Андрей Солдатов, Ирина Бороган

11 января 2022 года стало известно, что начальник следственного изолятора «Лефортово» Алексей Ромашин ушел в отставку. Об этом сообщили источники «РИА Новости». В должности начальника СИЗО Ромашин служил с 2015 года, и его рапорт об отставке был подписан в конце 2021 года.

Врио начальника СИЗО стал Михаил Свинолуп. Свинолуп ранее перешел на должность замруководителя СИЗО (подчиняется ФСИН) из следственного управления ФСБ. Свинолуп – выходец из шпионского, первого отдела, где занимал должность заместителя руководителя отдела. 

Вот как выглядит эта схема: сначала следователь ФСБ переводится в центральный аппарат спецслужбы в подчинение Управления М (отвечает за надзор над правоохранительными органами, в том числе и ФСИН), а затем прикомандируется к Следственному изолятору ФСИН уже как офицер АПС (аппарат прикомандированных сотрудников ФСБ).
Именно такой способ уже много лет использует ФСБ для сохранения контроля над Лефортово, хотя формально эта тюрьма находится в ведении совсем другого ведомства — ФСИН, и ФСБ еще в 2005 году рапортовала, что больше не имеет тюрьмы в своем подчинении.

***

После смерти Сталина и конца эпохи массовых репрессий многие тюрьмы госбезопасности были упразднены — в 60-х была даже закрыта внутренняя тюрьма на Лубянке, — но КГБ оставил за собой «Лефортово» для содержания диссидентов и подозреваемых в шпионаже.

Став в начале 1990-х главной преемницей КГБ, ФСК унаследовала и «Лефортово».

В 1993 году в процессе затеянной Ельциным реорганизации спецслужб российская контрразведка временно утратила свой следственный аппарат. В результате в январе 1994-го следственный изолятор Лефортово перешел в подчинение к МВД. Вскоре из тюрьмы, впервые за ее историю, сбежали двое заключенных. Воспользовавшись скандалом как удобным поводом, в апреле 1997 года ФСБ, которая к тому времени уже добилась возрождения следственного управления, смогла вернуть в свое подчинение и «Лефортово». Одновременно с «Лефортово» в ведение ФСБ вернулись 13 региональных тюрем.

Между тем за год до этого, в 1996 году, Россия вступила в Совет Европы. В рамках взятых на себя обязательств Кремль, помимо всего прочего, пообещал «в течение года пересмотреть закон о Федеральной службе безопасности, с тем чтобы привести его в соответствие с принципами и стандартами Совета Европы: в частности, лишить ФСБ права иметь и управлять следственными изоляторами».

Совет Европы требовал от России отделить следственные органы от тюрем, так как в противном случае у следователей остается возможность оказывать давление на заключенных. В 1998 году МВД передало свои тюрьмы и другие пенитенциарные учреждения в ведение Министерства юстиции, однако ФСБ продолжала сопротивляться требованиям Европы.

В 2004 году заместитель директора ФСБ Вячеслав Ушаков на встрече с представителями ПАСЕ пояснил, что ФСБ абсолютно необходим изолятор, гарантирующий «высокий уровень безопасности». Только «Лефортово», по утверждению Ушакова, соответствует этим требованиям. (В марте 2005-го тезис Ушакова подставил под сомнение 27-летний заключенный из Киргизии Талгат Кукуев, без особого труда преодолевший забор, окружающий Лефортовскую тюрьму. Его удалось поймать лишь в мае.)

26 мая 2005 года глава Минюста Юрий Чайка в ходе встречи в Москве с комиссаром по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблесом заявил, что Следственный изолятор «Лефортово» и другие изоляторы ФСБ России будут переданы по указанию президента РФ под юрисдикцию Минюста России. «Таким образом Россия выполняет свои обязательства при вступлении в Совет Европы», — заявил тогда российский министр юстиции.

В апреле 2005 года президент Путин подписал указ о передаче Минюсту всех тюрем ФСБ (в том числе и Лефортово). В июле того же года он одобрил соответствующие поправки в закон о ФСБ; передача должна была произойти до января 2006 года.

Поначалу казалось, что ФСБ выполнила президентский указ. Руководство спецслужбы отрапортовало о передаче тюрем ФСБ в ведение Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), для чего в ФСИН даже было создано Управление следственных изоляторов центрального подчинения.

Однако в конце декабря 2005 года мы узнали из надежных источников в Следственном управлении ФСБ, что тюремные сотрудники, ранее числившиеся в ФСБ, спешно перевелись во ФСИН в качестве АПС (аппарат прикомандированных сотрудников). Иными словами, формально числясь в штате ФСИН, эти офицеры по-прежнему подчиняются своему руководству в ФСБ.

В 2008 году эта информация получила официальное подтверждение. В марте 2008-го гарнизонный военный суд Санкт-Петербурга санкционировал арест двух офицеров ФСБ — начальника и заместителя начальника городского СИЗО № 3. Ранее эта тюрьма находилась в ведении УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а в 2006 году, в соответствии с президентским указом, тоже была передана ФСИН. Оба офицера, 45-летний подполковник ФСБ Александр Ногтев и его заместитель 32-летний майор ФСБ Павел Челепёнок, до этого служили в местном управлении ФСБ, и после передачи СИЗО под контроль ФСИН остались на своих должностях. Официально они были переведены в Службу исполнения наказаний, но при этом сохранили свои звания и должности в ФСБ, что следует из информации, обнародованной на суде и впоследствии опубликованной в СМИ.

Так Россия нарушила обязательства, данных Европе.

Источник: Новое дворянство

Agentura.ru 2022