за которых я потерял своего брата, но я ещё больше ненавижу власть, которая лишила меня возможности найти убийц, — говорит Павел. — Власть отказывается общаться с нами точно так, как она поступала с террористами. Не исключено, что именно отказ от общения с террористами спровоцировал последних на то, чтобы использовать девушек-камикадзе в Москве", — считает он. 

Манипуляции с цифрами 

Сразу после штурма мы писали, что погибших на Дубровке вдвое больше, чем сообщали российские власти. Все эти месяцы мы пытались подтвердить наши данные, но официальные лица напрочь отказываются обсуждать эту тему. Сведения о том, что жертв было больше, есть только у самих пострадавших. 

Дмитрий Миловидов, представитель организации помощи жертвам теракта "Норд-Ост":

— Теперь мы уже знаем, что погибших детей (то есть тех, кому меньше 17 лет) было 10 человек, а не 5, как это заявляли официально. До сих пор мы не можем получить официальные списки погибших при штурме, которые нам нужны, чтобы следить за получением помощи, да и просто поддерживать связь. Обращались в Генпрокуратуру, в Комитет социальной защиты правительства Москвы, но ответа так и не получили. Кстати, так как у нас нет данных всех, кто оказался в заложниках, мы не можем отслеживать, сколько людей умерло после "Норд-Оста". Лишь случайно узнали, что несколько человек скончались. 

Редакция благодарит Центр содействия международной защите, который оказывает юридическую поддержку пострадавшим от терактов.

 

Из депутатского запроса Сергея Ковалёва Генеральному прокурору Владимиру Устинову: 

"Даже те немногие документы, с которыми потерпевшим было разрешено ознакомиться (результаты двух судебно-медицинских экспертиз), указывают на необходимость проведения серьёзного расследования в связи с содержащимися в них фактами, свидетельствующими о неправомерных действиях должностных лиц, непосредственно связанных с расследованием событий ДК ОАО "Московский подшипник". 

Так судебно-медицинская экспертиза № 190, проведённая по уголовному делу № 229133 в связи с убийством Финогенова И.А., утверждает, что данные макро- и микроисследований дают основание для вывода о том, что смерть заложника наступила от острой дыхательной и сердечной недостаточности, вызванной опасным для здоровья сочетанием неблагоприятных факторов: тяжёлого длительного психоэмоционального стресса, пониженного содержания кислорода в воздухе помещения, продолжительного вынужденного положения тела, обычно сопровождающегося развитием кислородного голодания организма (гипоксии циркулярного характера), обезвоживания (гиповолемии) в связи с длительным отсутствием приёма воды и пищи, длительного лишения сна, истощающих компенсаторных механизмов, а также дыхательных расстройств, вызванных воздействием неидентифицированного химического вещества.

Согласно этой экспертизе многофакторный характер причин смерти Финогенова И.А. исключает прямую причинно-следственную связь между воздействием на организм потерпевшего применённого газообразного химического вещества и его смертью. Эта связь согласно выводам экспертизы носит опосредованный характер... 

Более того, при определении причины смерти Финогенова И.А. и других заложников следственные органы и эксперты обязаны были также учитывать следующие объективные данные: 

— до применения при захвате здания в 5 часов утра 26.10.02 не идентифицированного экспертизой газообразного химического вещества не было ни одного случая гибели заложников от иных указанных в выводах экспертизы неблагоприятных факторов: стресса, жажды, голода и др.; 

— смерть более 100 заложников наступила в течение короткого времени (2—3 часов) после начала применения спецслужбами газообразного химического вещества; 

— применение спецслужбами газообразного химического вещества привело к потере сознания большинства заложников, более ста из них впоследствии умерли, так и не приходя в сознание; 

— в организме Финогенова И.А. (возможно, и других убитых заложников) обнаружено неидентифицированное химическое вещество, которое вызвало дыхательные расстройства и привело к быстрому выключению сознания, а причиной смерти Финогенова И.А. является, по выводам экспертизы, дыхательная недостаточность. 

Вышеприведённые данные указывают на то, что только газообразное химическое вещество, применённое спецслужбами, и могло быть тем новым фактором, который непосредственно привёл к смерти более 100 заложников".

  

Игорю Финогенову было 32 года. Он служил в Отряде милиции специального назначения (ОМСН) ГУВД Москвы в звании капитана. До пенсии ему оставался один месяц. Пройдя срочную службу во внутренних войсках МВД, Игорь так и остался в спецназе. Он побывал во многих горячих точках: Нагорный Карабах, Цхинвали, Приднестровье, сто раз мог погибнуть. Медаль "За отвагу" Игорь получил в 1993 году, но совсем не за то, что поддержал президента. Находясь на линии огня, он спас жизнь сотруднику милиции, вытащив его буквально из-под колёс БТР. Игорь никогда не пил, не курил, обожал свой "уазик". Увлекался фантастикой, а незадолго до смерти заинтересовался философией и психологией. Игорь имел настолько хорошее здоровье, что ему одному из немногих в отряде разрешали преодолевать загазованность без противогаза.

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->