Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

За чертой оседлости

Андрей Солдатов, Ирина Бороган, Бейрут-Москва / Опубликовано в журнале "Большая политика №9 /

Война в Ливане показала, что ни бомбежки, ни танки не могут ликвидировать Хезболлах, ее невозможно вытащить как занозу из тела страны, потому что это и есть часть Ливана.

Сегодня Ливан - это вовсе не слабое государство, запуганное исламистами Хасана Насраллы, как это часто представляют. Это наш президент, не задумываясь, назначил одну церковь главной - в Ливане после гражданской войны такая ситуация немыслима. Там действует принцип конфессионального представительства во властных структурах. Президент является христианином, премьер-министр - суннитом, а спикер парламента - шиитом. Этот принцип распространяется даже на силовые структуры: шеф контрразведки Surete de l'Etat и глава военной разведки, как и президент, христиане,  в то время как в МВД ключевые посты отданы шиитам из партии "Амаль". В стране работает 36 телеканалов, причем только один - правительственный, и самая свободная на Ближнем Востоке пресса. Шесть лет после ухода израильских войск эта страна вкладывала деньги в строительство отелей, надеясь на приток туристов.

....Мы прилетели в Ливан во вторую неделю войны. Аэропорт в Бейруте уже был разбомблен, и был лишь один путь - через Сирию, но и главная дорога от Дамаска до ливанской столицы также была разрушена. В Дамаске мы познакомились с ливанцем Ибрагимом и, по его совету, сделали длинный крюк на север, и от Триполи по дороге, идущей доль моря, добрались до Бейрута.

Мы ехали, ожидая увидеть страну на военном положении, но вдоль всего шоссе мы не заметили ни блокпостов, ни армейских позиций. Щиты на обочинах рекламировали женское белье и Дэвида Бэкхема.

Природа здесь намного богаче, чем  соседней Сирии - фруктовые деревья, скалы, на их вершинах виднеются развалины замков крестоносцев. Но изобилие чувствуется не только в ландшафте. Вся береговая линия застроена новыми отелями, домами и виллами с черепичными крышами. Ливанцам явно хотелось побыстрей избавиться от следов гражданской войны. Им это почти удалось.

Шотландская система

Поскольку причиной войны в Ливане большинство считает Хезболлах, нас в первую очередь интересовало, что сейчас представляет собой эта организация, пользующаяся зловещей репутацией.  Ведь не секрет, что имя себе Хезболлах сделала в 80-х - когда взрывала американское посольство и похищала иностранцев, в том числе четырех советских дипломатов, один из которых был убит.

Чтобы понять это, мы съездили в Бейрут, на юг страны и в долину Бекаа, посетив главный ее город -- Баальбек. Для Хезболлах этот город имеет особое значение: 21 ноября 1982 года Хусиян аль-Мусауи, глава группировки "Иcламский Амаль", отбил здесь у ливанской жандармерии казармы Шаха Абдуллы, и передал их в распоряжение Паздаран (Корпуса стражей исламской революции Ирана).

Именно здесь создавалась Хезболлах, а в казармах позднее держали заложников. Этот город и сегодня - главная база Хезболлах в долине, поэтому его постоянно бомбили ВВС Израиля, а спустя несколько дней после нашей поездки там высадился десант израильского спецназа.

Первое, что нас удивило: ни в южном Бейруте, ни в долине Бекаа бойцы Хезболлах не носят оружия (только в самом Баальбеке мы видели пару человек с АКМ). Сегодня Хезболлах явно не нуждается в том, чтобы доказывать ливанцам свое право на существование путем запугивания населения, как, например, это делает милиция в нашей стране.

Второе: в районах, контролируемых организацией, с момента начала войны каждый оставшийся житель без преувеличения - это глаза и уши Хезболлах. Горячая поддержка населения объясняется не только тем, что бойцы группировки могут на поле боя противостоять израильской армии. В последние годы Хезболлах очень много вложила в социальную сферу подконтрольных территорий: строят больницы, школы, помогают людям.

Конечно, существование в стране территорий, кому-то подконтрольных, звучит довольно страшно. Но это вовсе не означает того беспредела, с которым мы сталкивались в начале 90-х, когда какая-нибудь ОПГ брала под свое крыло район или город. После гражданской войны в Ливане договорились, что страна поделена на зоны, контролируемыми разными партиями, но конечно же, в обычное время вы можете свободно передвигаться везде.

В первый же день в Бейруте наш проводник - боец гражданской обороны - обозначил на туристической карте города границы: "Это Шиях, район Амаль, ниже - Дахия, это территория Хезболлах, здесь даже нет нумерации домов, так как район застраивался стихийно". При этом Амаль, как и Хезболлах - шиитские организации. Все это больше напоминает не раздел по религиозному принципу, а систему наделов шотландских кланов.

Сходство со средневековьем здесь не случайно.

Правда, это совсем не означает примитивность и заведомую отсталость подобного рода системы. Десять лет назад, в 1996 году ведущий американский военный аналитик Элиот Коэн, бывший сотрудник отдела планирования Пентагона,  утверждал, что сейчас, как и в средние века, суверенитетом обладают не только государства, но и политические, гражданские и религиозные образования - внутри- и надгосударственные - которые, как и в то  время, могут самостоятельно вести боевые действия.

Хезболлах - это пример как раз из этой серии. Ливанская организация, поддерживаемая Ираном и Сирией, то есть иностранными государствами, она неожиданно превратилась в самую патриотичную организацию  арабского мира.

После 1992 года, когда был убит Аббас Мусауи, первый шейх Хезболлах, и его сменил Хасан Насралла, религиозный характер организации постепенно уступил место национальному. Хезболлах стала позиционировать себя прежде всего как защитник единого Ливана. При этом Насралла постоянно подчеркивает, что у Хезболлах нет претензий ни к суннитам (ведь союзники шейха по борьбе - палестинцы - в основном сунниты), ни к христианам.

Передвигаясь по стране, мы в каждой точке спрашивали местных жителей - домохозяек, врачей, студентов, священников маронитской церкви, об их отношении к Хезболлах. И получали похожие по сути ответы - это организация сопротивления, единственная, способная противостоять Израилю, учитывая слабость ливанской армии.

С этим мнением можно спорить, но нельзя не считаться. После 1985 года (частичного вывода войск Израиля) и особенно после 2000 года (окончательного ухода ЦАХАЛа) Хезболлах преуспела в интеграции в политическую структуру Ливана и пытается затенить шиитскую природу лозунгами в защиту Ливана.

Кроме того, Хезболлах позаботилась об имидже, заменив теракты  с использованием смертников на более успешную военную тактику борьбы с Израилем. После 1992 года были лишь подрыв израильского посольства в Буэнос-Айресе в марте 1992 года и взрыв в еврейском центре там же в июле 1994 года. Впрочем, даже эти два теракта, по некоторым сведениям, организовала не Хезболлах, а отколовшаяся от нее группировка "Партизаны Аллаха".

После вывода израильских войск Хезболлах сосредоточилась на ракетных обстрелах и захватах в плен израильских солдат (за одним исключением - в октябре 2000 года в Европе был похищен полковник ЦАХАЛ в запасе, к тому времени просто бизнесмен Эльхан Танненбаум). При этом взамен Хезболлах потребовала освободить не только бойцов своей группировки, но и просто ливанцев, а также палестинцев, что сегодня вполне устраивает ливанское общество.

Таким образом, классическая западная схема, когда в государстве не может быть неподконтрольной военной группировки, в Ливане не работает. Причем в полном соответствии с идеями Элиота Коэна она не работает, потому что неэффективна: ведь в случае включения отрядов Хезболлах в состав национальной армии последняя станет легкой добычей для Армии обороны Израиля, которая привыкла воевать с государствами, а не партизанскими движениями.

Зато в своем нынешнем виде Хезболлах вполне успешна. Она, по крайней мере, не проиграла эту военную кампанию. Израильскому спецназу так и не удалось захватить или уничтожить ни одного из высших функционеров организации (кроме политика Хассана Садера, погибшего от удара израильской ракеты в Баальбеке вместе с пятью детьми и женой), то есть разрушить систему управления и координации. Хезболлах также не утратила способности обстреливать территорию Израиля. Кроме того, бои в пограничных районах Ливана продолжались и спустя месяц с начала войны. А ведь в 1982 году Шарон дошел до Бейрута за неделю.

Кто придет следом

Если допустить, что у Израиля все-таки есть возможность разгромить Хезболлах, стоит понять, кто придет на ее место.

Не секрет, что основная проблема самой опасной террористической организации в мире - Аль-Каиды - в неумении строить отношения с сильными локальными движениями: глобальный джихад не устраивает прагматичных националистов. Именно поэтому Аль-Каида так и не смогла внедриться в те регионы, где сильны местные сепаратисты, и прежде всего в Палестину, несмотря на все значение Иерусалима для исламистов. И лишь там, где местные террористические группы слабы, Аль-Каида атакует западные цели, как это было в Кении и Танзании (где Аль-Каида в 1998 году организовала взрывы американских посольств) или в Йемене (атака на американский эсминец Cole в 2000 году).

С Хезболлах у Аль-Каиды отношения не сложились. Незадолго до своей гибели аз-Заркави жестко раскритиковал "Хезболлах", обвинив ее в том, что организация превратилась в пограничников.

Однако Аль-Каида все равно пытается внедриться в Ливан. Одним из смертников 11 сентября был ливанец Зияд аль-Джарах, который возглавлял группу террористов, захвативших борт-93 (тот самый самолет, пассажиры которого взбунтовались и не дали обрушить его на Вашингтон, самолет рухнул в Пенсильвании). Кроме того, в Бейруте сейчас проживает сирийский радикальный проповедник Омар Бакри Мохаммед, связанный с террористами, организовавшими под лейблом Аль-Каиды теракты в Лондоне в июле 2005 года. А в январе 2006 года МВД Ливана арестовало 11 подозреваемых в причастности к деятельности Аль-Каиды.

Не стоит также забывать, что в июле заместитель бин Ладена Айман аль-Завахири публично предложил помощь Хезболлах, правда, в Ливане это никого не обрадовало.

Сейчас в Ливане сложилось пусть странное на западный взгляд, но равновесие сил. Израильское вторжение вполне способно опрокинуть ситуацию, и, возможно, даже разгромить Хезболлах. Однако вряд ли эта цель стоит того, чтобы в результате у границ этого постоянно воюющего государства появился еще один враг, с которым пока не в состоянии справиться даже США - Аль-Каида.

Смотри также на "Агентуре":

 

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->