Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

УФСБ по Республике Адыгея

Руководитель УФСБ - полковник Олег Селезнев, до этого Александр Татько, до него Юрий Анисимов

385000 Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Краснооктябрьская, д.28

  • тел. приемной (87722) 495-29
  • справочный тел. (87722) 217-80 21-770, 21-775, 21-780  (круглосуточно)
  • электронная почта adygfsb@mail.ru (с 9 до 16)

В марте 2009 года Указом Президента РФ Дмитрия Медведева назначен новый начальник УФСБ РФ по Республике Адыгея - полковник Олег Селезнев. Новый руководитель силового ведомства был представлен президентом РА Асланом Тхакушиновым участникам заседания Антитеррористической комиссии Адыгеи. Олег Селезнев ранее занимал пост первого заместителя начальника УФСБ РФ по Краснодарскому краю.

После бесланской трагедии Александр Татько был переведен в УФСБ Северной Осетии. Анисимов возглавлял УФСБ с 5 сентября 2000 года.  Он прибыл из Тульской области, где занимал одну из ведущих должностей в местном УФСБ. Бывший начальник УФСБ по РА Анатолий Петренко назначен начальником УФСБ по Липецкой области.

История начальника отдела по борьбе с терроризмом УФСБ Адыгеи Леонида Михайлюка

Майора Леонида Михайлюка перевели в Республику Адыгея в сентябре 1992 года из Хабаровска. В марте 1993 года Михайлюка назначают начальником только что образованного отдела по борьбе с терроризмом. Судьба у этого офицера очень и очень непростая. Возглавляя отдел по борьбе с терроризмом, Леонид Михайлюк считался одним из самых опытных, дерзких и перспективных работников УФСБ Адыгеи. Но его карьера в республике прервалась при весьма странных обстоятельствах - против чекиста возбудили уголовное дело, обвинили в тяжких преступлениях и арестовали. За короткое время деятельность отдела БТ была полностью парализована, по сути отдел был ликвидирован. Сам же Михайлюк более двух лет находился под следствием, но уголовное дело под грифом "совершенно секретно" до суда так и не дошло - все обвинения с полковника в итоге сняли.

Одной из первых успешных операций отдела БТ, прогремевших на всю Адыгею, стала ликвидация группировки Зелимхана Ципинова по кличке Ибрагим. Под Ибрагимом ходили около двадцати бандитов, которые буквально затерроризировали не только маленькую Адыгею, но и Краснодарский край, Ростовскую область. На счету бандитов было более двадцати убийств. Долгое время за ОПГ Ципинова гонялась вся республиканская милиция. Достаточно сообщить такой факт: Ципинов сорок семь раз уходил из милицейских засад. К розыску и ликвидации группы Ципинова чекисты подключились после того, как распоясавшийся Ибрагим стал угрожать убийством президенту Адыгеи Аслану Джаримову. А это - угроза теракта в отношении первых лиц, или на сленге госбезопасности "сигнал о центральном терроре".

Для работы по Ципинову-Ибрагиму в УФСБ Адыгеи была создана группа из пяти человек, в которую вошел Леонид Михайлюк. Было принято решение внедрить или завербовать человека из близкого окружения главаря. Агентурно-боевая операция длилась более полугода - конспирация у преступников находилась на высочайшем уровне. Вот как происходила встреча Ципинова с одним из сообщников: курьера посадили в машину в центре Майкопа (столицы Адыгеи), полтора часа автомобиль с бандитами кружил по городу, пытаясь выявить за собой возможное скрытое наблюдение. Трижды менялись машины. Встреча с Ибрагимом происходила на середине висячего моста, по обеим сторонам которого несли дежурство вооруженные автоматами боевики. Тем не менее чекисты сумели переиграть преступников. Ибрагима задержали в Саратове. Параллельно взяли соратников бандита - в их числе оказался и племянник руководителя МВД одной из северо-кавказских республик. За эту операцию Михайлюк был награжден орденом "За личное мужество".

Одна из самых сложных операций прошла в мае 1997 года. Чекисты получили информацию о готовящихся массовых беспорядках с участием чеченских боевиков. Для непосредственного руководства мятежом в Майкоп приехал известный боевик Атажахов, причастный к захвату автобуса с заложниками в Лермонтово. Общую координацию акции осуществлял чеченский полевой командир Руслан Гелаев.

 Сложность ситуации была в том, что времени на тщательную разработку у чекистов не было. Работать пришлось, что называется, "с колес". Когда Атажахов вышел из дома, спецподразделение ФСБ "Альфа" провело его молниеносный захват, после чего следственно-оперативная группа направилась в покинутую террористом квартиру. Но там стражей порядка ждал вооруженный сообщник арестованного Атажахова - некий Азамат Тхитлянов. Когда боец "Альфы" открыл дверь, Тхитлянов выпустил в него весь боезапас из автомата Калашникова и швырнул на лестничную клетку гранату Ф-1. Смертельно раненный спецназовец успел накрыть лимонку своим телом, но тем не менее осколками были тяжело ранены еще трое членов опергруппы.
      Бандит тем временем забаррикадировался в квартире, используя в качестве живого щита двух детей - мальчика и девочку четырех и шести лет, привязав их за руки на балконе. К кистям рук Тхитлянов скотчем примотал две гранаты, после чего стал требовать вертолет до Чечни и прямой эфир на телевидении. На переговоры с террористом отправился подполковник Михайлюк. Диалог с бандитом продолжался 12 часов. Однако в напряженном психологическом поединке верх одержал подполковник - он сумел-таки уговорить Тхитлянова отпустить маленьких заложников и сдаться. Сейчас преступник отбывает пожизненное заключение в одной из специальных колоний. Подполковнику Михайлюку вручили орден Мужества.

Рамки статьи не позволяют рассказать даже о малой толике антитеррора. За несколько лет отдел БТ провел 16 спецопераций, отправив за решетку 30 авторитетов криминального мира Северного Кавказа. Коротко упомянем лишь еще одну операцию - когда чекисты умудрились задержать человека, выдававшего себя за близкого родственника президента Адыгеи - некоего Сальбия Джаримова. Этот гражданин промышлял разбоями и долгое время находился в розыске, что, впрочем, не мешало ему свободно раскатывать по республике и общаться с представителями чеченских полевых командиров. Сальбий Джаримов бравировал своими связями во властных и правоохранительных структурах и вообще вел себя крайне вызывающе - в ФСБ поступала информация о том, что Джаримов грозился лично убить подполковника Михайлюка - расстрелять, как собаку, при первой встрече. И такая встреча произошла. Опергруппа под руководством подполковника задержала-таки Джаримова. Причем захват произошел в очень интересном месте. Человека, обвинявшегося в серии тяжких преступлений и состоявшего в розыске, блокировали в одном из кабинетов паспортно-визовой службы МВД Адыгеи, где Сальбий собирался получить заграничный паспорт...

Разумеется, при такой активной жизненной позиции Леонид Михайлюк стал заклятым врагом ряда криминальных авторитетов Адыгеи. Кроме них, недовольство настырным подполковником стали высказывать и отдельные представители прокуратуры и милиции, имевшие свои отношения с авторитетными гражданами. Основными действующими лицами, своего рода мотором по устранению Михайлюка и его подчиненных, стали трое бизнесменов с криминальным уклоном: Аслан Панеш, Шамиль Туркав и Адам Богус. Вся троица неоднократно попадала в поле зрения отдела по борьбе с терроризмом. Не последнюю роль во всей этой истории сыграл и золотопромышленник из Красноярского края Хазрет Совмен, ныне - президент Адыгеи. Маленький штрих к портрету президента - в 1986 году гражданин Совмен был осужден Магаданским судом к 9 годам лишения свободы за взятки.

Кампания по ликвидации отдела БТ стартовала в начале 1999 года. В феврале заинтересованные лица предприняли попытку договориться с Михайлюком.

Ему позвонил один из бизнесменов и предложил обсудить "ряд серьезных моментов". На встрече посредник прямо заявил: если они договариваются и отдел БТ не трогает определенных бизнесменов, у оперов будет все - квартиры, машины, деньги, сотовые телефоны и прочие блага цивилизации. Если нет - то Михайлюка из Адыгеи "уберут". Неважно, каким способом, но служить он в республике не будет.

Подполковник послал парламентера подальше. И война была объявлена. Все началось с заказных публикаций в средствах массовой информации.
В чем только Михайлюка не обвиняли! Одно из не самых сильных обвинений заключалось, например, в том, что чекист лично вводил в вену задержанному бандиту вирус гепатита! Потом подполковнику приписали организацию собственной банды киллеров. Затем - пост криминального смотрящего по Адыгее, контроль над общаком, взятки по 150 тысяч долларов в месяц.

Параллельно в УФСБ Адыгеи пошла тревожная информация от агентуры - решается вопрос о физическом уничтожении начальника отдела по борьбе с терроризмом. Ищут исполнителя, объявлен гонорар за меткий выстрел - 100 тысяч долларов.

      В марте 1999 года дело приняло крайне серьезный оборот - неизвестные преступники расстреляли одного из агентов Михайлюка - известную фигуру в криминальных кругах Адыгеи. Среди негласных источников чекиста, согласованных с непосредственным начальником, были весьма известные спортсмены, ранее занимавшиеся криминальным бизнесом. Подполковник сумел увести их от криминала и использовать их влияние, не допуская кровавых разборок в республике. Один из агентов, выполняя задание подполковника, сумел проникнуть на учебную базу подготовки террористов ныне покойного полевого командира Хаттаба и вывести обратно в республику адыгейских добровольцев, собиравшихся воевать на стороне сепаратистов. За это агент подполковника был награжден орденом Мужества...

Весной 1999 года подполковник Михайлюк установил, с разрешения своего руководства, так называемый ложный оперативный контакт (ЛОК) с неким Муратом Мугу. Мугу в свое время задерживался по постановлению прокуратуры - по подозрению в совершении нескольких заказных убийств. ФСБ располагала данными о его тесной связи с группой товарищей, развивших бурную деятельность по устранению Михайлюка и разгону возглавляемого им отдела по борьбе с терроризмом. Не случайно установленный с Мугу контакт был именно ложным. Проще говоря, Мугу считал, что передаваемая им информация принимается на веру, что он считается ценным кадром в агентурной сети. На самом деле целью контрразведчика являлось получение информации о возможных угрозах для отдела БТ и для него лично.

О своей связи с чекистами Мугу проинформировал уже упоминавшихся выше Панеша и Туркава. Те подключили к разработке операции против Михайлюка коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. На встречи с чекистом Мугу стал приходить с микродиктофоном. Для затеянной провокации заказчикам требовалось получить голос подполковника, чтобы на основе фрагментов голоса Михайлюка произвести монтаж разговора. В результате на свет родилась аудиокассета, на которой подполковник ФСБ заказывает Мугу убийство все тех же бизнесменов - Панеша, Туркава, Богуса.

За одну ночь аудиокассета со смонтированным разговором была растиражирована. По республике разлетелись более 700 копий! Самое интересное, что помимо дискредитации чекиста заинтересованные лица еще и делали деньги на этой провокации. Часть кассет поступила в продажу - любой желающий мог приобрести запись на рынке за 10 рублей. Про кровавые преступления Михайлюка в рекордно короткие сроки отпечатали художественную книгу под названием "Южный крест", про оргии в подземном спецбункере, где Михайлюк пировал после каждого убийства.

После подготовки общественного мнения события стали развиваться стремительно, по совершенно дикому сценарию. В один день, по заявлению одного и того же лица, в отношении Михайлюка возбуждают два уголовных дела. Одно в Москве, куда отправили смонтированную пленку, второе - в Адыгее. Как один и тот же заявитель сумел оказаться одновременно в двух местах? В эти тонкости никто не вникал. Подполковника Михайлюка, на тот момент занимавшего должность заместителя начальника УФСБ Адыгеи, немедленно объявляют в розыск. На квартирах его подчиненных проводятся обыски. В Майкопе проходят "стихийные" митинги, куда участников подвозят на автобусах, а ораторам, клеймящим "гада Михайлюка", выплачивают по сто долларов за речь. Интересны требования этих "стихийных" волн народного гнева: "Приостановить деятельность отдела по борьбе с терроризмом УФСБ по Республике Адыгея, расформировать ныне действующий его состав и набрать новые кадры".

"Государственному совету-Хасе Республики Адыгея включить в повестку и рассмотреть вопрос об участии УФСБ Адыгеи, лично заместителя начальника этого управления Л. В. Михайлюка в совершении заказных убийств и подготовке убийств ряда предпринимателей".

 Сам Леонид Владимирович в это время находился в отпуске, отдыхал вместе с семьей в Ростовской области.

13 июля подполковник явился по вызову в военную прокуратуру Северо-Кавказского военного округа, которая взяла к производству уголовное дело по "факту приготовления Михайлюком заказных убийств". Причем заказывал Михайлюк убийства "с целью сокрытия ранее совершенных им преступлений". Каких именно - неизвестно. Просто есть мнение, что чекист ранее какие-то злодеяния совершал, и все! Еще раз уточним - единственным основанием для возбуждения уголовного дела и объявления Михайлюка в розыск был даже не оригинал аудиозаписи, а копия кассеты с весьма странным диалогом. Тем не менее военная прокуратура с ходу арестовывает офицера-орденоносца. Он сутки проводит в одиночной камере следственного изолятора. На следующий день, правда, меру пресечения меняют на залог. 25 тысяч рублей залога за своего сотрудника вносит Федеральная служба безопасности.
      По распоряжению директора ФСБ Владимира Путина в Адыгею приезжает комиссия ФСБ РФ. После тщательной проверки она дает заключение: Михайлюк никаких преступлений не совершал и никаких убийств не готовил. Военная прокуратура считает иначе. 28 декабря 1999 года Михайлюка вызывают на допрос и помимо подготовки убийств предъявляют новые обвинения - получение взяток, злоупотребления служебным положением. Новые эпизоды рождаются из показаний все того же бизнесмена Панеша.

Следователь ГВП вновь давит на подполковника: признайся хоть в чем-нибудь и поедешь встречать Новый год домой. Чекист посылает следователя по известному адресу и в наручниках отправляется в следственный изолятор. В СИЗО офицера спецслужбы сажают в камеру, где сидят 20 человек, поголовно осужденные за убийства. Потом выясняется ошибка - нельзя сажать сотрудников органов к уголовникам. Михайлюка переводят в другую камеру - для бывших сотрудников. Там он проводит 23 дня.

Суд изменил меру пресечения Михайлюку буквально за сутки до этапирования из Ростова в адыгейский изолятор. Позже в ФСБ стало известно - начальника отдела БТ должны были убрать в камере. Один из заказчиков расправы над офицером лицемерно заявлял: Михайлюк умрет в камере от позора.

Вскоре у следствия появляется новый козырь. В бывшем гараже Михайлюка проводят обыск и находят числящуюся в угоне автомашину БМВ и два автомата Калашникова. Мгновенно проводят экспертизу, пытаясь найти на авто и стволах отпечатки пальцев подполковника или его подчиненных. И находят. В БМВ - отпечаток ладони гражданина Мугу, а на автомате - отпечаток пальца... следователя районной прокуратуры Адыгеи!

На допросах подполковника и на очных ставках разыгрывается театр абсурда. Офицера подозревают в том, что он заставил родственников гражданина П. собрать 100 миллионов рублей, закупить на них оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, которые они сложили на хуторе Красном, где Михайлюком они были изъяты, а руководству было доложено, что это результат его оперативной деятельности. В качестве подношений чекист якобы принял стиральную машину, кухонный гарнитур и мешки со строительным песком.

Сроки следствия военная прокуратура продляет. Но нет у следователей никаких улик против подполковника - кроме голословных обвинений, не подкрепленных никакими доказательствами. То же самое происходит и с аудиокассетой, на которой записан диалог Михайлюка и Мугу. Для проведения экспертизы о подлинности пленки нужен оригинал кассеты и аппаратура, на которой производилась запись. Леонид Владимирович устал требовать - пусть Мугу или "заказанные" бизнесмены выдадут следствию подлинник записи и диктофон. Мугу мычал что-то невнятное и выдавать требуемое наотрез отказывался.

В общем, все обвинители подполковника несли на допросах какой-то бред, путались в показаниях и не могли назвать никаких свидетелей. Но следствие, тем не менее, продолжалось. Хотя всем становилось ясно - ничего навесить на чекиста не удастся. Понимали это и Мугу, и его хозяева. Мугу стал откровенно нервничать. Психические переживания бандита оборвала автоматная очередь. Несмотря на то, что свидетеля охранял милицейский спецназ.

Но военная прокуратура упорно не передавала дело в суд. Чекист апеллирует к главному военному прокурору России:

"Уже почти тридцать месяцев идет со стороны Главной военной прокуратуры самое настоящее издевательство над сотрудниками ФСБ, членами их семей, и никто из руководства Вашего ведомства, в том числе и Вы, не желает положить этому конец. Я прошу Вас лишь об одном - если следствие считает нас виновными, мы готовы отвечать перед судом, но прекратите это бессмысленное, позорящее прежде всего органы военной прокуратуры искусственное продление сроков следствия. Мне также известно, что лидерами криминальных структур Адыгеи поставлена задача ликвидировать отдел БТ УФСБ Республики Адыгея, что, к сожалению, исполнено руками Главной военной прокуратуры".

После тридцатимесячного следствия военные прокуроры выяснили - "вмененные Михайлюку взятки основаны лишь на показаниях недовольных его служебной деятельностью граждан. Не установлено также, какие именно преступления намеревался скрыть Михайлюк, готовя убийства Панеша, Туркава и других. В то же время материалами дела установлено, что в 1996 году Панеш, в интересах которого Мугу записывал разговор с Михайлюком, был причастен к приобретению оружия и взрывчатых веществ".

Уголовное дело против Михайлюка и его коллег прекратили только в конце 2001 года - из-за отсутствия событий и состава преступления.

Итак, офицер оправдан, все эти дикие обвинения с него и с его подчиненных сняты. Но цели своей криминалитет Адыгеи достиг. Из 14 оперативников, работавших в отделе по борьбе с терроризмом УФСБ Адыгеи, 11 Адыгею покинули - кто-то уволился из ФСБ, кто-то, как Леонид Владимирович, продолжает нести службу в других регионах России. / Источник: Звезда-online 04 июня 2002 г. /

Михайлюк был переведен в УФСБ по Пермской области

Источники:

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->