Руководитель: Михаил Юрьевич Михайлов с 2017 года, заместители: Ковалев А.А., Самойлов А.И., Иванов Игорь Анатольевич, Жданьков Сергей Иванович.
Бывшее руководство: руководитель Ефремов Сергей Васильевич (ушел в Цитадель в 2017 г), заместитель Михаил Литвинов (перешел в БТСМ МВД в ноябре 2017). до Ефремова Мартынов Сергей Александрович, до него Филатов Г.П.

Адрес: в/ч 34434

Здания Центра (помещения оснащены устройствами по блокировке сигналов сотовых телефонов Штиль):

  • Малая Лубянка, д.5/12, (в этом же здании находится Профсоюз работников органов безопасности)
  • Малый Кисельный пер., д.6, стр.2

12-й Центр занимается снятием информации с технических каналов связи (прослушка и перехват), в том числе проектом СОРМ (см. ниже). 

Прослушивающие мощности 12-го Центра в Москве (объединены в виртуальную сеть VPN):

  • Милютинский пер, д.5, стр.2 старейшая в Москве центральная телефонная станция,
  • Скобелевская ул., д.22 телефонная станция в Южном Бутово,
  • Осенний бульвар, д.4 телефонная станция в Крылатском,
  • Шипиловская ул., д.34 телефонная станция в Домодедово.

Кроме того, в Москве список объектов 12-го Центра (пеленгаторы и аппаратура радиоперехвата сигналов иностранных спецслужб) включает:

  • Варшавское шоссе, д.37, корп.2 спецпомещение, обслуживает находящийся в этом здании Международный Почтамт, отвечаят за перлюстрацию почты,
  • Краснопролетарская ул., д.10 спецпомещение в здании Центра адресно-справочной работы Управления по вопросам миграции ГУ МВД России,
  • деревня Темниково, г. Балашиха радиопеленгатор, (объект в/ч 48852 радиоконтрразведка),
  • поселение Сосенское, д. Столбово, поселок Коммунарка, г. Москва радиопеленгатор, (объект в/ч 48852),
  • г. Балашиха, мкр. Павлино, вл.1В, стр.1,
  • г. Балашиха, м/р «Саввино», ул. Пригородная,
  • Садовая-Триумфальная ул., д.14/12 (объект в/ч 48852)

Пеленгаторы в московских высотках:

  • Волоколамское шоссе, д.45, кв.112 (объект в/ч 48852),
  • ул. Молдагуловой, д.3, кв.165 (объект в/ч 48852),
  • Енисейская ул., д.2, стр.2 (объект в/ч 48852),
  • Щелковское шоссе, д. 77/79 (объект в/ч 48852),
  • Садовая-Триумфальная ул., д.12/14, кв.88 (объект в/ч 48852),
  • ул. Теплый Стан, д.3, корп.1, кв.143 и кв.144 (объект в/ч 48852),
  • ул. Новый Арбат, д.21 (объект в/ч 48852),
  • Ленинский пр-т., д.9 (объект в/ч 48852),
  • ул. Маршала Тимошенко, д.45 (объект в/ч 48852)
Аппаратура подразделения радиоконтрразведки 12-го центра находится в том числе этом высотном здании по адресу: Ленинский пр-т, д.9.

Автотранспорт 12-го Центра: Volkswagen Multivan, Ford Kuga, Ford Focus, Volkswagen Tuareg, Ford Transit Van, Ford Tourneo Bus, Ford Transit Combi, Ford Tourneo Custom, Volkswagen Touran, Volkswagen Caravelle, Volkswagen Crafter, Volkswagen Caddy, Mitsubishi L200, Nissan.

История подразделения: советский период

Прослушивание телефонных разговоров и прослушивание помещений как способ добывания информации, широко использовался с самого начала деятельности советских органов государственной безопасности. Технические средства для прослушивания помещений, достаточно совершенные для того, чтобы это делать, появились в начале 30-х годов. Прослушивание телефонов начиналось практически сразу.

Организационно, отдел, который занимался литерными мероприятиями (прослушка) вылился в 1937 году в самостоятельное подразделение в центральном аппарате, и получил название 12-й отдел ГУГБ. Он отвечал и за прослушивание телефонов и помещения и вообще за применение всей оперативной техники (именно от формирования 12-го отдела ГУГБ подразделения прослушки ФСБ отсчитывают свою историю).

Значок УОТМ ФСБ России

Позднее прослушкой занимался специальный отдел в составе НКВД, а чуть позже — после войны — отдел «Б» МГБ СССР. В 1950-1960 годы функции использования технических средств выполнял 2-й отдел оперативно-техническом управления (с 1959 года в составе КГБ).

Порядок проведения мероприятий прослушки регламентировался отдельными нормативными актами КГБ СССР. Если ОТМ (оперативно-техническое мероприятие) проводилось оперативно-техническими подразделениями органов КГБ в интересах МВД, то оно имело условное наименование «спецмероприятие N 2». Проведение ОТМ было отнесено исключительно к компетенции КГБ СССР.

Прослушкой как телефонных сетей, так и помещений, занимался отдел, напрямую подчиненный руководителю КГБ, и его возглавлял функционер, лично преданный председателю. Когда в 1967 году Юрий Андропов был назначен председателем КГБ СССР, он привел на должность начальника 2-го отдела оперативно-технического управления, отвечавшего за прослушку, Алексея Кривошеева с присвоением ему звания подполковника. Кривошеев, по образованию инженер транспорта, не имел опыта службы в органах и был инструктором ЦК КПСС в отделе, который до того возглавлял Андропов.

Приказом КГБ №00147 от 20 ноября 1967 году 2-й отдел ОТУ был преобразован в 12-й отдел КГБ СССР. Кривошеев возглавлял его три года, до 1970 года. Его сменил Юрий Плеханов референт отдела ЦК КПСС, а c 1965 году – секретарь Андропова в ЦК и старший офицер приемной председателя КГБ, после того как Андропов перешел на Лубянку. Плеханов руководил 12-м отделом 12 лет — до марта 1983 года.

Главным критерием выбора начальника 12-го отдела была лояльность начальству, а не профессионализм. Только при председателе КГБ Чебрикове 12-м отделом руководил офицер с техническим образованием Евгений Быстров.

Когда пост председателя КГБ в 1988 году занял ближайший соратник Андропова Владимир Крючков, начальником 12-го отдела стал Евгений Калгин, начинавший карьеру водителем Андропова. Перепрыгнув несколько званий, он стал генерал-майором.

К моменту распада СССР в Москве в ведении 12-го отдела находилось 164 точки контроля, разбросанные по всей столице. Магнитофоны крутились и в районных отделах КГБ, и на городских телефонных станциях, на каждой из которых для контролеров КГБ (в основном, женщин) были оборудованы специальные помещения. Телефонные линии посольств иностранных государств прослушивались отдельно. Это называлось «объектовый контроль»: по каждому более-менее крупному посольству работала отдельная команда, сидевшая, как правило, в одном из соседних зданий. Кроме контролеров здесь всегда присутствовали оперативники — на случай, если кто-нибудь из списка подозрительных лиц решит позвонить в посольство и попросить о встрече, его можно было бы перехватить еще до того, как он подойдет к входу.

Главное здание 12-й отдела располагалось в доме 11 в Варсонофьевском переулке на углу с ул. Большая Лубянка (раньше тут была знаменитая лаборатория ядов Майрановского).

Всего в 12-м отделе служили девятьсот человек в Москве, и еще четыреста в Ленинграде. Контролерами были женщины, обученные машинописи и стенографии. Проверка личного дела перед зачислением занимала год. Зарплата контролеров составляла около 300 рублей, но людей был постоянный некомплект. В том числе потому, что было известно: через 15 лет на этой работе люди глохли. 

Количество не обеспечивало эффективности. Одновременно отдел мог прослушивать не больше 300 телефонных линий в Москве. За сутки работы удавалось сделать в среднем от восьми до одиннадцати часов записей, при этом на расшифровку одного часа записи уходило семь часов работы контролеров. Существование 164 точек было скорее симптомом слабости системы. Посвященным было понятно, что такое количество точек контроля было необходимо из-за плохого качества связи и неоднородности московских телефонных станций, некоторые из которых работали еще с дореволюционных времен. Подземные коммуникации находились в ужасающем состоянии, и иногда было физически невозможно подключить линию к центральному пункту прослушивания.

Техника для прослушки производилась в Риге на заводе «Коммутатор» и на предприятии «Альфа».

Формально прослушка регулировалась приказом КГБ No 0050 от 1979 года, подписанного Юрием Андроповым. Но приказ содержал лишь одно ограничение: категорически запрещалось прослушивать партийных функционеров.

Законом СССР от 12 июня 1990 года «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» прослушивание телефонных и иных переговоров было включено в систему следственных действий. До принятия этого Закона это действие относилось к числу оперативно-розыскных действий. На основании этого закона, в том же 1990 году Верховный Суд СССР, Министерство юстиции СССР, Прокуратура СССР, МВД СССР и КГБ СССР приняли совместные «Рекомендации по применению средств видео-, звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использованию полученных результатов при раскрытии и расследовании преступлений».

Оперативно-розыскным мероприятием прослушивание телефонных переговоров впервые было названо в 1991 году в п. 3 ст. 14 Закона СССР «Об органах государственной безопасности в СССР». Этот закон не расшифровывал, что понимается под названным оперативно-розыскным мероприятием и не устанавливал порядка его проведения.

Смотри также на Agentura.ru:

12-й отдел во время событий 1991 года

15 августа Крючков в срочном порядке вызвал из отпуска начальника 12-го отдела Евгения Калгина. Калгин прибыл на встречу к Крючкову и тут же получил распоряжение начать прослушку разговоров всех, кто имел хоть какие-то контакты с Борисом Ельциным, избранным в июне президентом Российской Федерации. Калгину поручили прослушивать служебные и домашние телефоны всех членов правительства Ельцина и лояльных ему депутатов — КГБ хотел знать, как они реагируют на происходящее в Москве, и вычислить их контакты. Еще в конце июля КГБ перехватил разговор Горбачева и Ельцина, в котором они обсуждали смещение Крючкова. Крючков решил действовать на опережение.

Калгин взял на себя подготовительную работу. Основная нагрузка легла на шестой отдел 12-го отдела. На следующий день, 16 августа, Калгин проинструктировал начальницу шестого отдела Зуйкову, и та вызвала из отпусков всех своих сотрудников.

17 августа Крючков позвонил Калгину и велел «взять на слуховой контроль» линию Геннадия Янаева, чтобы удостовериться, что тот не «даст задний ход». 18-го Борис Ельцин вернулся в Москву из Казахстана, и Калгину было приказано «взять на контроль» и его линии. Начальница шестого отдела собрала самых проверенных и надежных подчиненных и велела передавать всю перехваченную информацию лично Калгину по его внутреннему телефону. Им было поручено прослушивать 169 телефонных номеров. Пятому отделу 12-го отдела, отвечающему за прослушку иностранцев, поручили слушать 74 номера. Операция началась. В тот же день спецслужбы заблокировали Горбачева в Крыму. 19 августа заговорщики объявили чрезвычайное положение и ввели войска. Путч провалился, и днем 21 августа Крючков приказал Калгину «свернуть» прослушку подконтрольных Ельцину линий и немедленно уничтожить все записи.

После 1991 года

Уже 1 ноября 12-й отдел передали в состав КГБ РСФСР, а 26 ноября КГБ РСФСР преобразован в Агентство федеральной безопасности. 12-й отдел включили в ОТУ (Оперативно-техническое управление) российской спецслужбы, позднее включили в состав УНТО ФСБ.

Но вскоре 12-й отдел снова получил статус самостоятельного управления, как УОТМ ФСБ. После реформы 2004 года УОТМ было включено в состав Научно-технической службы (НТС) ФСБ.
Управление переименовали в Центр и именно это подразделение ФСБ курирует «черные ящики» СОРМ.

Портрет: контролер 12-го отдела КГБ

Это была женская работа — часами сидеть за столом со стойками с катушечными магнитофонами Uher Royal de Luxe, а затем с восьмиканальными магнитофонами, переделанными из видео-магнитофонов. Женщины выглядели как обычные телефонистки, с наушниками наготове, сидя спина к спине в большой комнате, в которой даже был настоящий телефонный коммутатор. В ней также находились пара дежурных офицеров-техников, а женщины за столами на самом деле были не операторами, а «контролерами» 12-го отдела. Как правило, им присваивали звание прапорщика или младшего лейтенанта, и не они, а только офицер за коммутатором, тоже женщина, решала, какой номер поставить на прослушку.

Работа контролера была сравнительно несложной — убедиться, что все катушки находятся в рабочем состоянии, и поставить новую ленту, когда старая подойдет к концу. Иногда им могли приказать «осуществлять слуховой контроль», и тогда они надевали наушники и брали в руки рабочую тетрадь для записей. Каждая из них в обязательном порядке проходила курсы машинописи и стенографии. Их также учили запоминать около пятидесяти голосов и мгновенно определять, кто звонит.

В 2015 году нам удалось выйти на одну из таких женщин. Мы встретились в кафе «Николай» на Старой Басманной, в двухстах метрах от ее новой работы, редакции прокремлевского сайта. За столиком в углу кафе сидела, испуганно поглядывая по сторонам, миниатюрная женщина чуть за 50, темноволосая, с карими глазами, в скромном деловом костюме. Ее звали Любовь Степушова. Мы показали ей ее же рапорт, обнаруженный в книге о путче 1991 года, опубликованной в 1995 году небольшим тиражом. В то время Любовь Степушова была старшим лейтенантом Комитета госбезопасности, «переводчиком специального назначения» в 12-м отделе.

Она подтвердила, что действительно работала в КГБ «контролером». В рапорте она написала, как на второй день путча прослушивала депутата Верховного Совета СССР Виталия Уражцева. Сторонник Ельцина, подполковник Советской Армии, Уражцев прославился после того, как в 1989 году вылетел из КПСС за свои идеи демократизации армии. Ранним утром первого дня путча его арестовали прямо на автобусной остановке и привезли в КГБ, где пытались выяснить, собирался ли он сопротивляться, и предлагали перейти на их сторону. Он отказался. Через несколько часов его отпустили. На следующий день его фамилия попала в список людей, чьи телефонные линии должен был прослушивать 12-й отдел КГБ.

Слушать его разговоры предстояло Любови Степушовой. Она окончила геофак МГУ, затем работала специалистом по экономической географии и переводила с португальского, но вскоре ее позвали в КГБ, в 12-й отдел, на должность переводчика. Если Комитету нужно было подслушать португальцев, бразильцев или ангольцев, вызывали именно ее. В остальное время ей приходилось слушать всех, кто был интересен КГБ.

В дни путча КГБ интересовал депутат Уражцев. В январе 2015 года, сидя в московском кафе, Любовь с беспокойством смотрела на собственный рапорт, опубликованный в книге двадцатилетней давности. «Как это могло произойти? Это же наши внутренние дела, — сказала она. — Этот отчет должен быть засекречен». Она явно не знала, что сказать: в первой же строчке объяснений, написанных после провала путча, Любовь Степушова признавала, что 20 августа 1991 года принимала участие в «антиконституционной противозаконной операции» по прослушиванию телефонных переговоров депутата. Она написала, что готова нести ответственность, и даже выдвинула несколько предложений по реорганизации 12-го отдела. Возможно, тогда она действительно сожалела о том, что сделала.

«Что бы я там ни написала, я патриот!» — нервно заявила она. Мы оба знали, что в январе 2015 года ее критические слова о деятельности КГБ были совсем не ко двору. Мы пытались уговорить ее встретиться еще раз. Но она так нервничала, что задержалась ненадолго — чтобы сказать, что считает сотрудников ФСБ лучшими людьми в стране, — а потом исчезла.

Однако Любовь Степушова не исчезла из публичной жизни с 2007 года она является обозревателем сайта Pravda.ru, и сейчас принимает активное участие в пропагандистской операции в поддержку войны с Украиной.

Проект СОРМ

Разрабатывать СОРМ начали в середине 1980-х гг в НИИ КГБ Кучино. Внедрить в советское время не успели, и первый этап внедрения на аналоговых телефонных линиях начался только в 1992 году, когда вышел Приказ Министерства связи РСФСР от 24.06.92 № 226 «Об использовании средств связи для обеспечения оперативно-розыскных мероприятий Министерства безопасности Российской Федерации», который обязывал руководителей организаций и предприятий Минсвязи РСФСР обеспечить предоставление оперативно-техническим подразделениям Министерства безопасности РСФСР возможности осуществления оперативно-розыскных мероприятий по контролю почтовых отправлений, прослушиванию телефонных и иных переговоров» снятию информации с технических каналов связи и оказывать им необходимое содействие. Затем вышло директивное Указание Министерства связи РФ от 11.11.94 № 252-у «О Порядке внедрения СОРМ на ВСС Российской Федерации», в котором были утверждены технические требования к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на электронных телефонных станциях (СОРМ). Автором проекта СОРМ со стороны спецслужб был Андрей Быков, заместитель директора ФСБ 1992–1996 годов в звании генерал-полковника. До этого он возглавлял ОТУ — оперативно-техническое управление КГБ. Именно Быкову 5 декабря 1991 года председатель КГБ Вадим Бакатин приказал передать американцам схемы прослушки нового здания посольства США в Москве.

В начале 1990-х подпись Быкова стояла на многих документах, связанных с СОРМ. По образованию инженер, Быков учился на кафедре М6 (стрелковое оружие) Московского высшего технического училища им. Баумана. Через три года после окончания учебы его позвали работать в КГБ, в Оперативно-техническое управление, которое он в конце концов возглавил. Именно это управление курировало работу шарашек в Марфино и Кучино в сталинское время.

Когда после августовского путча 12-й отдел включили в ОТУ, Быков стал заместителем директора новой российской службы безопасности.

Быкову пришлось отвечать на неудобные вопросы диссидентов и журналистов о том, как КГБ шпионил за собственными гражданами. Быков предложил идею получения санкции на прослушку. Она предполагала существование некоего внешнего органа, которой мог бы одобрять слежку. Изначально Быков продвигал идею, чтобы санкцию выдавала прокуратура, но в 1995 году решили остановиться на санкции суда (ФЗ N 144 «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Однако технический метод полного и неограниченного доступа ко всем средствам связи, разработанный в лаборатории КГБ в Кучино в 1980-е, было решено не менять. На практике это означало, что спецслужбы будут получать санкцию суда, а делать все, что им заблагорассудится. Быков не собирался менять технологию прослушки.

Получение разрешения суда — процедура, созданная Быковым, — ничего особо не значила и никому не мешала. Российские законы требовали от офицера ФСБ получить разрешение, но при этом он не должен был никому — и прежде всего оператору — его показывать. Он сам осуществлял перехват. Другими словами, методы СОРМ были прямо заимствованы из эпохи, когда никто не думал ни о каких разрешениях суда, — из советской практики телефонной прослушки.

Согласно объяснениям Бориса Гольдштейна, ведущего отечественного эксперта по СОРМ, принципиальная разница между Западом и Россией в ведении прослушки заключается в том, что на Западе телефонная компания или провайдер сначала получает ордер, потом дожидается подтверждения личности абонента, и лишь затем начинает перехват. В России же компания понятия не имеет, кого и зачем прослушивают. (источник: Битва за Рунет)

Впервые СОРМ упоминается в приказ Минсвязи от 11 ноября 1994 года. Этот документ регламентировал установку СОРМ для телефонной связи. Со сменой аналоговых линий на цифровые начался второй этап в развитии СОРМ. В 1995 году вышел Приказо Министерства связи РФ от 08.11.95 № 135 «О по­рядке внедрения системы техничес­ких средств по обеспечению опера­тивно-розыскных мероприятий на электронных АТС на территории Российской Федерации».

Ответственной организацией за техническую сторону СОРМ был назначен Центрального научно-исследовательского института Минсвязи ЦНИИС.

Для внедрения СОРМ внутри ЦНИИС существует отдельный Центр, начальником которого был Вячеслав Гусев. Кроме того, над созданием СОРМа работали не только в московском ЦНИИС, но и в его отделении в Санкт-Петербурге — ЛОНИИС — Ленинградское отделение Научно-исследовательского института связи, в настоящее время ЛО ЦНИИС. Куратором СОРМ был руководитель научно-технического отдела Минсвязи Сергей Мишенков. 

В 1990-е министр Булгак позвал Мишенкова в Министерство, чтобы навести порядок в деятельности подведомственных Минсвязи научно-исследовательских институтов. За годы советской власти они привыкли к гарантированному госфинансированию, но Мишенков требовал быстрого результата. Им нужны были деньги, поиск которых был главной задачей Мишенкова. Так он оказался в истории с СОРМ: ФСБ была готова оплачивать научно-исследовательские работы по прослушке.

Центральный НИИС в Москве традиционно работал над междугородными телефонными станциями, поэтому им и поручили разрабатывать СОРМ для этих станций. Отделение в Санкт-Петербурге исторически разрабатывало местные телефонные станции, поэтому и занялось СОРМом для них. Когда появились сотовая связь, подключился третий институт — НИИ радио.

Все институты работали над технологией, но истинным местом рождения СОРМ были стены Кучинского НИИ в Подмосковье.

В настоящее время 12-й центр является головным подразделением ФСБ, с которым операторы согласовывают установку аппаратуры СОРМ.
Третий этап внедрения СОРМ — для сетей Интернет — начался в 1998 году, несмотря на сопротивление операторов, которых обязали закупать оборудование СОРМ за свой счет.  
С технической точки зрения СОРМ включает в себя:

  • комплекс аппаратно-программ­ных средств СОРМ, размещаю­щийся на узле (узлах) сети
    доку­ментальной электросвязи, вклю­чая Интернет;
  • комплекс аппаратно-программ­ных средств СОРМ, размещаю­щийся на удаленном пункте
    уп­равления;
  • канал (каналы) передачи данных, обеспечивающий (-е) связь меж­ду первыми двумя комплексами в защищенном режиме.

СОРМ состо­ит из двух комплектов специаль­ных программно-аппаратных устройств, один из которых устанав­ливается у поставщика услуг (про­вайдера), а другой — на пульте управления СОРМом на объ­екте ФСБ России .

ММТС-9
ММТС-9

MSK-IX

В обычном спальном районе на юго-западе Москвы (на улице Бутлерова, д.7) стоит типовая бело-серая высотка за скромным заборчиком, ничего необычного. Хотя нет, одна странность все-таки есть: из девятнадцати этажей только у двенадцати есть окна.

Именно здесь бьется сердце русского интернета — крупнейшая в стране точка обмена Интернет-трафиком MSK-IX в здании междугородной телефонной станции ММТС-9.

Одна из комнат на восьмом этаже отведена ФСБ. Впрочем, ее присутствие ощутимо во всех частях здания. Тут и там среди коммуникационных стоек расставлены электронные устройства — небольшие узкие коробки размером с видеоплеер. Они маркированы аббревиатурой СОРМ, и их основная задача — обеспечивать работникам восьмого этажа доступ к российскому трафику.

В 2014 году оператор Комкор протянул в интересах 12-го Центра оптоволоконный 5 Мбит/с кабель между зданием ММТС-9 и домом 10 на Краснопролетарской улице (помещение 511). Ранее здесь находился Всесоюзный адресный стол, а в постсоветские годы это было Центральное Адресно-Справочное Бюро ГУВД, потом Адресный стол Управления по вопросам миграции.

А в 2017 году ММТС-9 и 12-й центр заключили контракт о прокладке двух кабелей (32-х волоконно-оптического и 16-х волоконно-оптического) по всему зданию телефонной станции, связав устройства СОРМ в единую систему.

Расширение полномочий

В июле 2016 года в состав УОТМ были влиты два подразделения ФСБ:

  • Управление «Р» (радиоконтрразведка), в/ч 48852, ул.Большая Лубянка, д.21 — с 2012 года руководителем является Симоров Дмитрий Николаевич, автор научной публикации «Об ограничении конституционного права на тайну телефонных переговоров и иных сообщений при снятии информации с технических каналов связи». Заместитель Симорова — Романов Владимир Александрович,
  • в/ч 68240-Ж (научно-исследовательское подразделение) руководитель Ковалев Андрей Анатольевич.

Функциональные обязанности аналитика в/ч 48852:

  • сбор, обработка и систематизация больших объемов информации (в т.ч. на иностранных языках), работа с БД;
  • работа с ГИС (на основе MapInfo);
  • составление аналитических отчётов для руководства и заинтересованных подразделений;
  • внесение предложений руководству отдела по оптимизации рабочих процессов и модернизации ПО;
  • перевод технической литературы и инструкций к электронным устройствам (направление перевода: английский — русский, восточный язык — русский);
  • выполнение оперативных задач в служебных командировках в регионах России и за рубежом (срок командирования от двух недель до полугода).
Пеленгатор 12-го Центра, Подмосковье
Пеленгатор 12-го Центра, Подмосковье

В 2017 году подразделение переименовали в Центр оперативно-технических мероприятий ФСБ (12-й Центр) и в его начальником стал Михаил Михайлов.

Михаил Михайлов
Михаил Михайлов

Его предшественник Ефремов ушел в «Цитадель» — крупнейший российский холдинг по производству аппаратуры СОРМ. В декабре того же года приказом директора ФСБ 12-й Центр был сделан уполномоченным органом по получению ключей шифрования у «организаторов распространения информации» (ОРИ), включая мессенджеры (Telegram), вместо Организационно-аналитического управления НТС ФСБ, которое было уполномоченным органом с 2016 года (приказ директора ФСБ от 19 июля 2016 года).

Летом 2019 года российские интернет-сервисы, включенные в реестр операторов распространения информации (ОРИ), получили письма, подписанные руководителем 12-го Центра Михайловым, с требованием установить оборудование, дающее сотрудникам спецслужбы круглосуточный онлайн-доступ к их информационным системам и ключи для дешифровки переписки пользователей. Сервисы, включенные в реестр ОРИ, обязаны предоставлять данные пользователей ФСБ по требованию «закона Яровой». В случае неисполнения требований им пригрозили блокировкой.

В письме Михайлов указал, что решением директора ФСБ органом для взаимодействия с участниками реестра ОРИ выбран Центр оперативно-технических мероприятий ФСБ. (источник: The Bell)

Agentura.ru 2022