Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

НАК меняет тактику борьбы с заложничеством

Андрей Солдатов

В Совете Федерации директор ФСБ и по совместительству председатель Национального антитеррористического комитета (НАК) Николай Патрушев выдал сразу несколько инициатив по борьбе с захватом в других странах российских граждан в заложники. Во-первых, в МИДе будет создан Ситуационно-кризисный центр, на который «планируется возложить организацию ситуационного реагирования на угрозы проведения терактов в отношении российских объектов, учреждений и отдельных граждан, находящихся за пределами Российской Федерации». Во-вторых, в Нигерию, где 3 июня были захвачены 6 наших граждан, уже направлена группа сотрудников спецслужб. В-третьих, Патрушев заявил, что у НАКа уже есть успешный опыт работы за рубежом: комитет получил «первичные сведения» в отношении лиц, принимавших участие в убийстве российских дипломатов в Ираке 3 июня 2006 года.

Последнее замечание, к сожалению, ставит под сомнение всю схему спасения наших граждан, изложенную директором ФСБ. Пока Патрушев отчитывался о «первичных сведениях», в Багдаде второй месяц идет суд над организатором захвата наших дипломатов. Омар Абдалла Дад (известный также как Абу Нур или Паук), был арестован силами коалиции еще 19 декабря 2006 года. По данным американцев, Паук взял на себя ответственность за похищение и убийство дипломатов, также выяснилось, что он лично убил двоих из них.

Одно из двух — или таков уровень осведомленности директора самой могущественной российской спецслужбы, или Патрушев, делая заявления о «первичных признаках», рассчитывал на зрителя только внутри страны — где формируется другая реальность. В этом параллельном мире чекисты, получившие от Путина после захвата дипломатов мандат на отстрел террористов, находят в Ираке следы убийц, а не американцы арестовывают организатора теракта.

Вопрос для российских граждан, не участвующих в информационной войне, в том, на кого были рассчитаны два других заявления.

Создание отдельного центра в МИДе может, конечно, снять проблему информированности ФСБ хотя бы по уже расследованным делам: на Смоленской площади газеты все-таки читают. Но это, как и командировки сотрудников, вряд ли сможет стать звеном в системе освобождения заложников за пределами страны.

Проблема в том, что сегодня не существует единого универсального способа действия в таких случаях. Наоборот, Ирак продемонстрировал, что такой метод и не может появиться.

Американцы — безусловно, основная цель в Ираке. Как и британцы, они, в полном соответствии с рекомендациями экспертов по антитеррору, постоянно повторяют, что выкуп платить нельзя.

И они позаботились о том, чтобы все необходимые структуры для работы по освобождению заложников в Ираке были созданы. Летом 2004 года при посольстве США была организована «Рабочая группа по заложникам» (Hostage Working Group) из 30 человек — сотрудники ФБР, Пентагона, Госдепа и иракских спецслужб. В 2006 году в американском посольстве была организована новая структура — OHA (Office of Hostage Affairs), которая должна координировать всю работу по освобождению заложников. В Ираке не только действуют самые боеспособные антитеррористические спецподразделения западных стран (включая САС, морских котиков и «Дельту»), но и был создан отдельный местный спецназ только для освобождения заложников — крайне секретный ICTF (Iraqi Counter Terrorism Force). Это подразделение, обученное «зелеными беретами», тренируется на базах в Иордании и вооружено по американским стандартам.

В результате к силам коалиции стали обращаться за помощью правительства других стран, у которых переговоры срывались. Именно так поступили весной 2005 года шведы, которые два месяца безрезультатно вели переговоры о выкупе своего гражданина — 63-летнего сотрудника нефтяной компании. Шведы пришли к британцам за помощью, и в мае того же года заложника удалось освободить. Точно так же поступили австралийцы, когда был захвачен их инженер. Террористы требовали вывода войск из Ирака, правительство Австралии отказалось, и в ходе операции иракской полиции и спецслужб США заложника удалось вытащить.

При этом все эти государства командируют в Ирак сотрудников своих спецслужб: даже Румыния после захвата в 2005 году трех своих журналистов заслала в Ирак группу из восьми сотрудников своего спецназа Grupul Anti-Tero. Не говоря уже о французах, канадцах или итальянцах (история гибели в марте 2005 года от пули американского патруля офицера военной разведки Италии Никола Калипари, освободившего журналистку Джулиану Сгрену, хорошо известна). В результате новости с заголовком «спецназ освободил заложников» появляются с регулярной частотой.

Однако в последнее время реальность оказалась очень далека от публичных заявлений.

Когда в апреле 2004 года после замечания Тони Блэра на ТВ, что правительство не платит выкупов, была казнена британка Маргарет Хассан, взятая накануне в заложники, политика изменилась. Британцы (а вслед за ними и правительства других стран) стали говорить, что выкуп они не платят, но готовы оплачивать посредников. В Ираке по такой схеме, например, был в мае 2006 года выплачен выкуп в 12 млн долл. за двух немецких инженеров — Рене Браунлича и Томаса Ницшке. Правительство Германии выплатило деньги иракским силовикам — за оказанные «услуги».

Между тем в Ираке не удалось избежать или привести хотя бы в какую-то систему и организацию посредничества — во время освобождения французских журналистов Кристиана Шесно и Жоржа Мальбруно разгорелся страшный скандал, поскольку от лица посредников выступили сразу несколько частных лиц, действовавших независимо от французского правительства. Жаку Шираку пришлось даже сделать специальное заявление, открестившись от них, но, когда журналистов освободили, выяснилось, что выкуп (15 млн долл.) все-таки заплатили.

Объяснимо, потому что «силовой метод» в Ираке становится все более проблематичным. Спецназ все так же браво высаживается с вертолетов на объект, где держат заложников, но в результате таких спецопераций нет никаких пленных из числа «плохих парней» — да и нет боестолкновений: к визиту спецназа в доме находят только заложников. Очевидно, что их просто оставляют, получив требуемую сумму.

Ситуация в Афганистане развивается по тому же сценарию — правительства идут на выплату выкупа, не рискуя проводить силовые акции. Даже в далекой от Ирака Нигерии, где сейчас сидят в плену шесть сотрудников «Русала», процесс развивается по той же схеме — ответственные за своих людей компании в основном платят инсургентам (захват заложников в этой стране тоже поставлен на поток).

Пока иракский опыт освобождения заложников очень смахивает на чеченский: цепочка переговорщиков должна включать в себя неофициальное звено, потому что так лучше найти контакт с похитителями и так проще закамуфлировать выкуп под выплаты по контракту. И никакие специально созданные бюрократические структуры не в силах взять на себя управление кризисом в силу уникальности каждой ситуации.

Правда, в одном создание ситуационно-кризисного центра МИДа может оказаться полезным: если появилась здравая мысль, что для освобождения заложников могут быть полезны дипломатические контакты с неправительственными организациями, которые могут выступать в качестве посредников с правительствами других стран, то, возможно, удастся в следующий раз избежать позорной ситуации 2006 года.

Тогда со всех трибун и телеканалов нам говорили, что российских дипломатов в Багдаде захватили американцы, а МИД после их казни обвинил в произошедшем силы коалиции, что, конечно, резко «увеличило» шансы на успешное совместное расследование.

Опубликовано в "Новой газете" 28.06.2007

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->