Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Не таись, бредя во тьме!

Cпецслужбы обеих Корей работают согласно национальному характеру

Андрей СОЛДАТОВ, Известия, 21.09.00

Одной из сенсаций открытия Олимпиады стало совместное шествие команд  Северной и Южной Корей. До этого был июньская встреча в Пхеньяне руководителей  двух Корей, когда оба Кима говорили об объединении двух стран, потом - решение  восстановить железную дорогу между Севером и Югом. Воссоединение вроде бы  стало чуть более реальным, чем раньше. Интересно, что же будет со спецслужбами двух бывших заклятых врагов. Ведь абсолютно ясно, что секретные ведомства северян и южан не останутся в своем нынешнем состоянии. Слишком ожесточенно они друг с другом боролись, пользуясь при этом слишком похожими методами.

Изначально спецслужбы обеих Корей строились по общему для стран-сателлитов стандарту - под диктовку "большого брата". С таким же старанием как ранее все  страны соцлагеря копировали КГБ СССР, а в Прибалтике сейчас перенимают опыт спецслужб США. Обе Кореи не были исключением. До середины 50-х северяне были клонами советской системы, южане - американской. Даже сейчас названия соответствующих ведомств обеих стран носят на себе следы подражания "старшим товарищам" - Министерство охраны государства КНДР (что-то знакомое, не так ли?), и до недавнего времени Корейское центральное разведывательное управление (КЦРУ) республики Корея.

Контрразведка

О структуре главной спецслужбы Северной Кореи - Министерстве охраны государства (МОГ) - известно крайне мало. По нашим данным, в состав его центрального аппарата входят 16 отделов (кук) и 4 управления (чхо). Контроль над населением МОГ осуществляет вместе с Министерством общественной безопасности (МОБ), которому подчиняется обычная полиция. Вполне советская система. Однако она никогда не стала бы столь эффективной, если бы не национальное блюдо корейской контрразведки - система круговой поруки "инминбан". Все население страны разделено на так называемые народные группы "инминбан", в которые объединяются по месту жительства от двадцати до пятидесяти семей. Во главе каждой группы стоит чиновник, который несёт ответственность за все, что происходит с членами его подведомственной "народной группы". Фактически это аналог китайской системы доносов "У Ши Бай" (пятерка, десятка, сотня), когда старший пятерки "стучит" на членов своей семьи, соседей.

Но это тоталитарная родина идей Чучхе. Другое дело прозападная Южная Корея. Между тем, по свидетельству очевидцев, в Сеуле сегодня над каждой дверью каждого вагона метро, на каждой телефонной будке висят маленькие плакатики, напоминающие о присутствии "шпионов и коммунистов". На плакате указан телефон "113" (приемная Национальной службы разведки НСР - главной южнокорейской спецслужбы). Объявления аналогичного содержания идут через 5-6 остановок метро по трансляции. За пределами Сеула на всех перекрестках установлены металлические щиты с аналогичным содержанием и телефоном "113". Вот наиболее распространенный пример текста, обращенный к северокорейским агентам: "Не таись, бредя во тьме! Сдавайся властям! Телефон 113". А вот текст к тем, кто может что-то знать о шпионах: "Засомневался - посмотри еще раз! Убедился - доноси! Телефон 113".

Кроме того, каждый год, по данным Северокорейского Института по делам объединения родины, увеличивается число попавших  за решетку на основании печально известного у южан Закона о государственной безопасности, предусматривающего серьезные наказания за несанкционированные контакты с КНДР или высказывание одобрения северокорейской политике. А в июле 2000 года, несмотря на все декларации о потеплении отношений, в НСР была введена должность "третьего заместителя" по Северной Корее…

Внешняя разведка

Как Южная, так и Северная Кореи исповедуют один принцип внешней разведки. Все страны рассматриваются с точки зрения противостояния ближайшему соседу и размера местной корейской диаспоры. Кроме того, обе страны не забывают о контроле над  своими "старшими братьями":  в США с завидной периодичностью ловят южнокорейских шпионов. К примеру, в 1996 году в шпионаже на Южную Корею был обвинен сотрудник ВМС США Роберт Ким. В результате такой стратегии в список важнейших объектов разведдеятельности обеих стран попала Россия. По мнению наших экспертов, прежде всего потому, что в России, как и в Китае есть  значительные диаспоры как северян и южан, так и местных корейцев.

Впервые спецслужбы Северной Кореи появились в конце 50-х. До этого КНДР находилось под полным советским контролем. Вначале северных корейцев интересовали только свои студенты в СССР, которые могли заразиться идеями хрущевской "оттепели". В середине пятидесятых около десятка таких студентов отказались возвращаться в КНДР, запросив политического убежища в СССР. В 1959-1958 гг. северяне пытались похитить "отщепенцев", но не слишком успешно. Первый похищенный бежал, выпрыгнув из окна посольства. Вторая операция,  в ноябре 1959, прошла удачно: среди бела дня был похищен студент Московской консерватории.

 Кроме того, северяне активно занимались в СССР и других странах соцлагеря промышленным шпионажем. Прежде всего воровством военных технологий. В начале 80-х из Чехословакии был выслан военный атташе Северной Кореи, который  нелегально добыл танково-артиллерийскую оптику. А  в 80-х ходили слухи о проникновениях северокорейцев на советские объекты горнодобывающей промышленности. Наши источники в ФСБ утверждают, что сейчас спецслужбы северян не брезгуют в России и откровенным криминалом. Например сбытом фальшивых долларов, торговля слоновьей костью (около года назад таможенники перехватили большую партию в Шереметьево) и т.д. Посольские сотрудники и в прежние времена потихоньку сбывали женьшень и прочие дефициты, а после 1988-89 и вовсе развернулись: наркотики к нам, панты (рога оленей), желчные пузыри медведей и члены моржей от нас.

Разведка Южной Кореи пришла к нам позднее северных соседей. Хотя еще в 60-х в КЦРУ был русский отдел, всерьез южане появились в России около 1989 г., после открытия торгпредства. Кстати, именно там, по нашим данным,  впервые был замечен Чо Сон У, офицер КЦРУ, ночью 4 июля 1998 года задержанный российской контрразведкой после встречи с сотрудником МИД Валентином Моисеевым. В России южан прежде всего интересуют северяне. Дело в том, что здесь проще осуществлять вербовку, чем в стране идей Чучхе.  Поэтому значительная часть операций проходит на Дальнем Востоке, где в основном и сосредоточены северяне. Кстати, возможно, убийство в 1996 году дипломата Южной Кореи во Владивостоке - отзвук борьбы разведок двух стран на Дальнем Востоке. Напомним, что 1 октября в подъезде своего дома был убит консул генконсульства Цой Дон Гын, по неофициальным данным, он курировал в консульстве вопросы безопасности и дела, связанные с Северной Кореей…

Сложно судить, как сложится судьба спецслужб обеих Корей после прогнозируемого  воссоединения. Однако ясно, что в столь щепитильной области корейцы не потерпят  внешнего вмешательства. Наши источники в СВР утверждают, что в отличие от СССР, где в годы конфронтации с США выходило великое множество разоблачительных книг о ЦРУ и  ФБР, а в США - о КГБ, южнокорейские власти крайне неохотно делятся с публикой информацией о северокорейских спецслужбах. Это вообще характерно для Южной Кореи, в которой исследования по ряду аспектов истории и современной жизни северокорейского общества находятся фактически под негласным запретом. Наши эксперты не сомневаются, что это замалчивание отражает вполне определенную политическую линию Сеула.

Спецслужбы Южной Кореи

Главной спецслужбой ЮК является Национальная служба разведки (НСР), бывшее  КЦРУ (Корейское центральное разведывательное управление). Генеральный директор - Лим Дон-Вон. Основная задача КЦРУ - борьба с северокорейской агентурой. По данным на 1995 год,

примерно 50% бюджета уходит на борьбу с внутренним врагом и контрразведку, а 50% - на врага внешнего. С середины 90-х роль южнокорейских спецслужб в политической жизни страны постоянно снижается. В 1994 году правительство подписало с оппозицией в  Национальной Ассамблее пакт о политическом нейтралитете Агентства планирования  национальной безопасности (АПНБ) - так с 1981 года нызывалось КЦРУ. В марте 1998 года  президент Южной Кореи Ким До Джун, сильно пострадавший от действий КЦРУ, затеял скандал с арестом бывших и действующих сотрудников спецслужб с целью уменьшения влияния спецслужб. В 1999 году АПНБ было переименовано в Национальную службу разведки. Главный партнер южнокорейских спецслужб - американцы, но партнер в какой-то степени вынужденный. В первую очередь из-за своей технической отсталости в области радиоэлектронной разведки. Один из главных совместных комплексов радиоэлектронной разведки Южной Кореи и США расположен в Осане. Недавно он был модернизирован.

Смотри также: