Ирина Бороган

Макинтайр сегодня — самый популярный автор книг на шпионскую тему, и он использовал свой авторитет, чтобы выяснить из первых рук — от отставников МИ5 и МИ6 — детали операции по вербовке и эксфильтрации Олега Гордиевского.

В названии книги Макинтайра «Шпион и предатель» только первое слово относится к Олегу Гордиевскому, сотруднику Первого главного управления КГБ, убежавшему в 1985 году в Британию. Предатель, по мнению Макинтайра — это сотрудник ЦРУ Олдрич Эймс, который выдал КГБ не только дюжину агентов ЦРУ, но и самого Гордиевского, дослужившегося до позиции главы лондонской резидентуры, о котором американцы узнали в процессе сотрудничества с британцами.

Операция по вывозу Гордиевского в багажнике автомобиля британского посольства через финскую границу — одна из самых захватывающих историй из жизни спецслужб. Правда, она, как и многие другие подробности его невероятной жизни и карьеры, была уже рассказана самим Гордиевским в его автобиографии, и рассказана прекрасно. Зачем же читать еще одну книгу?

Во-первых, затем, что он нее невозможно оторваться. Джон Ле Карре не случайно назвал книгу лучшей правдивой историей, которую он когда-либо читал, а его нельзя обвинить в излишней симпатии к британским спецслужбам.

Во-вторых, Макинтайр дополняет историю Гордиевского подробностями с другой стороны и рассказывает, кто и как в МИ6 и МИ5 помогал суперценному агенту шпионить на британцев и одновременно скармливать кое-какую информацию советским спецслужбам, чтобы они ничего не заподозрили. С самим героем книги автор тоже провел много времени и узнал много нового, в результате история получает объем — события видны в разных проекциях.

Например, история Майкла Беттани (Michael John Bettaney), сотрудника британской контрразведки, который хотел стать агентом КГБ и упорно бросал письма с информацией о составе советской резидентуры прямо в почтовый ящик резидента. Напуганный Гордиевский сообщил об этом кураторам, Беттани задержали и отвели на допрос в квартиру, принадлежавшую МИ5, где он сразу потребовал бутылку виски, которую выпил до дна. Будущий директор МИ5 Элиза Мэннингэм Буллер (Eliza Manningham-Buller) лично вела его допрос, но не преуспела — он ни в чем не признался. С утра она приготовила похмельному Беттани завтрак, от которого он отказался и просто покинул квартиру. (Вскоре он сдался сам).

Эта история пересекается с тем, как самого Гордиевского допрашивал полковник из внешней контрразведки ПГУ Виктор Буданов, когда подозрения в отношении Гордиевского стали слишком серьезными. Гордиевскому предложили выпить, в алкоголь была подмешана какая-то сыворотка правды, он потерял контроль, но не признался.

Учитывая, что позднее Виктор Буданов основал частную компанию, которая сейчас охраняет американское посольство в Москве, история приобретает связь с современностью. Чисто теоретически можно предположить, что если бы Буданов также подробно рассказал свою версию случившегося, то история заиграла бы новыми красками.  Но такое вряд ли возможно — СВР предпочитает хранить свои старые секреты, даже если они уже стали секретами Полишинеля.

Книга Макинтайра вышла одновременно с книгой про другого российского перебежчика Сергея Скрипаля, написанной известным британским журналистом Марком Урбаном (The Skripal Files) , и невольно напрашивается сравнение двух героев.

Нельзя не заметить разницу в отборе сотрудников в советских разведках. ГРУ опиралась на таких, как десантник Скрипаль — с боевым опытом (он прошел Афганистан), но плохо владеющих иностранными языками, с трудом адаптирующихся к жизни в других странах. Сергей Скрипаль вырос в простой семье и видел армию как единственный шанс сделать карьеру. (Судя по Петрову и Боширову, этот принцип отбора кадров в военной разведке не изменился).

Внешняя разведка КГБ опиралась на таких, как Гордиевский – выпускника МГИМО, сына офицера НКВД и брата офицера-нелегала КГБ, женатого на дочери генерала КГБ.

Мотивы измены Гордиевского тоже выглядят сложнее. Он впервые дал понять, что готов пойти на сотрудничество с западной разведкой своему однокурснику по МГИМО – чешскому разведчику, который перебежал на Запад, в ужасе от вторжения советских войск в Чехословакию в 1968 году. Уже после побега чех постучался в квартиру Гордиевскому в Копенгагене, и старый друг его не выгнал. Гордиевскому не нравилось, как меняются правила в КГБ после 1968 года. Он был настолько амбициозен или тщеславен, что верил, что может спеть песню получше.