ФСБ регулярно снабжает своими материалами Владимира Путина – от аналитических сводок по социально-политическому положению до деталей конкретных операций, которые уходят президенту из Управления делами ФСБ (УД ФСБ) с грифом «Совершенно Секретно. Только лично. Президенту Российской Федерации Путину В.В.».

В законе “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” (1995 г.) первая функция, которая возложена на Службу (п. “а” ст. 12) – «информировать президента и председателя правительства России и по их поручению федеральные органы государственной власти, а также органы государственной власти субъектов РФ об угрозах безопасности Российской Федерации».

Это очень давняя советская традиция – органам госбезопасности практически с первого дня существования коммунистического режима было поручено информировать Кремль о положении в стране.

Создание системы информирования в ВЧК-ОГПУ

Уже с момента организации ВЧК в число трех основных отделов комиссии был включен информационный с задачами сбора политической и оперативной информации. В информационный отдел поступали отчеты о деятельности чрезвычайной комиссии, копии протоколов заседаний ЧК, допросов, характерных «контрреволюционных документов», подпольные агитационные листки, газеты, журналы. 

С 1 декабря 1918 г. приказом ВЧК предусматривалось, что уездные ЧК направляют вышестоящим органам сведения о «контрреволюционной агитации кулаков, попов и прочих белогвардейцев, пристроившихся в деревнях». Сведения из уездов должны были поступать в губернские органы каждые две недели, из губерний в ВЧК — ежемесячно.

Через полгода, в июне 1919 г. на Третьей Всероссийской конференции ЧК сбор информации было предложено возложить на Секретный отдел и секретно-оперативные отделы губчека. В приказе ВЧК от 3 июня 1919 г. говорилось: «Все поступающие в стол информации и связи сведения систематизируются и делятся на достоверные и недостоверные, разрабатываются им в краткие и ясные сводки, который заведующим секретно-оперативным отделом пересылаются еженедельно в Секретный отдел ВЧК».

ВЧК подготовила «Руководство губернским ЧК для составления сводок». В преамбуле указывалось: Приведенный в порядок, присланный из провинции материал, подвергнется научной обработке, путем которой будут установлены постоянно действующие условия развития того или иного явления, частая повторяемость явлений, зависимость одних явлений от других, словом, предложено сделать такой анализ статистических данных и сведений, который бы дал возможность прийти к справедливым выводам». Далее в «Руководстве …» предлагался ряд вопросов: «Точные данные по вопросам политическим, военным, продовольственным, транспортным, экономическим».

ВЧК также разработала схемы двух видов сводок. Сводка «А» отражала политико-экономические и военное состояние губерний и предполагала возможно большее описание конкретных фактов и событий. Сводка «Б» предназначалась для информировании ВЧК о повседневной работе ЧК. Сюда включались сведения о личном составе ЧК, статистических сведениях по видам контрреволюционных преступлений, количестве арестованных и осужденных по приговорам ЧК и трибуналов.

Масштабный кризис 1921 года, на который пришлись Тамбовское и Кронштадтское восстания против советской власти и коммунистов, а также голод, заставил Политбюро поручить ВЧК начать информирование руководства страны относительно реального положения в стране.

Уже 14 января 1921 г. в ВЧК создается секретно-оперативное управление, информационный отдел которого занимался организацией информационной работы по освещению политического и экономического положения страны. Такая же функция осталась за этим подразделением и после реорганизации ВЧК в ГПУ. Информационный отдел обрабатывал и систематизировал материалы, получаемые с мест в виде сводок о политическом и экономическом положении страны, и на их основе составлял обобщенные информационные сводки.

16 марта 1921 г. Ф.Э. Дзержинский запросил у В.Р. Менжинского справку о постановке дела государственной информации ВЧК. К тому времени ВЧК ежедневно поставляла информационные сводки об оперативной обстановке в стране. Сводки рассылались в несколько адресов: ЦК РКП(б), Совнарком, Наркомвоен и другие заинтересованные ведомства. Председателя ВЧК интересовал источник информации (губчека, губком, губисполком), техника передачи информации, система редактирования и руководства информацией, ее подчиненность, функционирование аппарата «для оперативных выводов из информации и наблюдения за выполнением».

17 марта 1921 г. вышел в свет циркуляр ВЦИК и ЦК РКП (б) о госинформации, в котором предусматривалось создание троек по государственной информации в составе представителей губкома, губисполкома и губчека. В этот орган должны были собираться сведения, полученные в губисполкоме, губпрофсовете, губкоме, губвоенкомате, чрезвычайных комиссиях и оформляться в виде документов-сводок.

19 апреля 1921 г. ВЧК распорядилась сформировать на местах аппараты государственных информационных троек. Заместитель председателя ВЧК И. Уншлихт подписал 12 мая 1921 г. приказ No132 «О порядке составления госинформсводки», согласно которому всем губчека и особым отделам предписывалось с помощью информационных аппаратов гражданских и военных учреждений в официальном порядке сообщать сведения о политической ситуации в губернии. Указанные ведомства должны были раз в три дня сообщать губчека такого рода сведения, которые обрабатывались в ЧК, а затем коротко, телеграфно передавались в ВЧК.

Ленин в письме к Ф. Дзержинскому от 3 декабря 1921 г. просил составить списки «надежных товарищей с хорошим стажем из членов исполкома, губчека и т.д. по 1-2 на губернию». Только в 1921 г. на имя В.Ленина было направлено информационных материалов объемом в 115 тыс. страниц.

ВЧК подготовила «Инструкцию по госинформации», подписанную И. Уншлихтом 14 сентября 1921 г. Она закрепляла состав «тройки» (заведующий информацией губЧК, по одному представителю от советских и партийного органа на общественных началах). Члены «тройки» должны были разделить между собой потоки информации. За их правильность они отвечали персонально.

Система государственной информации постоянно совершенствовалась. Уже 7 февраля 1922 г. заместитель председателя ВЧК И. Уншлихт подписал новую инструкцию Информационного отдела ВЧК о государственной информации и перечне вопросов, которые подлежали освещению в сводках.

С реорганизацией ВЧК в ГПУ политбюро ЦК РКП(б) на заседании 23 января 1922 г. приняло особое постановление: «Центр деятельности ГПУ должен быть сосредоточен в постановке дела осведомления внутренней информации и изучения всех контрреволюционных и антисоветских деяний во всех областях». В соответствии с этим решением 24 июля 1922 г. появился циркуляр НКВД и ГПУ о сосредоточении политико-экономической информации в органах ГПУ.

Ведение секретной отчетности возлагалось исключительно на органы ГПУ. Госинформстройки ежемесячно должны были освещать: «Организован ли контроль за исполнением действий и распоряжений правительства и местных властей, результаты контроля, а также предание суду нарушителей, развитие преступности в связи с НЭПОМ».

Госсводки шли под грифом «Совершенно секретно», «Лично», имели свой номер; секретарю губкома — с обязательной сопроводительной запиской, где указывалось, что сводка направляется для сведения. Периодичность составления госсводок 1 — 2 дня, объем 1 — 2 печатные страницы. В левом верхнем углу отмечалось, что сводка идет по линии государственной информации.

Таким образом, к 1922 г. формально завершилось формирование системы государственной информации, главным поставщиком которой должны были быть органы госбезопасности.

Документы информподразделений госбезопасности направлялись по списку заинтересованным лицам, но прежде всего, партийному и советскому руководству. До 1923 г. сводки, бюллетени, доклады чекистских органов находились в постоянном распоряжении партийных и советских инстанций.

С 1923 г. материалы должны были возвращаться адресатами в ГПУ. Губернские и окружные отделы ГПУ неоднократно обращались в губкомы КП(б)У: «Нами Вам ежемесячно направляются политобзоры, которые являются исчерпывающими. Вместе с тем, просим возвращать все ранее присланные Вам доклады и сводки, которые согласно указанию центра, после их использования Вами, должны находиться только у нас».

В конце 1925 — начале 1926 г. ЦК ВКП(б) были приняты меры к ужесточению порядка использования и хранения секретных документов ГПУ — ОГПУ. В числе прочих мероприятий указывалось: «Впредь по использовании аккуратно возвращать в ГПУ их обзоры и сводки не позднее 1,5 месяцев со дня получения».

Установлен был следующий порядок использования материалов: при поступлении в окружной комитет партии их принимал заведующий общим отделом и направлял через секретный журнал заведующему информационным подотделом под его личную расписку. Последний информировал заведующего оргинстром и секретаря окружкома о наиболее важных моментах, установленных ГПУ.

Видимо, конспирация в данном случае диктовалась политическими мотивами.

Все сводки имели гриф «Секретно» или «Совершенно секретно», соответствующий номер, составлялись в определенном порядке, рассылались по списку, подписывались начальниками подразделений и руководством местных чекистских органов.

К 1925 г. сводки стали именоваться «политико-экономическими обзорами».

В 30-е годы эта информативная служба охватила всю страну.  ИНФО готовил сводки для высшего руководства страны.

Сталин получал первый номер, Троцкий, потом Склянский — второй номер, Каменев –третий номер, четвертый номер получал Молотов. Ворошилов получал тридцатый номер. По данным Александра Сахарова, всего было около сорока экземпляров.

Количество сводок по специальным поводам постоянно росло. Так, для Сталина даже регулярно готовили «Сводку важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД», в которой приводились краткие данные по делам арестованных и конспективно излагались их показания.

Структурные подразделения ОГПУ-НКВД, готовившие сводки

  • Информационный отдел ИНФО ОГПУ (входил в состав СОУ (Секретно-оперативного управления ОГПУ) – руководители: Ашмарин В.Ф. (до революции – секретарь издательства московских символистов «Мусагет»), потом Прокофьев Г.Е.

Согласно приказу № 14/228 от 5.12.1922 года ИНФО состоял из трех отделений:

  • госинформации,
  • секретной информации и
  • иностранной информации.

Из докладной записки начальника ИНФО Прокофьева «О работе отдела на 1 июня 1924 г.» понятно, что в Отделе существовал штат референтов, занимавшихся обработкой материалов и подготовкой в том числе обзоров о политэкономическом состоянии СССР. Кроме того, в ИНФО существовал штат инспекторов, основной функцией которых являлась проверка информационной деятельности губотделов на местах.

По причине параллелизма в работе, приказом АОУ ОГПУ № 252 от 4.11.1925 года Отдел политконтроля и ИНФО были объединены в один отдел:

  • Отдел информации и политконтроля (ИНФО и ПК) – руководитель Прокофьев

На 1929 г. Отдел информации и политконтроля ОГПУ состоял из 8 отделений и насчитывал 95 сотрудников.

  • В 1931 году ИНФО и ПК влился в Секретно-политический отдел (СПО)

Начиная с 1931 года, с объединением ИНФО и Секретного отдела в единый СПО информацию о политическом положении в стране слал в ЦК – СПО, а также и другие отделы по своим линиям работы, в том числе ИНО (разведка).

Информирование о события в мире

Сводки ИНО ОГПУ рассылались строго ограниченному кругу лиц по списку с пометкой «Только для информации, не для прессы». Документы фиксировали различные сведения о событиях в Советской России, добываемые разведкой за рубежом. 

Сводки готовила служба ИНФО ИНО ОГПУ. Активно работая в 20-х годах и начале 30-х, она была ликвидирована в 1937 году.  

До 1943-го года разведка не имела права вести аналитическую работу с информацией, поступавшей из-за рубежа.

7 декабря 1943 года в составе Первого управления НКГБ (разведка) был создан Информационный отдел ИНФО. Возглавил новый отдел М. Аллахвердов.

ИНФО состоял из пяти отделений (направлений). Четыре из них определялись по географическому принципу. Пятое имело справочные функции.

Было создано бюро переводов, где работали всего семь сотрудников, была образована группа спецсообщений. Если в ИНФО первоначально работал 41 сотрудник, то к концу войны Информационный отдел имел уже девять направлений и насчитывал 126 человек.

Среди тех, кто служил в ИНФО, были будущий первый заместитель министра иностранных дел Г. Корниенко, А. Ковалев (позже он заведовал отделом стран Западной Европы в МИД СССР), будущий посол по особым поручениям и начальник управления МИД СССР Л. Менделевич, генерал-лейтенант В. Павлов, В. Кучин, выступавший переводчиком на Нюрнбергском процессе над военными преступниками. Елизавета Зарубина руководила группой спецсообщений.

ИНФО дважды в месяц предписывалось выпускать разведсводки для руководящего состава НКГБ, готовить информационные задания для резидентур. Информационно-аналитическое подразделение также занималось подготовкой материалов для руководства страны.

Первые послевоенные годы ИНФО, вместе с разведкой госбезопасности, «кочевало» из стен НКВД в МИД и МГБ. Лишь в середине 1950-х годов появилось самостоятельная группа и служба ИНФО в рамках внешней разведки Комитета госбезопасности.

От службы требовали передавать руководству только фактический материал без какой-либо аналитической работе с ним.

Информирование региональных органов власти

На местах информирование партийных и советских органов чекистами происходило двумя путями: 1) заслушиванием докладов и отчетов руководителей центральных и местных органов государственной безопасности; 2) направлением в парткомы и исполкомы докладов, отчетов, обзоров.

Суточные сводки представляли собой простую констатацию произошедших событий. Требования к двухдневным сводкам были несравненно выше. Документ должен был представлять не простую передачу сведений. Информация обязательно перерабатывалась, ненужные мелочи пропускались, проверялись, систематизировались. Излагались фактические данные, полученные всеми источниками информации, затем делался общий вывод.

Еженедельные и десятидневные сводки отличались серьезной разработанностью форм, солидным объёмом (до 30 страниц машинописного текста), информационной насыщенностью материалов

К примеру, на Украине еженедельные сводки СО ГПУ за 1927 г. содержали разделы «украинская и русская общественность, анархисты, эсеры, сионисты, безработные, меньшевики, духовенство и секты». Органы ГПУ докладывали в центр о работе по агентурным и следственным делам, об итогах т. н. ликвидаций, арестов, о высказываниях представителей различных слоев населения о политически важных событиях. Например, в январе 1927 г. ОГПУ СССР получило информацию о состоянии дел в «Агроджойнте», приезде члена ЦК ЕВОСМ в Харьков, появлении на ст. Жмеринка «Таємного комітета труда робітників та селян», аресте курьера нелегального собора тихоновского епископата Украины.

В конце каждого квартала и полугодия обобщалась информация по проблемам: «меньшевики на 1 июля 1927 г.», анархисты, сионисты, религиозные группировки с изложением позиций сторонников различных направлений, их теоретической и организационной деятельности, с указанием количества членов, арестованных и находящихся на свободе. В сводках приводились характерные, по мнению сотрудников ГПУ, суждения поднадзорных и наиболее авторитетных представителей общественности.

Выступая перед руководящим составом органов ГПУ УССР, секретарь ЦК КП(б)У Каганович, обращаясь к собравшимся, заметил: «[…] Вы пишете сводки и информации, которые мы, работники партии, с превеликим интересом читали и из которых мы черпали правду, ибо от органов исполкомов, от местных Советов и иногда от партийных комитетов — мы правды не получаем. Это, товарищи, очень часто. Всячески приукрашивают и стараются всячески преуменьшить те безобразия, которые имеются».

Глава украинских коммунистов назвал сотрудников органов безопасности «сигнализаторами партии, глазами и ушами партии и Советской власти».

Послевоенный период: система КГБ

В середине 1980-х за подготовку ежедневных сводок руководству страны отвечала Группа оперативного информирования (ГОИ) КГБ (после 1991 года ГОИ сохранилась в составе ФСБ). Было несколько видов рассылки, в том числе самому высшему руководству. Это была так называемая «малая рассылка» — Горбачеву, Рыжкову и Лукьянову.

Старший инспектор Инспекторского управления КГБ СССР С.С. Дворянкин приезжал к семи часам утра на Лубянку, визировал сводки, после чего они направлялись в Кремль. Согласно воспоминаниям Дворянкина, «… тут были материалы разведки и контрразведки, данных подразделений технического контроля и военной контрразведки…»

С 1987 по 1989 год ежеквартально на имя Горбачева по его поручению из КГБ СССР направлялась специальная аналитическая сводка за подписью председателя Комитета госбезопасности, до 1988 года — Виктора Чебрикова, а затем Владимира Крючкова.

«Этот документ готовился специально созданной группой высококвалифицированных аналитиков. При этом использовался самый широкий спектр источников информации — как агентурно-оперативных, полученных разведкой и контрразведкой, так и открытых (социологические следования, публикации в советских и зарубежных СМИ и так далее)», —писал Кобяков, в 1986-1988 годах начальник второго отдела Пятого управления КГБ СССР, а в 1988-1991 годах — офицер действующего резерва в ЦК КПСС и администрации президента СССР.

До 1989 года у КГБ не было собственного аналитического аппарата. Вот как описывает эту ситуацию Вадим Бакатин: «До прихода в КГБ я был уверен в огромных интеллектуально-аналитических возможностях этой организации. Скажу прямо, меня ждало разочарование. Только чуть более года назад было создано Аналитическое управление, которое не успело встать на ноги. Деятельность информационно-аналитических подразделений, существовавших практически в каждом управлении, и ряда научных институтов никем по-настоящему не координировалась. Почти необработанные информационные потоки сходились на столе Председателя КГБ, который отбирал, какая информация достойна внимания высшего государственного руководства. После того как я первые дни в КГБ получил буквально горы всевозможных, как скоро выяснилось, во многом повторяющихся, сводок, как правило, дающих те сведения, которые уже прошли по средствам массовой информации, я понял прежде загадочное для меня поведение моего предшественника. Где бы ни находился Крючков (на сессии, на съезде, на заседании Совета Безопасности), всегда ему в чемодане приносили гору бумаг, и он сидел и спокойно читал, расписывая резолюции. Только сейчас я оценил этот по своему рациональный стиль. <…> Мыслить широкими политическими категориями разрешалось только на Старой площади, а роль КГБ сводилась в первую очередь к постановке первичных данных и реализации уже принятых решений».

Информация, добываемая КГБ, докладывалась в различные отделы ЦК, в частности в сектор органов ГБ государственно-правового отдела ЦК КПСС и другие подразделения. И только там делались аналитические выкладки.

15 сентября 1989 г. в КГБ СССР была создана Служба оперативного анализа и информации (СОАИ) КГБ СССР, которую возглавил Валерий Федорович Лебедев, сотрудник Пятого управления КГБ, позднее консультант при председателе КГБ.

Это была большая победа Лубянки.

Постсоветский период

30 октября 1990 года на основе СОАИ КГБ СССР было образовано Аналитическое управление КГБ СССР.

В настоящее время это Служба международных связей и оперативной информации ФСБ («Пятая служба»).  Руководитель этой службы имеет право прямого доклада президенту.

Смотри также (пример сводки):

Источники:

  • Собинфо
  • Документы органов государственной безопасности УССР 1920 – 1930-х годов: Источниковедческий анализ / Роман Подкур, Виктор Ченцов Тернополь 2010 / Национальная академия наук Украины Институт истории Украины/ Отдел по разработке архивов ВУЧК – ГПУ – НКВД – КГБ
  • За кулисами путча. Российские чекисты против развала органов КГБ в 1991 году / Андрей Пржездомский
  • «Совершенно секретно: Лубянка Сталину о положении в стране в 1922-1934 годы»

Agentura.ru 2021