Адрес: г. Москва, ул. Большая Лубянка, 15/17, также располагается в высотном здании по адресу проспект Вернадского, дом 12, корпус 4, известном как НИИ Прибой (источник)

Руководитель – Алексей Семенович Седов, до него Александр Брагин, до него Александр Жданьков, до него Герман Угрюмов 

Вторая служба

До реформы 2004 года Служба именовалась Департаментом по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. 

Структура:

После реформы КГБ и создания ФСБ там появилось свое Управление по борьбе с терроризмом. В начале 90-х это подразделение одновременно занималось и чистым террором, и противодействием политическому экстремизму. Однако после буденновских событий начальник управления с должности был снят, и УБТ переформировали в Антитеррористический центр.

В 1997 году на базе Антитеррористического центра (АТЦ) был создан Департамент по борьбе с терроризмом ФСБ под руководством Виктора Зорина. В тот период времени в рамках департамента существовало четыре управления: Оперативное (террор), “Альфа”, “Вымпел” и Управление “К”. Последнее было своего рода наследницей небезызвестного Пятого управления КГБ, ведавшего идеологической контрразведкой.

В 1998 году в Департаменте стала возраждаться система политического сыска. 6 июля 1998 года Указом президента было вновь создано управление конституционной безопасности ФСБ. Его руководителем был назначен Геннадий Зотов. Именно Зотов и был инициатором слияния двух структур – ДБТ и УКБ – в единое целое. В 1999 году в составе департамента по борьбе с терроризмом возникло Управление борьбы с терроризмом и политическим экстремизмом (офицеры как раз этого управления и занимались уголовным делом лидера НБП Эдуарда Лимонова).

Участие в отравлениях

В феврале 2021 года проект Bellingcat* опубликовал свое расследование отравлений Владимира Кара-Мурзы младшего (в 2015 и 2017 гг), в котором утверждал, что в операциях сотрудники из НИИ-2 действовали вместе со Второй службой ФСБ (Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом). Bellingcat* утверждал, что как минимум за три месяца до первого отравления за Кара-Мурзой начали ездить отравители из ФСБ. Они были с ним в Томске, Санкт-Петербурге, Калининграде и Казани. Причем последняя поездка в Казань закончилась 24 мая 2015 года, то есть менее чем за 48 часов до начала симптомов.

Единственное имя, связывающее все обнаруженные Bellingcat* четыре поездки вслед за Кара-Мурзой, — Александр Самофал. Основываясь на круге контактов, видимых из его телефонных разговоров, Bellingcat* предположил, что Самофал является сотрудником Второй службы ФСБ и периодически работает с группой отравителей из «лаборатории» (НИИ-2). По крайней мере в двух поездках, совпадающих с путешествиями Кара-Мурзы, Самофала сопровождал Константин Кудрявцев — тот самый специалист по химоружию, который в декабре 2020 года рассказал Навальному, как очищал его трусы от «Новичка». (источник)

В июне Bellingcat* выпустил расследование попытки отравления писателя Дмитрия Быкова (в 2019 году). Bellingcat* утверждал, что в этом покушении на убийство участвовали те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые отравили Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу. Как и в случае с Навальным и Кара-Мурзой, группа убийц из ФСБ включала химиков из «Лаборатории» (НИИ-2) и сотрудников Службы по защите конституционного строя (Вторая служба ФСБ). Следить за Быковым они начали как минимум за год до отравления. 20 мая 2018 года в 9:35 утра Быков вылетел из Москвы в Уфу, чтобы прочитать лекцию детям и их родителям о Карлсоне, который живет на крыше. Вместе с ним, по данным Bellingcat*, вылетели и офицеры Второй службы ФС Владимир Паняев (летевший под своим именем) и Валерий Сухарев (летевший с паспортом на имя Николай Горохов). В тот раз они летели одним рейсом с Быковым (в дальнейшем они такого себе не позволяли).

Следующая поездка вслед за Быковым состоялась уже только 17 ноября 2018 года, когда все те же Паняев и Сухарев полетели в Ростов. Там Быков проводил поэтический вечер, снова никакой политики. На следующий день все возвращаются в Москву — ФСБшники дневным рейсом, Быков вечерним. И вновь перерыв на несколько месяцев. В следующий раз чекисты отправятся за писателем только в апреле 2019 года. Незадолго до той поездки, в ночь на 5 апреля 2019 года, у Екатерины Кевхишвили стали взламывать одновременно все мессенджеры. Успешно удалось взломать только Telegram (где, по ее словам, едва ли можно было получить какую-то ценную информацию, кроме списка контактов). Позже в тот же день, 5 апреля, Паняев и Сухарев покупают билеты в Ростов, куда Быков планировал лететь, чтобы прочесть две лекции — о Гарри Поттере и о российских политических анекдотах. Как всегда ФСБшники прилетели другим рейсом, но в тот же день (6 апреля), и вернулись в Москву таким же образом 8 апреля.

10 июня 2021 года ФБК выпустил свое дополнение – часовой фильм – к расследованию отравления Алексея Навального (в 2020 г). ФБК утверждал, что что всю операцию по отравлению координировал Валерий Николаевич Сухарев, сотрудник УЗКС (фигурировавший в расследовании отравления Быкова). (источник) По данным ФБК, он ездил по России с Навальным минимум 15 раз. В двухнедельный период до и после отравления Алексея Навального Сухарев непрерывно разговаривал по телефону с уже известной нам бригадой отравителей. С координатором спецоперации Олегом Таякиным он говорил 47 раз. 11 раз звонил Макшакову, десятки раз говорил с Александровым, Осиповым и Кудрявцевым. (источник)

История подразделения

В советские времена с терроризмом боролись два подразделения КГБ. Первое входило в состав знаменитого Пятого управления (идеологического), и действовало на территории Советского Союза – Управление по борьбе с терроризмом (УБТ) КГБ СССР. Второе работало в рамках Управления “К” (внешней контрразведки) ПГУ КГБ, и отвечало за недопущение террористов на территорию страны.

Смотри также:

Смотри также материалы по истории политического сыска в дореволюционной России:

* издание включено в реестр СМИ-«иноагентов»