«В Советском Союзе была очень хорошая система разработки средств в интересах обороны и безопасности. При Академии наук существовала Военно-промышленная комиссия, и была секция прикладных проблем при Президиуме Академии наук СССР. Эта секция собирала от всех ведомств, Министерства обороны, КГБ, заказы на перспективные разработки. И вот эта секция требовала денег, и они выделялись, — все, какие требовались, — вплоть до 1988-89 годов. Деньги выдавались таким отделам, как наш. А потом мы эти деньги распределяли среди академических учреждений и контролировали все заказы. Деньги выделялись любые. Любые!» — так несколько лет назад с гордостью описывал авторам Agentura.ru систему советских секретных исследований Сергей Коваль, в то время главный эксперт компании «Центр речевых технологий» (ЦРТ) — прямого наследника марфинской «шарашки», в которой работал зек Александр Солженицын.


Внутри КГБ CCCР координацией заказа на исследования и разработки занимался Научно-технический совет Комитета госбезопасности.

С 1971 года по 1990 год бессменным председателем НТС КГБ был Николай Павлович Емохонов, генерал армии, с 1984 года — первый заместитель председателя КГБ.

Н.П. Емохонов

Традиционно ключевой научной тематикой для спецслужбы была радиотехника. Упор на радиотехнику привел к интенсивному обмену кадрами между военными и КГБ — сам Емохонов был военным связистом, и он возглавлял Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт ЦНИРТИ (известен как ЦНИИ-108) Министерства обороны, где курировал разработку комплексов радиоэлектронной борьбы, пока не был переведен в 1968 году в КГБ по предложению Андропова.

В КГБ Емохонов специализировался на работах по шифрованию и дешифрованию, а также созданию информационно-аналитических систем.  В качестве начальника НТС он курировал все технические подразделения Комитета.

Радиотехническая тематика привела не только к обмену кадрами, но и способствовала тесному сотрудничеству военных исследовательских институтов с КГБ. Например, с целью конспирации исследований в интересах спецслужбы часто использовались структуры Министерства промышленности средств связи (МПСС) — это скучное название скрывало ведомство, создававшее средства связи для советской армии и флота, — а также Министерства радиопромышленности (МРП) — большая часть научных центров этого министерства тоже работала на военную тематику и имела статус закрытых учреждений — почтовых ящиков. Замминистра в этих министерствах служили офицеры действующего резерва КГБ (например, в МРП это были генерал-лейтенант Лев Панкратов и генерал-майор Николай Рымарев).

Исследовательские центры по тематикам, важным для спецслужб, были разбросаны по всему Советскому Союзу. Формально их деятельность координировали структуры Академии Наук – например, тематику распознавания речи курировала секция речи Комиссии по акустике при Президиуме Академии наук СССР, а затем Совет по распознаванию и синтезу речи при Президиуме АН. Однако настоящим заказчиком и финансовым донором был КГБ, а распределением заказов на исследования по распознаванию занимался Ленинградский НИИ дальней связи — «Дальсвязь», подчинявшейся МПСС.

Ведомственные НИИ КГБ

Внутри КГБ были свои, ведомственные научно-исследовательские подразделения.

Первым таким НИИ в составе КГБ был НИИ-1 (в/ч 35533). Институт был сформирован как Центральный научно-исследовательский институт специальной техники (ЦНИИСТ) приказом КГБ от 17 августа 1955 г., в соответствии с Постановлением СМ СССР № 863 от 4 мая 1955 г. на базе Центрального научно-технического бюро оперативной техники (ЦНТБ ОТ).

Знак НИИ-1

В 1969 году Андропов начал создавать в системе КГБ информационные и аналитические подразделения, и в том же году были созданы Научно-исследовательский институт разведывательных проблем (НИРП),  НИИАИ (внедрение ЭВМ и создание автоматизированной системы информационного обеспечения) и НИИ «Прогноз» (проблем информации). В сентябре 1977 г. был создан Центральный научно-исследовательский институт специальных исследований (ЦНИИСИ). В составе ЦНИИСИ была организована взрыво-техническая лаборатория, впоследствии оказавшаяся незаменимой для предотвращения и расследования актов терроризма (впоследствии в составе НИИ-2).

В том же 1977 году был образован НИИ-2 (тогда он назывался Центральный НИИ КГБ СССР) — после трех взрывов в Москве, в качестве высокотехнологичного следственного подразделения. Во время августовского путча 1991 года одно из помещений Оперативного центра НИИ на улице Варги использовали путчисты в качестве «ситуационной комнаты».

Постсоветский период: ведомственные НИИ ФСБ

НИИ-1 и НИИ-2 вошли в состав Управления научно-технического обеспечения (УНТО), позднее Научно-технической службы (НТС) ФСБ. Руководство НТС входит в координирующие комиссии правительства и Совета безопасности. Традиционно, бывший руководитель НТС получает должность в Совбезе РФ.

НИИ-1 стал 10-м центром ФСБ, НИИ-2 вошел в структуру 11-го центра в качестве НИИ криминалистики. В 1990-е и 2000-е годы сотрудники НИИ — взрывотехники дежурили вместе с оперативниками УФСБ по Москве, выезжая на разминирования. На этой работе 10 июля 2003 года погиб взрывотехник НИИ майор Георгий Трофимов — при разминировании взрывного устройства у ресторана «Имбирь» на Первой Тверской-Ямской. Кроме того, в этот период НИИ криминалистики брался за громкие проекты, не имеющие никакого отношения к тематике ФСБ — например, там исследовали Туринскую плашаницу. Эксперты института по отпечаткам на ткани смоделировали версию распятия Иисуса и подтвердили: Туринская плащаница – не подделка. 

В 2010-е годы НИИ приобрел совсем другую славу — именно сотрудники НИИ криминалистики участвовали в отравлении Алексея Навального.

К ведомственным научно-техническим центрам ФСБ в настоящее время относятся:

  • НТЦ Базис — (известен как «29-й завод»), основан в 1962 году и занимается разработкой и изготовлением средств защиты информации, включая генераторы шума. Находится в Калужской области, г. Калуга, Грабцевское шоссе.
  • НТЦ Орион — занимается производством криптографических средств, расположен на ул, Образцова, д. 38, в Москве, филиал в Санкт-Петербурге.
  • Ростовский-на-Дону научно-исследовательский институт радиосвязи или РНИИРС, разрабатывает и курирует работы по созданию средств связи, а также в области кибероружия.

Постсоветский период: НИИ, работающие по заказам КГБ

Почти все из этих научных центров пережили распад Советского Союза. Например, НИИ «Квант», основанный в 1978 году как лаборатория Конструкторского бюро промышленной автоматики Министерства радиопромышленности. Конструкторское бюро входило в состав советского ВПК, а лаборатория «Квант» находилась в ведении КГБ.

Квант разрабатывал ЭВМ для 16-го управления КГБ. В 1990-х он оставался под контролем ФАПСИ, а в 2000-х перешел к ФСБ. В настоящее время «Квант» разрабатывает кибероружие для 16-го Центра ФСБ, по сути той же организации, на которую институт работал с самого начала. Продолжает действовать и Конструкторское бюро промышленной автоматики — теперь оно входит в империю Ростеха и занимается разработкой дронов.

Что изменилось, так это то, что «Квант» запустил частные структуры для работы по контрактам ФСБ. Одна из них — небольшая компания SyTech, которая с 2009 года работала над контрактами для 16-го Центра, включая проект по сбору данных о пользователях социальных сетей (таких как Facebook, MySpace и LinkedIn), проект по деанонимизации трафика Tor с помощью помощь мошеннических серверов Tor и проект по скрытному проникновению в P2P-сети, подобный тому, который используется для торрентов. На первый взгляд «Сайтэк» — частная компания, но у нее общий персонал и и контракты с «Квантом» (под санкциями США с 11 июня 2018 г.).

Вид на главный вход в МГТУ

Крупнейшие инженерные университеты активно работают по заказам ФСБ. Например, МГТУ им. Баумана не только гордится тем, что ее выпускник Андрей Быков долгое время был начальником ОТУ спецслужбы — Быков стал отцом проекта СОРМ (российской системы прослушки). В МГТУ, например, были разработаны роботы для саперов ФСБ, кафедра СМ-11 (подводные аппараты и роботы) трудоустраивает своих выпускников в ФСБ, а внутри МГТУ уже более двадцати лет существует РУНЦ «Безопасность», аккредитованный при ФСБ — Центр строит системы защиты информации.

В настоящее время ФСБ использует ту же систему распределения подрядов на НИОКР, что и в советские времена, только теперь она включает частные компании, созданные при Научно-технических центрах и НИИ, подведомственных и аффилированных с ФСБ и Министерством обороны.

Agentura.ru 2023