Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Все дороги ведут в Нальчик

Из Кабардино-Балкарии можно взорвать ситуацию на всем Северном Кавказе. В Аль-Каиде это уже поняли, в спецслужбах - нет

Андрей Солдатов, Ирина Бороган, Исследовательский центр Agentura.Ru, Москва-Нальчик / 2-ая часть расследования / Опубликовано в "Новой газете" 3.07.06 /

Мы продолжаем наше расследование трагических событий в Нальчике 13 октября 2005 года, когда полторы сотни местных жителей, называвших себя последователями чистого ислама, с оружием атаковали силовые структуры. Тогда 92 нападавших были убиты и 65 арестованы, после чего в республике восстановилось внешнее спокойствие. Мечети, в которых молились братья из кабардино-балкарского джамаата, закрыты, тела погибших по-прежнему не выдают родственникам, но сейчас эти проблемы волнуют только их. В предыдущем материале мы писали, что Шамиль Басаев, который руководил нападением с горы Малая Кизиловка, покинул Нальчик, так и не выдвинув свой отряд на помощь гибнущим кабардинцам. Анзор Астемиров, один руководителей джамаата, осуществлявший тактическое руководство операцией, ушел из города вместе с ним. Два других духовных лидера джамаата - Муса Мукожев и Расул Кудаев - исчезли из республики задолго до атаки. Сегодня джамаат остался без руководства, а к горечи понесенных потерь добавилась обида на Басаева и Астемирова, которые бросили нападавших. Община последователей "истинного" ислама полуразгромлена, но не уничтожена, и ясно, что такая ситуация не может длиться вечно. Возникает вопрос, в какую сторону пойдут оставшиеся члены джамаата, какие формы сопротивления изберут те, кто не смирился. Вариантов тут немного: уход в политическую оппозицию или продолжение джихада путем диверсионной войны, как в Дагестане. Есть еще и третий путь, самый крайний - участие в глобальном джихаде.

В ходе  расследования мы получили информацию о том, что после атаки 13 октября  Кабардино-Балкария заинтересовала Аль-Каиду. В январе этого года в ходе одной из спецопераций был убит боевик, на теле которого сотрудники спецслужб обнаружили аудиопленку. Запись, по всей видимости, представляла для него большую ценность, поскольку он не расставался с ней, как с талисманом. Пленка оказалась посланием одного из лидеров джамаата Расула Кудаева погибшему другу. Когда мы ознакомились с записью, стало ясно, почему товарищ так ей дорожил. На пленке Кудаев, который еще в 2004 году уехал в Иорданию продолжать исламское образование, рассказывает другу о своих контактах с представителями Аль-Каиды. По словам Кудаева, в Иордании на него вышли серьезные люди, которые проявляют интерес к Кабардино-Балкарии и "собираются открыть здесь новое направление". Что это за направление становится ясно, когда Кудаев описывает теракты, к которым приложили руку его знакомые. Речь идет об очень крупной террористическом акте -- подрыве смертника в Ираке, из-за которого эта страна даже на несколько месяцев разорвала дипломатические отношения с Иорданией.   Ответственность за подрыв взял на себя недавно уничтоженный американцами Абу Мусаб аз-Заркави, глава сети Аль-Каиды в Ираке.

Послание шейха

  

Расул Кудаев

Расул Кудаев вырос в интеллигентной семье. Отец-историк погиб, когда Расул был маленьким, а его мать и сейчас работает на местном радио, где ведет передачи о кабардинском народе и традициях. Близкие знакомые Расула рассказали нам, что инерес к исламу возник у мальчика в раннем детстве, когда прабабушка научила его читать Коран. С 7-го класса он посещал лекции иорданских богословов, которые в конце 80-х развернули активную деятельность в Нальчике. В 90-е Кудаев продолжил исламское образование в   университете в Эр-Риаде. На обучение в Саудовскую Аравию вместе с ним отправился Анзор Астемиров, с которым Кудаев дружил с детства. Вернувшись в Кабардино-Балкарию,  Расул Кудаев собирался делать карьеру как богослов. В джамаате Кудаева прослыл главным знатоком ислама и получил уважительное прозвище Шейх.

После захвата школы в Беслане, когда в Кабардино-Балкарии стали закрываться мечети, Астемиров и Кудаев решили уехать из страны. Но  Астемирову отказались выдать загранпаспорт, и в результате он оказался у Басаева.  Расулу Кудаеву повезло и он отправился продожать образование в Иорданию. Как пояснили его знакомые, он выбрал Амман, поскольку диаспора на месте обещала помощь. Потом, насколько известно, Кудаев перебрался в Турцию и жил поначалу в Стамбуле, пока не переехал в Кайсары - город, где живет кабардинская диаспора.

Судя по содержанию найденной у боевика аудиозаписи, она сделана еще в Стамбуле, через несколько месяцев после событий 13 октября. В ней Кудаев долго обсуждает необходимость джихада, одобряя его, при этом он осуждает поведение Астемирова, сказав "пусть Анзора теперь духи кормят". Затем долго рассуждает о шахидизме, а потом переходит к главному.

Будучи человеком с большим количеством контактов в исламских университетах Иордании, Саудовской Аравии и Египта, он привлек к себе внимание "братьев" совсем другого масштаба.

Вот небольшой отрывок из этой записи, в которой Кудаев говорит по-русски, поскольку будучи   по отцу балкарцем, плохо знает кабардинский:

- …Одна серьезная вообще очень тема была. Но я не хотел ее доносить до тебя, не хотел раскручивать, пока не проверю до конца. Но пока их проверял, пока мы с ними телились где-то полгода, их снесли, короче, в Сирии. Стычка произошла, они пять мусоров завалили... Они тоже до конца свои карты не раскрывали, но, видимо, каналы у них конкретно были. Короче, они слишком круто начали, а потом я так круто разговор не вытянул, а про себя подумал: сначала проверю их на начальном и среднем уровне.

Они там чуть ли еще не до того, как вы объявляли, они еще до этого момента, когда я только-только еще приехал в Иорданию, вышел на них, они чуть ли не были готовы открывать новое направление. Именно у нас, открывать джихад, короче, именно у нас почему-то в Кабардино-Балкарии . Я потом прощупал их, пообщались, в доверие вошли, они работали, короче, по направлению Ирака, четко и хорошо работали. И через них какие-то движения были - четко туда и обратно. И я тоже скоординировал через них … А потом что-то их канал стал медлительней, чем другие, которые там были наши, иорданские там, через черкесов иорданских конкретно. Там братья конкретно пахали, я тебе говорю, как они работали вначале - туда обратно мотались, как на это, как на подготовку, как на охоту ездили. Поехал, пару танков американских подорвал, вернулся. Там был один черкес, магазин фруктовый держит, борода такая, до пупка, короче поехал, отстрелялся, вернулся, овощи-фрукты продает. Заработал, потом другой поехал. Потом их поднажали, сильно поджали в Иордании, черкесов многих снесли, там переполнены тоже тюряги ихние, там сильно пошел молодой этот вонючка Абдулла (имеется в виду король Абдалла II -- прим. авт.), еврей настоящий…

А потом палево произошло, когда ближайший друг, но это долго рассказывать, он короче одну операцию произвел, снес разом 150, залетел в один пункт, сборный, где мунафиков собирали. И около 450-ти раненых, короче. Один он, это мой ближайший друг. Я с первых дней в Иордании с ним, Раид Банна. На этом фоне, короче, дипломатические отношения разорвали между Иорданией и Ираком, потом восстановили, то се. Потом у меня основные проблемы из-за этого пошли. А потом, когда я вернулся в Сирию, я обратно на них вышел, и они говорят - вот у нас толпа в Йемене сидит, толпа готовая, снаряженная там, всех видов специалисты, и по танкам, и по этим, по снарядам, и по противосамолетным, и они хотели в нашу сторону почему-то. Я им говорю: "А почему сюда? Вот Ирак, чего сюда, чего не в Палестину?". Они: "Нет, мы хотим туда, мы хотим новое направление открыть". А я их в чем прощупал: "Давай, говорю, для начала раз такое дело, хоть какие-то финансы. А потом, говорю, как минимум, раз вы такие, у вас все готово, ну давайте отправьте такого шито-крыто очкарика непаленого туда, в Москву, типа на учебу или по каким делам. Там он встретится, поговорит на месте, потом поближе съездит, в Минводы, Пятигорск, с ним поговорят, встретятся". Ну и пока все это обсуждение, пока встречи были, они тоже во всемирном розыске оказались потом".

Как нам удалось установить, теракт, который упоминает Кудаев, произошел в иракском городе Хилла 28 февраля 2005 года. В этот день 32-летний иорданец Раид Мансур аль-Банна подъехал на автомобиле к пункту сбора кандидатов в полицию и взорвался. Там действительно погибли около 150 человек. Семья аль-Банны, узнав о гибели сына, провела так называемую свадьбу смертника - обряд которым отмечают попадание шахида в рай, где наградой ему будут 72 гурии. Это возмутило иракцев, и они на некоторое время разорвали дипломатические отношения с Иорданией.

  

Раид аль-Банна

Судьба Раида аль-Банны, который был ровесником Кудаева, не типична для человека, решившего стать смертником. Ведь за несколько лет до этого аль-Банна жил и работал в Лос-Анджелесе, и как рассказывали его друзья американским газетам, не проявлял никакой религиозности, а напротив, был всеобщим любимцем и считался плейбоем. В 2002 году у него кончилась виза, и он вернулся домой, но не нашел на родине работы и летом 2003 года пытался опять попасть в Америку. Но в аэропорту Чикаго иммиграционный офицер аннулировал его визу. После этого он обратился к исламу.

Ответственность за организацию теракта в Хилле взял на себя ныне покойный Абу Мусаб аз-Заркави, глава иракской сети аль-Каиды. Этот теракт стал одним из трех самых масштабных в его карьере. Похоже, что именно этот человек и послал своих эмиссаров к Кудаеву, чтобы оценить, какой путь выберет для себя кабардино-балкарский джамаат.

Слабое звено

Однако широкого выбора они не видели. У молодых мусульман уже был шанс стать политической силой, но они им не воспользовались. Прежний президент КБР Валерий Коков, правивший с 1992 года, давил всякую оппозицию. Как во многих других кавказских республиках, в начале 90-х оппозиция в Кабардино-Балкарии выросла на дрожжах национализма. Прийдя к власти, Коков сразу разгромил национальное движение, считая его  главной угрозой своему режиму. При этом он недооценил опасность с другого фланга - со стороны духовной оппозиции.

Молодые люди, направленные в начале 90-х на учебу в арабские страны местным Духовным управлением мусульман (ДУМ), вернулись ярыми противниками своих прежних наставников. Постепенно превращаясь во все более серьезную силу, молодые мусульмане оставались вещью в себе, и политическая оппозиция Кокову их волновала в последнюю очередь.

Руслан Нахушев, будучи вполне светским человеком, стал первым, кто оценил потенциал молодых мусульман, который можно использовать в политике. Он создал Институт исламских исследований, нанял на работу лидеров кабардино-балкарского джамаата и сразу стал самым известным оппозиционером в КБР. На него стали играть даже бывшие лидеры национальных движений, которые в качестве правозащитников стали защищать молодых мусульман от репрессий силовиков.

Однако джамаат обладал собственным пониманием того, как надо вести борьбу в республике: молодые мусульмане взяли в руки оружие.

Ключевую роль в переводе джамаата на военные рельсы сыграл второй человек в общине Анзор Астемиров. Психологически объяснимо, почему Астемиров подался к Басаеву. Род Астемировых считается в республике аристократическим:  кабардинское село Верхний Акбаш раньше называлось Астемирово. При советской власти его семью репрессировали и выслали. На родину Астемировы смогли вернуться только спустя десятилетия. Кроме того, отец  Анзора всю жизнь интересовался исламом, и мальчик с детства читал Коран на арабском, учился в Саудовской Аравии. Поэтому ожидания у парня были большие, но ему постоянно приходилось держаться на вторых ролях: джамаат КБР возглавлял Муса Мукожев, а в Институте исламских исследований ему досталась только должность заместителя директора.

Он оказался тем самым слабым звеном, которое вычислил и использовал Басаев.

В январе 2005 года после гибели лидера джамаата "Ярмук" Муслима Аттаева Астемиров взял себе его исламское имя Сейфуллах. Вместе с новым именем он получил возможность удовлетворить свои амбиции: Басаев назначил его эмиром кабардино-балкарского сектора Кавказского фронта ЧРИ.

Кстати, "Ярмук" прославился на весь мир стараниями генералов МВД, которые обвинили его в организации нападения 13 октября. На самом деле, джамаат  "Ярмук" был небольшой группировкой балкарцев, которая никак себя не проявила себя после гибели Аттоева и его соратников, убитых в ходе штурма квартиры в Нальчике силовиками в январе 2005 года. Это только лишний раз подтверждает, что никакой грамотной оперативной работы в республике не велось, а последние пять лет местные милиционеры ограничивались составлением "списков ваххабитов" и оскорбительными рейдами в мечети.

Нападение на Нальчик планировал Басаев, его заместитель ингуш Иллес Горчханов и потомок кабардинского дворянского рода Анзор Астемиров.

Сегодня джамаат ищет, куда податься. Политическая оппозиция и раньше не привлекала этих людей, а после нападения дорога туда окончательно закрыта. Путь, по которому призывает пойти Астемиров - вести диверсионную войну в республике - судя по всему, не нашел понимания у большинства.

Весной это понял и сам Астемиров. На "Кавказцентре" стали появляться одно за другим письма Сейфуллаха (три только за май), в которых он упрекает кабардинцев в бездействии, преступном для мусульманина. Эти   призывы пока не слишком успешны. За восемь месяцев после 13 октября в республике не было ни одного теракта, а все схроны, которые находят спецслужбы, были сделаны еще до нападения.

Однако сам по себе джамаат остается достаточно серьезной силой, в том числе из-за своего замкнутого характера.

Во враждебном окружении

Последние годы джамаат Кабардино-Балкарии находился в конфликте не только с Духовным управлением мусульман республики, но и традиционными мусульманами, все больше превращаясь в замкнутую группу единомышленников.

Отторжение происходило постепенно, как например, в поселке Залукокоаже, расположенном в 60-ти километрах от Нальчика, 14 жителей которого приняли участие в нападении 13 октября (9 из них погибли и 5 арестовано). В конце 90-х здесь среди приверженцев "чистого" ислама появились активные лидеры, которые смогли привлечь молодых людей и организовать группу верующих, противопоставившую себя мнению большинства.

Житель поселка Иржиб Шогенов не испытывает ненависти к участникам штурма, хотя боевики застрелили его двоюродного брата-милиционера. "Я знал погибших, и мне очень жаль, что все так получилось. Где-то года четыре назад они стали выделяться среди других мусульман, посещавших мечеть. Я часто с ними спорил, потому что они не уважали старших и признавали только свои авторитеты,   могли даже старику  в мечети сказать: ты что как еврей сидишь, убери ноги. Особенно дерзко они стали себя вести после того, как наш мулла Азраил Бжахов умер, и были уверены, что только они знают, как надо правильно молиться. В общем, дошло до того, что молодые стали молиться в своем углу, отдельно от других, и ни с кем не общались. Потом их стали забирать в милицию, там нагоняли страху, что всех отправят в Сибирь, как в 37-ом году, издевались. Я сам против боевых действий, но считаю, что власть виновата в случившемся, потому что занимается только взятками и воровством. В селе тоже многие жалеют, что погибли молодые люди. А мечеть сейчас закрыта", - рассказывает Иржиб.

Эмиром джамаата (т. е. главой общины) Зольского района, где расположено село Залукокоаже, считался 30-летний Гиса Афаунов, который погиб при штурме здания МВД. В Исламский институт Афаунов пришел, уже закончив Пятигорскую фармацевтическую академию, он также изучал богословие в обществе "Минарет" Мусы Мукожева. В конце 90-х он стал проповедовать "истинный" ислам и вскоре привлек своего младшего брата Руслана, а затем и других молодых односельчан, образовав группу из 30 человек. Те, кто общался с Афауновым, говорят, что он умел убеждать и хорошо знал арабский язык. Будучи владельцем нескольких аптечных пунктов, он всегда имел свободные средства, что придавало ему авторитет.

Между тем, жесткие репрессивные меры со стороны правоохранительных органов после нападения 13 октября не вызвали притока новых людей в джамааты или роста их поддержки среди населения. Последователи "чистого" ислама оказались еще в большей изоляции:  к ним пришли только родственники погибших. А обособленная группа людей, существующая во враждебном окружении, способна на самые радикальные действия.

И судя по аудиописьму Расула Кудаева, ситуацию в джамаате сейчас внимательно отслеживают не только на Кавказе, но и далеко за пределами России. Как раз там, где сегодня решается, где открывать новый фронт глобального джихада.

Зачем Аль-Каиде Кабардино-Балкария

У Аль-Каиды должны быть очень веские причины, чтобы предпочесть маленькую Кабардино-Балкарию Чечне или Дагестану. Скорее всего, в Аль-Каиде просто поняли то, что пока не понимают в наших спецслужбах: через местный джамаат можно взорвать ситуацию не только в республике, а практически на всем Северном Кавказе, если использовать связи внутри адыгов, которые расселены от Черного моря до Каспия.

Тем более что адыгское братство существует не только на словах. Однажды, в начале 90-х, Кабардино-Балкария уже объединила вокруг себя адыгов в рамках Конфедерации горских народов Кавказа. Эта Конфедерация поддерживала все сепаратистские движения на Кавказе - от абхазов до чеченцев, располагая собственными вооруженными силами в лице, например, батальона Шамиля Басаева.

К 1993 году под прямым давлением Валерия Кокова она развалилась, но после смерти президента КБР национальные адыгские движения вновь оживились. В январе этого года в Абхазии был создан Союз ветеранов Конфедерации, который возглавил ее бывший президент Юрий Шанибов. Как пояснил авторам Шанибов, цель организации - объединить не только участников боевых действий, но и тех, кто оказывал им помощь, что существенно расширяет базу движения. У Союза уже есть отделения в Адыгее, Абхазии, Карачаево-Черкессии и Дагестане.

В мае сменилось руководство главной организации адыгской диаспоры - Международной Черкесской Ассоциации. А в июне в Нальчике был основан Кабардинский Конгресс, который возглавил все тот же Юрий Шанибов.

Адыгскую тему уже начали поднимать на сайтах чеченских сепаратистов, где появился видеоклип о событиях в Нальчике на адыгском языке. В поясняющем тексте утверждается: "После событий в Нальчике 13 октября 2005 года даже самые отъявленные скептики поняли, что адыги (кабардинцы, черкесы, шапсуги, адыгейцы) не будут стоять в стороне от Джихада на Кавказе. Адыгские моджахеды сражались вместе со своими братьями чеченцами еще в первую войну. Мало кому известно, что первые 15 кабардинцев, студентов одного из исламских институтов в Саудовской Аравии, бросили учебу и приехали на помощь к мусульманам в Грозный в декабре 1994 года. Почти все они стали Шахидами".

Кстати, глава иракской сети Аль-Каиды Абу Мусаб аз-Заркави прекрасно знал возможности и размеры черкесской диаспоры. Он сам родился в Иордании, и его прозвище происходит от города Зарка, где, между прочим, живут чеченцы (это, кстати, единственное чеченское поселение в Иордании, в остальных живут адыги). А идея использовать диаспору, как горизонтальную структуру, имеющую опорные точки в разных странах, привлекательна сама по себе - так проще перебрасывать группы людей, оружие, налаживать обмен информацией. Тем более, что это можно делать, не ставя верхушку диаспоры в известность, лояльной властям Иордании.

В июне Аз-Заркави погиб, однако кто знает, откажется ли от его планов сменивший его иракец аль-Багдади. А пока Аль-Каида впервые в истории захватила и казнила наших дипломатов. Фактически это первая операция, проведенная Аль-Каидой непосредственно против России.

Плацдарм в Абхазии

Конечно же, мы не знаем, каковы сейчас планы эмиссаров, которые разведывали обстановку в Кабардино-Балкарии через Расула Кудаева. Ограничились ли они этим общением, или ищут другие пути проникновения в республику. Бросили они эту затею после смерти аз-Заркави, или, наоборот, как раз сейчас прорабатывают маршруты переправки террористов.

Но есть подтверждения, что адыгские связи работают. Сейчас в розыске находятся 24 участника нападения на Нальчик. В такой маленькой республике сложно скрыться, поэтому главный вопрос - куда они бежали. По данным наших источников в МВД КБР, пятеро из них - Валерий Этезов, Ахмадия Малкаров, Рустам Мамеев, Хаким Жангуразов и Залим Техажев - проживают в Абхазии. Еще несколько человек из списка разыскиваемых появляются в Абхазии периодически.

Кстати, Абхазия стала убежищем для многих еще до нападения на Нальчик. Заурбек Кушхов, старший группы "Дон", погибший в поселке "Ландыш", был объявлен в федеральный розыск еще летом 2004 года за участие в нападении на силовые структуры Ингушетии. Насколько известно, все это время он скрывался в Абхазии, и даже имел паспорт на другое имя с регистрацией в Сухуми. Кроме того, еще двое погибших участников нападения 13 октября - Анзор Чочев и Вячеслав Шогемов -  принимали участие в грузино-абхазской войне.

* * *

Готовы ли члены джамаата принять варягов из Аль-Каиды? Этот вариант исключить нельзя. По крайней мере дважды эти люди согласились изменить свою жизнь под влиянием внешних сил, находившихся за пределами республики - в начале 90-х приняв ислам от арабских учителей, а в 2005-м - военную помощь от Басаева.

Те, кто не готов сдаться, стоят перед альтернативой - идти к Астемирову, то есть к чеченцам, или принять участие в глобальном джихаде. Оба варианта предполагают подчиненную роль. Но есть разница: быть на побегушках у Басаева, или поучаствовать в настоящей "большой игре" - третьей мировой войне против кяфиров.

P.S. События в Нальчике 13 октября 2005 года сразу обросли мифами, извратившими реальную картину.  Например, считается, что в штурме участвовали в основном незрелые подростки и студенты. Анализ имеющихся у нас данных о погибших показывает, что костяк нападавших составляли мужчины 24-30 лет: 55 человек из 92 опознанных. Молодых людей в возрасте от 17 лет до 23 было всего 20 человек, причем студентами из них являлись далеко не все. И еще 18 человек переступили 30-летний порог. (Правда, средний возраст арестованных за нападение несколько меньше и среди них нет никого старше 33 лет). Самым младшим был 15-летний Локман Архестов из села Исламей. Подросток подавал большие надежды, экстерном закончил школу и учился на 3-м курсе экономического факультета Кабардино-балкарского университета. А самым старшим был 40-летний Аслан Токмаков , отец троих детей. Профессиональный выбор этих людей не отличается особым разнообразием: большинство занималось мелким бизнесом, работали на частных стройках или охранниками. Диплом о высшем образовании имели только 18 человек из 92. Больше половины участников штурма --  жители Нальчика и пригородов, остальные из сельской местности.

СПРАВКА Адыги

Адыги -   общее наименование группы родственных племён Северного Кавказа. Адыги населяют Кабардино-Балкарию (кабардинцы), Карачаево-Черкессию (черкесы), Адыгею (адыгейцы и бжедухи), Дагестан ( абадзехи), Краснодарский край (шапсуги). Кроме того, абхазы являются народом родственным адыгам. После кавказской войны адыги расселились по всему Ближнему и Среднему Востоку, где их называют черкесами. Крупнейшая диаспора в Турции (150 тыс. человек), Иордании (25 тыс. человек), Иране (15 тыс. человек), Ираке (5 тыс. человек). Главная организация диаспоры - Международная черкесская ассоциация, которую сначала возглавлял депутат Госдумы Заурби Нахушев, а сейчас Касболат Дзамихов, оба кабардинцы. У кабардинцев особые отношения с Турцией и Иорданией. Турецкий город Кайсары является побратимом Нальчика, а в Иордании многие десятилетия личная гвардия короля комплектовалась из черкесов. В начале 90-х Иордания выстроила тесные связи с КБР: прежний король Иордании даже посещал с визитом Нальчик. Кстати, Иордания сыграла большую роль в возрождении интереса к исламу. Большинство богословов, приезжавших 15 лет назад в Нальчик, были из Аммана.

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->