Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

  


Школа № 1. Класс для первоклашек. Фото Агентуры
.

  


Школьный коридор. Фото Агентуры
.

  


Фото
Агентуры

  


Баррикады из учебников. Фото
Агентуры

  


Спортзал. Фото
Агентуры

  


Здесь добивали последних 3 террористов. Фото Агентуры
.

  


Актовый зал. Фото Агентуры

  


Спортзал. Фото Агентуры.

В поисках стрелочника

Спецслужбы не предотвратили гибель самолетов, взрывы в Москве, захват школы в Осетии. Почему?

Ирина Бороган, Андрей Солдатов / www.agentura.ru специально для МН /

Сегодня каждый взрослый человек в Беслане и Владикавказе задает только один вопрос - что я сделал, чтобы этого не произошло. И винит в случившемся себя. Трудно представить, как врачи или учителя могли предотвратить трагедию. Но то, что взрослые, запутавшись в своих проблемах, подставили под удар детей, -правда. 

На Кавказе это понятно всем. В Москве - почти никому. Откормленные мужики в генеральских мундирах продолжают спокойно ходить в контору на Лубянку и на Житную так, словно они мелкие банковские клерки, от которых ничего не зависит. Борцы с террором и преступностью беспрерывно строчат бумаги, зная, что это поможет им усидеть в креслах.Идет поиск стрелочника.

Именно этим объясняется полная неразбериха с цифрами погибших, числом террористов, с их фамилиями и послужным списком. Генеральный прокурор Устинов озвучивает президенту цифру потерь, которая меньше, чем объявленная властями Северной Осетии - 326 против 335-ти. Видимо, кто-то надеется загнать эту цифру под 30% допустимых потерь при штурме. Он же утверждает, что машины террористов проехали там, где нет блокпостов. И так исчезает проблема взяток на постах ГИБДД. 

Все офицеры ФСБ, с которым удалось поговорить за эти дни, уверены, что отсутствие во время захвата на месте генералов с большими звездами - это прямое следствие "Норд-Оста". Никому не хотелось брать на себя ответственность за спецоперацию, которая при потере даже одного ребенка будет провалом.

Все быстро вспомнили, что по оперативно-тактическому плану проведения такого рода операций "Набат" руководство штабом принимает руководитель местного управления, и всю ответственность повесили на шефа УФСБ Валерия Андреева. В результате весь порядок действий при такого рода терактах вроде бы выполнялся, но как по инерции.

Объявили о закрытии границ республики, но этого сделано не было. Многиежурналисты приехали в Беслан из Минеральных Вод, и за три часа пути не подвергались никакому досмотру. Собрались выставить блокпосты вокруг Беслана, но и это не сделали. Как стоял там один штатный пост ГИБДД с двумя милиционерами, так и остался. Патрулирование города также не было налажено, хотя все три дня в городе ходили слухи о бандах боевиков, прорывающихся в город. Стали выставлять оцепление, но Андреев не смог привлечь силы из других регионов, и периметр безопасности вокруг школы, как внешний, так и внутренний, держали бойцы местного ОМОНа и ополчения, а также очень немногочисленные силы внутренних войск. 

В штабе стали готовиться к штурму: спецназовцы выехали на похожий объект по соседству отрабатывать слаживание боевых действий. Началась вялая подготовка к информационному обеспечению операции: на совещании в оперативном штабе выступил сотрудник ФСБ, который заявил, что по правилам шахидки до подрыва должны не пить и не есть три дня. То есть отрабатывалась придуманная на "Норд-Осте" схема "вынужденного штурма". В городе появился Александр Зданович, бывший начальник управления программ содействия ФСБ, ныне замдиректора ВГТРК, который уже в качестве офицера действующего резерва курировал информационное обеспечение "Норд-Оста". Но в отсутствие человека из центра, готового взять на себя всю ответственность, все эти действия были вялыми и неэффективными.

Между тем, осетины, напротив, вели себя очень активно. Уже в первый день они проинформировали журналистов, сколько на самом деле заложников в школе. Они же по собственной инициативе водили прессу на позиции, предоставляя любую информацию, лишь бы не допустить штурма. И они же, когда началась стрельба, полезли под пули, вытаскивая детей, и мешая спецназу делать свою работу. 

Эта двойственность осетин - с одной стороны, сознательное желание уберечь детей, то есть настоящая гражданская позиция, а с другой - партизанщина с помповиками и охотничьими ружьями - сыграла с ними плохую шутку.

Когда идет поиск стрелочника, осетинское ополчение оказалось удобным объектом. И вот бывший офицер "Вымпела", ныне депутат Госдумы Ермолин утверждает, что, по его данным, ополченцы обещали спецназу стрелять в спину, если те пойдут на штурм. А бывший президент Ингушетии Аушев говорит, что террористы уже пошли на переговоры, и если бы не стрельба ополченцев, всех заложников можно было бы спасти. 

Сейчас осетинские мужчины стоят перед выбором - оставаться в рамках закона или его нарушить: требовать отставки Дзасохова и силовых министров (того же Андреева) или идти мстить ингушам. 

Осетинское общество гораздо больше, чем московское, похоже на гражданское. Здесь понимают, что такое ответственность перед собственным народом. Здесь, кстати, впервые за время президентства Путина, после теракта официальное лицо в ранге министра попросилось в отставку. Но это плохая тенденция для властей, ведь в случае новых терактов уходить придется руководителям других регионов.

При этом осетинам осталось совсем немного, чтобы выйти за рамки закона, и начать войну. Сейчас они колеблются. Еще есть время, они ждут 40 дней. Но если все это время делать их главными виновниками провала штурма, то выборбудет сделан не ими. Если объявить их вне закона, осетинскому ополчению ничего не останется, как выбрать войну.

Смотри также на "Агентуре":

 

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->