Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

«До чего может дойти Кремль, регулируя интернет»

Семинар Agentura.Ru и Сахаровского центра
28 февраля 2013

Черные списки сайтов – не единственная инициатива Кремля по регулированию интернета. В настоящее время в Костромской области проводится эксперимент по введению «белых списков», представляющих собой перечень сайтов, доступ к которым разрешен и одобрен Лигой безопасного интернета. Помимо введения цензуры в Рунете, Кремль пытается изменить глобальную систему управления интернетом через международные институты, заручившись поддержкой Китая.
Есть ли у России шансы изменить систему управления интернетом? Каким может стать наихудший сценарий регулирования Рунета? Эти вопросы обсуждали участники очередного семинара Сахаровского центра и сайта Agentura.Ru, прошедшего 28 февраля: заместитель главного редактора Agentura.Ru Ирина Бороган, декан факультета журналистики ВШЭ Анна Качкаева, главный редактор сайта Besttoday.ru Марина Литвинович и представители Российской Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Ирина Левова и Карен Казарян. Ведущий – главный редактор Agentura.Ru Андрей Солдатов.

Ирина Бороганзаместитель главного редактора Agentura.Ru

Для того чтобы предположить, какой может быть самый худший сценарий регулирования интернета, надо знать, как его себе представляют сотрудники спецслужб и некоторые чиновники. Из их докладов создается ощущение, что они воспринимают интернет не как глобальную платформу, а как вертикальную иерархическую структуру, где главный руководитель – США. Поэтому чиновники считают, что в этом глобальном пространстве они должны пытаться противостоять сопернику и отбить у него как можно больше территории. Конечно, каких-то серьезных перспектив изменить систему управления глобальной сетью у нашей власти нет, поскольку нет никакой поддержки. Западные государства будут противостоять этой инициативе. Но свою идею создания суверенного интернета они могут попытаться воплотить здесь, в России. И у них не будет никаких серьезных препятствий.

На что это будет похоже? Вспомним, что сделали в свое время с западными СМИ в Сингапуре. От них потребовали зарегистрироваться в качестве юридических лиц, и таким образом они «попали» под юрисдикцию Сингапура, после чего их стали судить по местным законам. Соответственно, эти западные СМИ практически ничего не смогли печатать.

Примерно таким же принципом могут воспользоваться российские власти.

Все глобальные платформы, такие как Google, Gmail, Facebook, будут вынуждены зарегистрироваться у нас и стать российскими юридическими лицами. В этом случае они станут не только объектами антиэкстремистского законодательства, но и «попадут» под все российские законы.

И, что самое плохое, тогда они станут доступными для прослушки.

Карен Казарянглавный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК)

Хочу заметить, среди всех крупных глобальных сервисов разве что у Facebook и Twitter нет российских юридических лиц. Google, кстати, периодически отвечает на запросы российских правоохранительных органов – правда, их не так много. И, по новому законодательству «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», уже снимал некоторые ролики. Правда, сейчас Google судится с Роспотребнадзором, потому что не очень понятно, какие ролики должны подвергаться блокировке. 

Вариант, что некоторые ресурсы обяжут создавать некие российские представительства, вполне вероятен. Мне кажется, многие компании могут на это пойти. Все-таки российский интернет-рынок является одним из крупнейших в Европе. Точнее так: по пользователям он крупнейший, по деньгам – постепенно догоняет.  

Другой вопрос: что все эти нововведения будут значить? Ведь тогда надо будет много работать. Уже сейчас у правоохранительных органов есть необходимые для контроля инструменты, однако они ими пользуются в лучшем случае десять раз в год. Я абсолютно не верю, что они вдруг начнут посылать нам тысячу запросов. 

Марина Литвиновичглавный редактор Besttoday.ru

Безусловно, последние инициативы по, скажем так, ущемлению прав пользователей, по закрытию различных ресурсов вызвали достаточно негативную реакцию. Но понятно, что эта реакция касается очень небольшой группы людей, – может быть, порядка ста тысяч человек. Это те люди, которые следят за политикой российского государства. Большинство же тех, кто заходит на сайт и видит, что он заблокирован, в общем-то не волнует, почему он закрыт. Они не знают, как можно узнать причину, как опротестовать блокировку этого сайта… Конечно, волнения идут, но, повторюсь, они ограничиваются группой людей, которые следят за политикой. Преимущественно это блогеры, пользователи Facebook, журналисты.

Хотя, надо признать, если закроют какую-нибудь игрушку на Mail.ru, то, возможно, у большинства пользователей будет совершенно другая реакция. Помните, несколько лет назад было объявлено о закрытии телеканала «2×2», который смотрела и смотрит в основном молодежь. Тогда юные, никогда не интересовавшиеся политикой люди неожиданно быстро организовались и вышли на улицы, протестуя против закрытия этого канала.

Кстати, не только наши чиновники и сотрудники спецслужб представляют интернет не как глобальную сеть, а как некую вертикальную структуру. Расскажу одну замечательную историю. Мой знакомый как-то поведал одному бизнесмену о том, что про него плохо отзываются вTwitter. Тот пожал плечами и серьезно спросил: «А можно мне переговорить с главным редактором Twitter?» То есть понимания, что интернет – это глобальная сеть, у нас в стране до сих пор нет.

Пару лет назад я была в Северной Корее и, оказавшись в местной библиотеке, где есть Wi-Fi, первым делом попыталась зайти в Google. Естественно, на корейском языке было написано, что у меня нет прав для того, чтобы зайти на этот сайт. Хотя сказать, что у них совсем нет интернета, нельзя: там существует достаточно большой набор внутренних ресурсов. Но в России будет не северокорейский вариант.

Возьмите крупные влиятельные газеты. Они практически все находятся под контролем собственников, каждый из которых состоит в каких-либо отношениях с Кремлем. Точно так же через собственников начнут контролировать и интернет-ресурсы.

Скорее всего, все сайты, которые являются СМИ или претендуют на то, чтобы ими называться, вынуждены будут зарегистрироваться. Ведь сейчас 90% сайтов не зарегистрированы как СМИ, потому что это не особенно важно. И мне кажется, те ресурсы, которые не зарегистрируются в официальном порядке, будут закрываться, или над ними установят серьезный контроль. То же самое касается социальных сетей. Главный редакторTwitter будет вызываться на ковер – а если его нет, его надо будет придумать.

Еще один важный момент, который, казалось бы, напрямую не касается интернета. Это поправки в Гражданский кодекс, которые запрещают собирать, хранить, публиковать информацию о частных лицах. Представляете, информацию нельзя будет даже хранить. Я тут как-то вспомнила, сколько у меня на компьютере такого рода информации, и поняла, что его надо попросту выкидывать тогда. Скажем, для «Ведомостей» и Forbes расследования – это хлеб, они живут этим и, естественно, они очень возмущены. Но дело в том, что расследованиями активно занимаются и блогеры. Соответственно, эти поправки ставят под угрозу и их деятельность.

Анна Качкаевадекан факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики

Я бы добавила, что в первую очередь под угрозой оказывается деятельность блогеров из регионов. Ведь страх там очень легко посеять. Не нужно даже никого сажать: можно действовать через работодателя, вызвать на серьезный разговор, задать вопросы. А в регионах делать-то особенно нечего. Как правило, блогеры там – это люди продвинутые, работающие в хороших компаниях, не обязательно связанных с медиа. А после серьезного разговора с руководством у человека возникнет проблема выбора. И скорее всего, блогер подумает: «Зачем мне все это надо? Я лучше уж как-нибудь помолчу и буду спокойно себе лайкать милые картинки котиков и детей».

В последние полтора года мной замечена одна тенденция. Многие активные журналисты закрывают свои аккаунты на Facebook от посторонних глаз. Причем это делают даже те журналисты, которым не надо особенно беспокоиться, поскольку их место работы все за них говорит. Так вот, они максимально закрывают свои аккаунты, чтобы уменьшить количество друзей. Это свидетельствует о том, что у тех, кто работает в государственных или «окормляемых» государством компаниях и медиа, начинаются проблемы. Работодатели, учредители следят за тем, что они пишут, что обсуждают. И вот эта тенденция – вопрос не столько самоцензуры, а вопрос опосредованного давления на работников СМИ. И, что печально, для следующих поколений журналистов уже поставлен флажок. Они будут постоянно вспоминать о том, что, если их предупредили товарищи с именем, значит, лучше не высовываться. Вся эта цепочка порождает атмосферу воспроизводящейся самоцензуры и является одной из причин кризиса в журналистской профессии.

Agentura.Ru 14.03.2013