Андрей Солдатов

Поздней осенью 2005 года шеф московское бюро американской телекомпании CBS Бет Нобел (Beth Knobel) решила сделать расследовательский сюжет о проблемах со здоровьем у выживших заложников «Норд-Оста».

EPA

За три года до этого террористы захватили в заложники театр на Дубровке, где шел мюзикл «Норд-Ост». Спустя три дня последовал штурм театра спецназом ФСБ, во время которого применялся газ. Трагедия унесла только по официальным данным 130 жизней.

«Каждый год мы приходили на годовщины трагедии на Дубровке, и говорили с выжившими и их семьями. В октябре 2005 года, когда мы пошли освещать третью годовщину захвата, многие заложники жаловались нам на здоровье. Они говорили, что у них проблемы, нетипичные для посттравматического стресса, которые, казалось, были связаны с газом. По крайней мере, они думали, что их отравили газом,» – вспоминает Нобел.

Бет Нобел / Fordham University /

Нобел, опытный корреспондент-международник, прожила к тому времени 14 лет в Москве, приехав в Россию в 1992 году. Она работала на Los Angeles Times, а последние годы – на CBS News.  За освещение захвата заложников на Дубровке она получила премию Emmy. Она подумала, что история про последствия применения газа может стать хорошим расследованием. «Мы были не так уж заняты, поэтому решили попытаться опросить всех выживших, задать им вопросы об их здоровье до и после того, как они вдохнули газ» — рассказала мне Нобел.

Решено было сделать фильм к саммиту «Большой восьмерки», запланированному на июль следующего 2006 года в Санкт-Петербурге – первого саммита, который должен был пройти в России, причем в родном городе Путина.

Месяц за месяцем семь сотрудников московского корпункта работали над проектом: из восьмисот бывших заложников американские телевизионщики опросили 101 человек. «Почти все они говорили о проблемах со здоровьем,» — говорит Нобел.

Для фильма CBS нужна была официальная позиция властей, и продюсеры разослали запросы в разные ведомства, включая комитет здравоохранения Москвы.  

Телевизионщики не знали, что уже весной 2006 года они находились под плотным наблюдением ФСБ, а их планы докладывались «лично, секретно» президенту Владимиру Путину. Мы узнали об этом из документов ФСБ, которые оказались в нашем распоряжении.*

***

30 апреля 2006 года Олег Скопинцев, врио руководителя департамента контрразведывательных операций ДКРО – самого боевого подразделения Службы контрразведки ФСБ, которое отвечает на Лубянке за охоту на иностранных шпионов — отправил своему руководству рапорт «О планах московского корпункта американской телекомпании «Си-Би-Эс». Речь шла о работе Бет Нобел над фильмом о «Норд-Осте».

В рапорте Скопинцев прямо указал, что об этих планах его департамент узнал «в ходе проведения контрразведывательных мероприятий на канале международных информационных обменов», под чем подразумевался перехват почты и прослушка телефонов бюро CBS.

Однако это еще не все. Получив информацию о подготовке фильма, оперативники ДКРО задействовали агентуру внутри бюро. «По агентурной информации, телефильм готовится по указанию руководства американской телекомпании… и будет приурочен к саммиту «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге», — утверждалось в рапорте.

То есть российские контрразведчики, которые должны ловить шпионов, следили за американскими журналистами, перехватывая их коммуникации и вербуя агентов в корпунктах.

В рапорте Скопинцев предлагал принять меры: проинформировать Комитет по здравоохранению Москвы через «возможности» Управления ФСБ по Москве и области, очевидно, чтобы предупредить чиновников о необходимости держать язык за зубами с иностранными корреспондентами.

Однако вскоре стало ясно, что Скопинцев мыслил слишком узко. Встреча «Большой восьмерки» была слишком важным мероприятием для политического руководства. Россия впервые председательствовала в G8, и Путин готовился с размахом принимать мировых лидеров в июле в Константиновском дворце в Стрельне.

На Лубянке донесение контрразведчика о планах CBS довели до сведения Сергея Смирнова, первого замдиректора ФСБ, Николая Климашина (в то время начальника Научно-технической службы) и Александра Бортникова, на тот момент руководителя Службы экономической безопасности, и, конечно, директора ФСБ Патрушева.

Патрушев решил доложить о ситуации Путину. Однако первый проект рапорта не понравился генералам – и нейтральное «О планах московского корпункта американской телекомпании «Си-Би-Эс» заменили на более зловещее «О подготовке «Си-Би-Эс» антироссийской акции». В таком виде ФСБ отправила донесение Путину, с пометкой: «Лично, секретно».

Рапорт вызвал эмоциональную реакцию верховного главнокомандующего. На документе хороши видны замечания Путина, сделанные карандашом: «Возникает вопрос, кто все это сделал с заложниками? Сами себя хотим высечь».

Интересно, что Путин не удивился, что ФСБ доложила ему о планах журналистов как об «антироссийской акции», и тому, что на выяснение этих планов тратятся ресурсы контрразведки. Ни Патрушева с генералами, ни Путина не смутило использование советской терминологии госбезопасности.

Главный комментарий Путин сделал в самом конце документа. У последней фразы рапорта «Докладывается в порядке информации», Путин оставил ремарку «Какие меры?»

Очевидно, что президенту показалось недостаточным, что его просто проинформировали о готовящемся расследовании американской телекомпании. Он явно требовал от ФСБ предоставить план «мер» по противодействию «антироссийской акции», приуроченной к важному для него событию мирового масштаба – саммиту «большой восьмерки».

Пока шла эта бурная переписка, Бет Нобел продолжала готовить свой фильм. Но неожиданно планы CBS поменялись. «Мы решили не запускать его [фильм] под «большую восьмерку», а дождаться годовщины теракта. Я не могу вспомнить, почему мы это сделали, но полагаю, это исходило от нашего начальства,» — говорит Бет сегодня.

В июле «большая восьмерка» благополучно собралась в Санкт-Петербурге. Это был бесспорный внешнеполитический успех Путина, который ничто не омрачило: десятки оппозиционных активистов, собиравшиеся приехать в северную столицу на протесты, были заранее задержаны и сняты с поездов в Санкт-Петербург.

Фильм Бет Нобел о «Норд-Осте» вышел на CBS 25 октября 2006 года, к четвертой годовщине трагедии. Американцы так и не получили комментарий от Комитета здравоохранения Москвы.

Главный вывод фильма был следующий:

«CBS News нашла 101 из 800 человек, переживших газовую атаку, и задала им вопросы об их здоровье до захвата, после и сейчас. Почти все они сообщили о серьезных проблемах со здоровьем после штурма, в которых они винили газ.

Хотя многие недуги типичны для посттравматического стресса, другие напоминают отравление:

  • Треть жертв сообщила о проблемах с почками или печенью.
  • Треть жаловалась на продолжающиеся проблемы с дыханием.
  • И почти 85 процентов говорят, что их иммунная система ослаблена.»

После выхода фильма на CBS, Бет Нобель каждый день ждала звонка от российских чиновников с реакцией на фильм.

Но ей никто так и не позвонил. Казалось, российские власти напрочь утратили интерес к фильму о «Норд-Осте». Скорее всего, отсутствие реакции было связано с тем, что фильм показали в октябре, а не во время саммита «Большой восьмерки».

Готовя фильм, Бет Нобел уже знала, что она скоро она уедет из России. Так и случилось: вскоре Бет Нобел вернулась в США, ушла из журналистики и стала работать в университете Фордэм в Нью-Йорке, где она и сегодня преподает журналистику.

* архив lubyanskayapravda.com

Смотри также:

Agentura.ru 2022