Как заявил премьер-министр Польши Дональд Туск, задержан организатор нападения на Леонида Волкова. По его словам, это «белорус, работающий на россиян, который заказал двум полякам убийство соратника Навального».

Также, заявил Туск, задержаны двое подозреваемых в нападении, это граждане Польши. Утверждается, что они «связаны с кругами футбольных фанатов ультрас».

Подозреваемых передадут Литве после завершения разбирательства. Личности задержанных Науседа не раскрыл.

Источник: Медуза

Agentura.ru 2024

Технологии подкупа в эпоху санкций

Кремль переходит к открытому подкупу граждан в соседних странах, используя те финансовые механизмы, которые он вынужден был разработать из-за давления Запада.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

«Промсвязьбанк» начнет выплачивать пособия жителям Гагаузии, автономного территориального образования в составе Молдовы. Евгения Гуцул, прокремлевская глава Гагаузии, во время своего визита в Москву подписала соглашение, согласно которому все пенсионеры и бюджетники Гагаузии смогут получать ежемесячную выплату, эквивалентную 100 долларам, из России. Согласно плану, право на участие в программе имеют 25 тысяч человек из 120 тысяч жителей Гагаузии, населенной преимущественно гагаузами – тюркским этническим меньшинством.

Чтобы получить деньги, жителям автономии не придется ехать в Россию – они могут подать заявку дистанционно. Для получения этих регулярных платежей жителям Гагаузии предлагается оформить карты «Мир», выпущенные «Промсвязьбанком». (При этом Национальный банк Молдовы не разрешил жителям Гагаузской автономии пользоваться системой «Мир»).

«Промсвязьбанк» — это основной российский банк, обслуживающий российских военных и военно-промышленный комплекс. Банк находится под западными санкциями с 2022 года. Этот банк активно работает в четырех аннексированных украинских регионах. Соглашение с Евгенией Гуцул подписал Петр Фрадков, председатель «Промсвязьбанка» и сын бывшего директора СВР.

В общем, в таких обстоятельствах очень сложно делать вид, что это инициатива «Промсвязьбанка», а не Кремля, с очевидной целью подготовить почву для создания трудностей проевропейскому правительству Молдовы.

Фрадков заявил, что это соглашение предусматривает возможность осуществлять трансграничные платежи через российскую национальную систему платежных карт «Мир».

Система «Мир» была запущена в 2016 году и не имела большого успеха до тех пор, пока западные санкции не ударили по российскому финансовому сектору, включая прекращение работы Visa, Mastercard и, наконец, SWIFT. Для россиян внутри страны Кремль сделал «Мир» выбором по умолчанию; для тех, кто уехал, «Мир» также постепенно становился единственным способом переводить деньги из России, а также продолжать получать зарплату, поскольку многие продолжают работать в российских компаниях из-за рубежа, удаленно.

Российские банки, чувствуя растущий спрос, активизировали усилия, чтобы сделать «Мир» доступной за рубежом системой – начиная с непризнанной Абхазии, затем распространившись на Центральную Азию, Белоруссию, Турцию, Венесуэлу и Кубу. К середине 2023 года Россия также вела переговоры о признании «Мира» с Ираном, Индией, Египтом, и Индонезией.

США начали атаку на «Мир» в феврале 2024 года, когда OFAC ввело санкции в отношении оператора «Мир». Санкции могут сделать невозможным снятие наличных с карт «Мир» в банкоматах некоторых стран, но не везде и не сразу.

В качестве сопутствующего ущерба это нанесет ущерб многим россиянам за рубежом, которые не имеют никакого отношения к подрывным операциям Кремля, но не имеют другого выбора, кроме как работать в российских компаниях, поскольку владельцы российских паспортов не пользуются большим спросом на рынке труда в Европе.

Российская инициатива в Молдове — пример того, что Кремль понял, как использовать изолированность системы «Мир» от международной финансовой системы, в своих интересах при проведении активных подрывных операций. Теоретически ничто не мешает Кремлю дистанционно выдавать карты МИР прокремлевски настроенным группам в других странах при условии, что останется возможность снимать с них средства хотя бы в некоторых странах.

По сути, Кремль пытается использовать в своих подрывных операциях те финансовые механизмы, которые он вынужден был разработать по необходимости, из-за давления Запада. Именно это в свое время делал Советский Союз — и с большим успехом.

Советское Политбюро имело в своем распоряжении обширную сеть государственных банков за границей (так называемых совзагранбанков) от Лондона до Сингапура, Тегерана, Парижа и Цюриха. Их миссия заключалась в том, чтобы помочь Советам покупать, продавать и брать в долг твердую западную валюту. Некоторые банки были открыты в 1920-х годах; другие во время холодной войны.

В середине 1960-х годов Кремль потребовал от этих банков совершать операции таким образом, чтобы Соединенные Штаты не могли их отследить.

Это требование было вызвано одним судебным процессом 1959 года. Русский эмигрант в США подала иск против Советского Союза в суд Нью-Йорка, обвинив советские власти в невыплате по своим обязательствам перед двумя английскими корпорациями, имевшими концессии в Советском Союзе. Против Chase Manhattan Bank был подан иск за перевод денег со счетов советских банков в Chase.

Это напугало советских банкиров: что, если американцы смогут заблокировать все их счета в западных банках? В результате они перевели долларовые счета в советские банки за рубежом. Так возникла закрытая система новой валюты, получившая название евродолларов, совершенно неотслеживаемая американцами. Цель, как объяснил нам несколько лет назад высокопоставленный российский банкир, заключалась в том, чтобы «сделать транзакции в советских долларах непроницаемыми для правительства США».

Эти банки также использовались для продажи советского золота, еще одного неотслеживаемого товара. Совзагранбанк Wozchod в Швейцарии, например, имел монополию на продажу золота с 1972 года. Работало это следующим образом: советское золото перевозилось в Цюрих обычными советскими пассажирскими самолетами, по семь тонн золота за рейс. Стандартные слитки массой 12,5 килограмма были равномерно распределены по всему самолету под пассажирскими сиденьями — золото было тяжелым, и самолет нужно было тщательно балансировать. Затем слитки передавались в банк Wozchod и отправлялись на металлургические и аффинажные предприятия партнеров, где со слитков стирались серпы и молоты.

Золото и евродоллары использовались для законных советских финансовых операций, а также для оказания неотслеживаемой финансовой поддержки коммунистическим партиям за рубежом, по сути, для подрывной деятельности, финансируемой Советским Союзом.

Банк Wozchod пережил распад Советского Союза – сегодня это «Газпромбанк» в Цюрихе. В прошлом году швейцарский суд признал банк причастным к отмыванию денег Владимира Путина.

Некоторые методы советской эпохи по использованию западных финансовых ограничений в пользу Кремля, похоже, тоже сохранились, и карты «Мир» становятся новыми российскими «евродолларами».

И сегодня, в нашем глобализованном мире, эти финансовые механизмы нашли применение в гораздо больших масштабах.

Опубликовано в CEPA

Agentura.ru 2024

Сотрудники ФСБ задержали гражданина России и Молдовы 1994 года рождения, который, по версии спецслужбы, привез в РФ из-за рубежа взрывчатку, впоследствии заложенную под автомобиль бывшего сотрудника Службы безопасности Украины Василия Прозорова в Москве. ФСБ называет задержанного курьером. Его имя не сообщается. 

По данным ведомства, сотрудники СБУ, готовившие покушение, замаскировали компоненты взрывного устройства под инструменты для маникюра и средства по уходу за волосами. В Варшаве, утверждает ФСБ, взрывчатку при посредничестве местной жительницы передали в частную транспортную компанию для доставки в московский регион.

«Получив груз в Литве, курьер доставил его на автомашине в Москву. По указанию отправительницы посылки он передал ее агенту СБУ, гражданину РФ, 1983 года рождения, который под контролем куратора осуществил сборку взрывного устройства и его установку под автомобиль потерпевшего», — сообщил пресс-центр ФСБ. 

ФСБ распространила видео и фотографии девушки, которая, как утверждается, передала элементы взрывчатки из Варшавы. Ее имя также не называется. На записи, вероятно, сделанной от первого лица, некая женщина показывает бумажный пакет с различными коробками и говорит, что «все упаковала».

Источник: Медуза

Agentura.ru 2024

Путинский способ борьбы с террором

Когда Владимир Путин пришел к власти в 2000 году, он сразу дал понять, что его ответ на теракты будет отличаться от реакции его предшественников – Бориса Ельцина и Михаила Горбачева. Эта разница заключалась в декларируемой решимости никогда не поддаваться давлению. Как многие офицеры КГБ, травмированные распадом Советского Союза, Путин был убежден, что российское государство настолько хрупко, что может рухнуть в любой момент, если его врагам уступить хоть немного.

Андрей Солдатов

Когда Владимир Путин пришел к власти в 2000 году, он сразу дал понять, что его ответ на теракты будет отличаться от реакции его предшественников – Бориса Ельцина и Михаила Горбачева.

Эта разница заключалась в декларируемой решимости никогда не поддаваться давлению. Как многие офицеры КГБ, травмированные распадом Советского Союза, Путин был убежден, что российское государство настолько хрупко, что может рухнуть в любой момент, если его врагам уступить хоть немного.

Для Путина и его друзей из КГБ телефонный звонок ельцинского премьера Виктора Черномырдина в 1995 году лидеру террористов Басаеву с целью спасти жизни заложников в больнице в Буденновске стал олицетворением наихудшего из всех возможных способов обращения с террористами.

Тогда звонок Черномырдина в прямом эфире российского телевидения спас жизни женщин и детей, и привел, в конечном итоге, к окончанию первой чеченской войны, что было воспринято как унижение российской армией. Как унижение и поражение это было воспринято и российскими спецслужбами и подразделениями спецназначения.

Путин сразу дал понять, что при нем ничего такого не случится. В последующие годы он отвечал на каждую новую террористическую атаку новыми запретами, которые, в конце концов, исключили возможность какого-либо общественного контроля на него и спецслужбы во время или после террористической атаки.

Сначала была введена жесткая информационная цензура. К примеру, впервые ФСБ организовало расследование в отношении меня и Ирины Бороган за публикацию репортажа с критикой операции ФСБ в октябре 2002 года, когда более тысячи человек были взяты в заложники в московском театре на Дубровке. Спецоперация закончилась трагически, когда большинство жертв погибли не от рук террористов, а от газа, который ФСБ закачал в зрительный зал.

Потом, после Беслана, была полностью скомпрометирована концепция парламентского расследования операций спецслужб по освобождению заложников.

К 2006 году навязчивая идея Путина не отступать ни на шаг была формализована в главном антитеррористическом законе страны «О противодействии терроризму», который заменил закон 1998 года. В нем было дано такое определение терроризма:

«это идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».

В этом новом определении терроризма упор был сделан на то, что терроризм это попытка давления на власти, тогда как закон Ельцина 1998 года определял терроризм как действия, направленные против гражданского населения.

Российские спецслужбы изменили свои методы в соответствии с новой концепцией, но так же поступили и террористические группы. Если в 1990-х и в начале 2000-х террористы брали заложников и выдвигали политические требования, надеясь заставить Кремль пойти на переговоры, то потом они перешли к еще более жестоким терактам, заранее зная, что путинский Кремль не отреагирует ни на какие требования.

Террористические группы на Северном Кавказе сначала перешли к убийствам сотрудников правоохранительных органов, а затем взяли на вооружение массовые убийства, включая взрывы в московском аэропорту и в метро.

Путин – очень системный человек, и как системный политик он защищает любой ценой своих силовиков на протяжении всего своего правления. Он обеспечил ФСБ огромными ресурсами и позаботился о том, чтобы спецслужба стала полностью непроницаема для критики и общественного давления.

Это сильно повлияло на корпоративную культуру ФСБ как главной спецслужбы, отвечающей за борьбу с терроризмом.

ФСБ стала очень эффективной и изобретательной службой в проведении репрессий. Сегодня российские службы безопасности являются мировыми экспертами в области убийств и пыток. У российского общества в избытке доказательств этих качеств российских силовиков: смерть Алексея Навального, преследование политических заключенных, убийство российского перебежчика в Испании, и нападение с молотком на Леонида Волкова в Вильнюсе.

Тем не менее, ФСБ достаточно компетентна в расследовании терактов после того, как они случаются, во многом благодаря системам электронной слежки.

Мы видели это в реакции ФСБ на нападение на «Крокус Сити Холл» в Москве. Четверо террористов были идентифицированы, найдены и арестованы в течение 24 часов. И, конечно же, их тут же подвергли пыткам – одному из подозреваемых отрезали ухо, это записали на видео и тут же слили в прокремлевские телеграмм-каналы.

Но это не те качества, которые помогают предотвратить теракты. Снова и снова ФСБ терпит неудачу как служба, специализирующаяся на сборе разведывательной информации, потому что для решения этой задачи необходимо совсем другое: обмен разведданными между спецслужбами, как российскими, так и с зарубежными, доверие между этими службами, а также внутри cамой ФСБ. Также необходимо, чтобы офицеры были готовы докладывать очень неприятные вещи своим генералам и лидеру страны. Нужно также, чтобы спецслужбе доверяло население.

В России, где не осталось никаких общественных свобод и политические дискуссии жестко цензурируются, именно доверие к спецслужбам в огромном дефиците.

Конечно, запуганные люди согласятся с любой кремлевской версией, но страх и недоверие уже привели к расцвету всевозможных теорий заговора, ставящих под сомнение и подрывающих все, что Кремль и ФСБ говорят о теракте в «Крокус Сити Холле».

Россияне слишком хорошо понимают, что силовики спущены с поводка, они ни перед чем не остановятся, и что национальный лидер готов пойти на все, чтобы остаться у власти.

Это проблема, с которой Путин уже столкнулся после теракта: «Большой брат», репрессии и жестокость выручают лишь до определенного момента.

Опубликовано в The Guardian

Agentura.ru 2024

МЧС РФ привело обновленные данные: погибшими числятся 137 человек, ранеными — 182.

В России объявлен общенациональный траур. «Крокус Сити Холл» будет восстановлен после теракта, заявила компания-владелец площадки, сейчас на территории продолжается разбор завалов. Началось опознание погибших в теракте в «Крокусе», процедура проходит в Бюро судебно-медицинской экспертизы. Генпрокуратура не нашла нарушений в организации охраны «Крокуса», необходимости в вооруженной охране не было.

В соцсетях — аккаунтах, связанных с запрещенным в РФ «Исламским государством» — после атаки на«Крокус Сити Холл» продолжают публиковаться заявления о причастности группировки к массовому расстрелу в Красногорске. В частности, в сети появились видео, вероятно снятые самими исполнителями атаки, на которых запечатлены кадры расправы над посетителями концертной площадки. Между тем представители западных государств утверждают, что за терактом стоит возникшая в Афганистане в 2014–2015 годах группировка «ИГИЛ-Хорасан», также известная как «Вилаят Хорасан» (ИГИЛ-Х, запрещена в РФ) и названная в честь исторической области Хорасан, расположенной на территории современных Афганистана, Ирана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2024

Близкие к российским силовикам телеграм-каналы опубликовали фотографию, на которой, как утверждается, показан допрос Шамсиддина Фаридуни, задержанного по подозрению в совершении теракта в «Крокусе».

На снимке мужчина лежит на полу со спущенными штанами. К нему, как утверждается, подключен военный аппарат связи ТА-57, который силовики используют для пыток разрядами электричества. Клемма провода, судя по всему, подключена к гениталиям (часть снимка замазана). Из описания, опубликованного телеграм-каналом Grey Zone, следует, что напряжение разряда составляет до 80 вольт, а для усиления боли подозреваемого поливают водой. 

Накануне в z-каналах появилось видео допроса другого подозреваемого, Раджаба Ализаде. На нем человек в камуфлированной одежде удерживает Ализаде на земле, затем подносит к его правому уху нож и отрезает его кусок, а затем пытается заставить предполагаемого террориста есть его.

Четыре террориста, участвовавшие в нападении на Crocus City Hall в Подмосковье, были задержаны в Брянской области, когда они пытались перейти российско-украинскую границу, имели контакты с украинской стороной, такова версия Центра общественных связей ФСБ России.

«В результате действий спецслужб и правоохранительных органов задержаны 11 человек, в том числе четверо террористов, принимавших непосредственное участие в осуществлении теракта в комплексе «Крокус», — сообщили в субботу в ЦОС ФСБ.

Источник: Медуза

Agentura.ru 2024

Выборы на фоне паранойи

Президентские выборы, как бы жестко они не контролировались, по определению усиливают паранойю Кремля, которая держится на концепции хрупкости государства, будь то Российская империя, Советский Союз или путинская Россия.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Казалось бы, режим, возглавляемый диктатором и охраняемый сотнями тысяч вооруженных людей, должен относиться к выборам как к очередному шоу с заранее известным результатом, где избирателям отведена простая и дежурная роль: подтвердить право Путина сидеть в Кремле. Но это не так.

Президентские выборы 15-17 марта, очевидно, принесут тот результат, который нужен Владимиру Путину (это не очень сложно, если вы отправите всех серьезных соперников в лагеря или на кладбища). Несмотря на это, благодушное спокойствие не снизошло на Кремль и Лубянку.

Президентские выборы, как бы жестко они не контролировались, по определению усиливают паранойю Кремля. Именно этим объясняется решение спецслужб провести обыски в домах современных художников в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и других российских городах.

Кампания ФСБ началась с атаки на Петра Верзилова, члена арт-группы Pussy Riot, которого теперь обвинили в государственной измене. Несколько месяцев назад Верзилов был заочно приговорен к восьми годам лишения свободы за распространение «фейковых новостей» о российских военных в своих постах в Instagram. Его осудили за упоминание о военных преступлениях в Буче, но приговор был отменен московским судом.

По данным российских правозащитников, ФСБ возбудила новое уголовное дело против Верзилова по подозрению в госизмене на основании интервью, в котором он заявил, что воюет в составе украинской армии в Бахмуте. Верзилов покинул Россию в 2020 году, и никакой прямой связи между его борьбой в Украине и художниками, чьи квартиры обыскали, нет. Единственное объяснение этой спецоперации состоит в том, что ФСБ организует кампанию в сталинском стиле против современных художников, которые не поддерживают войну. И в поистине сталинской манере ФСБ фабрикует дело, объединяя художников в воображаемую, несуществующую предательскую организацию.

Обвинения могут быть абсурдными, но последствия таковыми не являются. Задача — посеять страх среди художников, музыкантов и политически активной интеллигенции, чтобы не допустить никаких арт-акций во время выборов, утверждают наши источники в российских спецслужбах. Кремль и ФСБ всерьез считают, что группа художников может создать проблему для переизбрания Путина, и это не должно удивлять, учитывая одержимость Путина бурной историей России, которую разделяют его подчиненные в Совете Безопасности и спецслужбах.

Эта одержимость русской историей объясняет отношение Кремля к Украине, но именно в ней кроется причина паранойи, которая держится на концепции хрупкости государства, будь то Российская империя, Советский Союз или путинская Россия.

Эта концепция является порождением двух исторических травм — революции 1917 года и распада Советского Союза. В обоих случаях в распоряжении руководства страны находились крупнейшие в мире службы тайной полиции, перед которыми стояла единственная задача — охранять режим и подавлять инакомыслие. Оба раза это не сработало.

КГБ и его наследники объясняют эти неудачи вмешательством всемогущей и зловещей внешней силы — Запада. Запад обвиняли в помощи Ленину, и тот же Запад помог Горбачеву разрушить Советский Союз. При этом за рамками обсуждения остался тот факт, почему КГБ стоял в стороне и ничего не предпринял во время перестройки, за исключением неудачной попытки госпереворота в Августе 1991 года, который не поддержали офицеры комитета госбезопасности.

Призрак новых катастроф пугает Путина, отсюда такая одержимость историей. Но здесь возникает проблема: единственный ключ, который есть у него и его людей для понимания истории — это фрагменты марксистско-ленинских теорий, вбитые в них в советских школах и университетах.

В них вбито, что сочетание войны и политического кризиса является тем фактором, который может привести к возникновению революционной ситуации — так Русско-японская война вызвала революцию 1905 года, а Первая мировая война спровоцировала Февральскую революцию 1917 года, свергнувшую царя.

Первый компонент — война — уже есть, второй — потенциальный политический кризис — это выборы, поскольку чиновники от спецслужб рассматривают любые выборы как кризис. По их мнению, это именно тот момент, когда Запад, всегда строящий заговоры против России, может попытаться подорвать политическую стабильность в стране.

Атаки на российскую территорию Легиона «Свобода России» и «Российского добровольческого корпуса» (РДК), хотя и не имеют никакого значения с военной точки зрения, играют на этих страхах.

Эта мрачная картина неминуемого политического кризиса оправдывает в глазах офицеров спецслужб любые меры для защиты статус-кво — убийство в тюрьме главного политического оппонента, нападение на его соратника с молотком, исключение любых антивоенных кандидатов из избирательных бюллетеней и, конечно же, усиление репрессий. По мнению силовиков, любые меры оправданы, если таким образом можно предотвратить новую революцию и распад страны.

Офицеры и генералы живут в этой мрачной реальности и считают необходимым как можно больше сузить возможности для политических перемен. Идея несменяемости лидера является лишь логичным результатом этой паранойи.

Именно к этому Путин стремится на выборах. Это, конечно, делает его ключевым элементом нынешнего российского государства. Но это также означает, что, когда лидера не станет, его наследие падет вместе с ним.

И это знает любой читатель исторических книг, хороших или плохих.

Опубликовано по английски в CEPA

Agentura.ru 2024

В Белгородской области задержали россиянку, которая планировала диверсию на объекте железнодорожного транспорта, сообщило местное управление ФСБ.

По версии ведомства, женщина по заданию Украины приобрела взрывчатку и собиралась подорвать железнодорожные пути, ее задержали с поличным.

Против подозреваемой завели дело по п. «а» ч. 3 ст. 222.1 и ч. 3. ст. 30 УК (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, пересылка или ношение оружия, основных частей огнестрельного оружия, боеприпасов) и п. «а» ч. 2 ст. 281 (диверсия, совершенная организованной группой). По этим статьям грозит до 20 лет лишения свободы.

Источник: РБК

Agentura.ru 2024

В ФСБ сообщили о задержании в Москве подозреваемого, который, по версии спецслужбы, собирал и запускал беспилотники для противодействия российской ПВО и создания ложных целей около объектов Минобороны России.

ФСБ утверждает, что задержанный сам связался с представителями украинских спецслужб и «одной из националистических военизированных террористических организаций», от которых получал задания.

Сначала, заявили в ФСБ, ему поручили вести пропаганду, направленную на «дискредитацию» войны в Украине. Отчитываться он должен был видео и фотографиями. Затем подозреваемый получил задание запускать беспилотники «в непосредственной близости от объектов Минобороны России».

Задержанный, как утверждают в ФСБ, в ходе следственных действий дал признательные показания и показал место, где хранились компоненты, которые он использовал «для изготовления орудия преступления».

Против задержанного возбуждено дело о госизмене. Его имя и другие подробности в ФСБ не сообщили.

Источник: Медуза

Agentura.ru 2024

Второй Западный окружной военный суд приговорил к 12 годам колонии строгого режима курсанта военного училища Владислава Бояршинова. Его признали виновным в государственной измене в форме шпионажа.

По версии обвинения, Бояршинов во время учебы в командном училище собирал данные, которые якобы могли быть использованы для подрыва безопасности России. Дело рассматривали в закрытом режиме. Бояршинов признал вину.

Источник ТАСС сообщил, что Бояршинова отчислили из училища после возбуждения дела. Где именно он учился, не сообщается. По данным «Осторожно, новости», полный тёзка осужденного учился в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище, в статусе курсанта участвовал в параде Победы на Красной площади и Армейских международных играх в Беларуси.

Источники: ТАСС, Радио Свобода

В понедельник посла ФРГ в Москве Александру Ламбсдорфу вызвали в МИД РФ. В МИД РФ заявили, что от посла «в ходе демарша потребовали разъяснений в связи с обсуждением в разговоре высших германских офицеров возможности поставок киевскому режиму дальнобойных крылатых ракет Taurus, а также оказания ВСУ практической помощи в их боевом использовании по целям в России». По мнению властей РФ, суть беседы офицеров бундесвера «наглядно свидетельствует о вовлеченности «коллективного Запада», включая Берлин, в конфликт вокруг Украины».

В ходе перехваченной беседы, опубликованной главным редактором RT Маргаритой Симоньян, немецкие офицеры откровенно обсуждают присутствие на территории Украины британских и американских военных, а также поставку ракет Taurus Украине, возможность применения такого оружия против разных целей, включая «мост на востоке» (речь, вероятно, идет о Крымском мосте).

В ответ министр обороны Германии Борис Писториус назвал публикацию аудиозаписи частью «информационной войны».

Источники: Коммерсант, Медуза

Как Навальный изменил Россию

Алексей Навальный и растущая армия его сторонников нашли способ преодолеть проклятие, которое либеральная оппозиция Кремлю считала непреодолимым. Наш текст в Foreign Affairs.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Все три года, пока Алексей Навальный находился в заключении, было понятно, что Путин никогда не выпустит Навального, — политика, которого он опасался даже называть по имени. Видимо, этого было недостаточно.

Каким бы наглым и отвратительным ни было решение Путина убить Навального, для многих оно не стало неожиданностью. Для российского президента заставить навсегда замолчать оппозиционера имело большой смысл, даже если кремлевские политтехнологи и пытаются это отрицать.

Навальный умел эффективно использовать социальные сети, благодаря чему ему почти всегда удавалось обойти Кремль в информационных играх, разоблачая злоупотребления и преступления режима и транслируя их миллионам людей. О немыслимой по масштабам коррупции Путина, его чиновников и олигархов многие в России узнали благодаря расследованиям Навального и ФБК на YouTube. Невероятный успех получило видео, где Навальный сумел невозможное – получить признание человека, который в составе группы убийц из ФСБ пытался отравить его в августе 2020 года.

Еще более опасной была необычайная популярность Навального. Навальный смог создать сеть последователей, выходящую далеко за пределы Москвы. Его поддерживала не только либеральная столичная публика, но и инженеры, учителя и менеджеры по всей России. Он также смог вернуть молодых людей в активный уличный протест и в политику.

Для российского общества, растерянного и находящегося под постоянным давлением репрессивного режима, Навальный был единственной объединяющей фигурой. Несмотря на то, что последние годы Кремль держал Навального практически в полной изоляции, он продолжал оставаться самым популярным народным политиком в России, даже из Заполярья находившим возможности говорить со своими сторонниками.

Смерть Навального — не только отражение безжалостного стремления Путина остаться у власти любой ценой. Эта трагедия ставит серьезную проблему перед российской оппозицией, которая теперь должна придумать, как сохранить созданное им движение.

***

Навального вряд ли можно назвать пророком, но за последнее десятилетие он и растущая армия его сторонников нашли способ преодолеть проклятие, которое либеральная оппозиция Кремлю давно уже считала непреодолимым. С конца 1990-х демократические либеральные идеи находили понимание только в крупных городах, таких как Москва и Санкт-Петербург, где говорили о небходимости создания демократических институтов. Остальная часть страны не понимала и не слишком поддерживала демократические идеи, особенно на фоне ельцинских провалов с приватизацией и экономикой.

Путин, как и почти все авторитарные лидеры до него, от царей до Сталина, с энтузиазмом поощрял этот разрыв. Кремлю очень нравилось, что «настоящая Россия», то есть люди, живущие за пределами мегаполисов, не понимают ценности демократических свобод, для них либерализм – это анархия, и поэтому слишком рано давать им право решать свою судьбу самим. Либералы же слишком оторвались от своей страны, и не понимают, чем она дышит. Снова и снова это официальный нарратив – о небольшом числе последователей либеральных реформаторов – использовался как доказательство того, что россияне не готовы к демократии. В противовес Путин предложил «управляемую демократию», согласно которой только сильный правитель, понимающий страну, способен провести реформы.

В какой-то степени травматичная история России подтверждает эту версию Кремля. В годы перестройки демократическое движение было в основном сконцентрировано в крупных городах. И когда Советский Союз распался, только демократической партии «Яблоко» удалось создать представительство в российских регионах. Но даже «Яблоку» никогда не удавалось получить более 7-8 процентов голосов на своем пике в 1990-е годы. После прихода Путина к власти региональная демократическая активность быстро пошла на спад, что должно было стать еще одним подтверждением, что российские либералы, изолированные в своих больших городах, оторвались от нужд и интересов огромной страны.

Навальный стал первым оппозиционером, которому удалось разрушить этот нарратив. Совместив расследовательские навыки со своим неподражаемым обаянием и талантом использовать соцсети, Навальный смог атаковать режим Путина способами, которые не были доступны другим либералам. Оказалось, что коррупция интересует и вызывает гнев у миллионов россиян. Фильм-расследование «Он вам не Димон», разоблачавший коррупцию тогдашнего премьер-министра Медведева, стал мегахитом на YouTube, и это позволило Навальному и ФБK организовать акции протеста примерно в 100 городах России. (К 2023 году этот фильм собрал более 45 миллионов просмотров на YouTube).

Отделения ФБК в регионах позволили Навальному полностью опровергнуть кремлевский нарратив, утверждавший, что он – просто еще один оторванный от народа московский оппозиционер, живущий в башне из слоновой кости и мечтающий о реформах, неосуществимых в родной стране.

***

Много лет кремлевские пропагандисты и пиарщики делали все, чтобы убедить россиян, что в государстве и обществе от них ничего не зависит.

После аннексии Крыма Россией многие решили, что пропаганда Путина достигла своей цели и превратила молодежь, которая не помнит свобод и демократии 90-х годов, в аполитичную массу. Политика – это дело профессионалов, а остальные должны заниматься своей жизнью и зарабатывать деньги, если получится.

ФБК развенчал этот миф. Сотни и тысячи подростков и студентов присоединились к протестам Навального. Фотография полицейского, пытающегося стащить двух школьников с фонарного столба на Пушкинской площади во время протестов 2017-го года, стала вирусной в соцсетях.

Популярность Навального среди молодежи серьезно напугала Путина, который еще несколько лет назад в разговоре со школьником проговорился, что не курсе, что можно подписаться на YouTube-канал, а не только подписать документ.

Команда Навального смогла удерживать его фигуру в центре общественного внимания даже после его ареста в 2021 году. Постоянное присутствие Навального в социальных сетях стало особенно важным после вторжения России в Украину в 2022 году, когда Кремль усилил репрессии, чтобы заставить замолчать все оппозиционные силы. Массовые аресты должны были объяснить, что любая политическая деятельность оппозиции в стране будет блокирована.

Однако благодаря интернету у оппозиции появилось возможности, которых просто не существовало в 1990-е годы. Независимые журналисты, уехавшие в изгнание, продолжают писать и вести стримы, несмотря интернет-цензуру, а миллионы россиян, вооружившись VPN, продолжают узнавать правду о том, что происходит на войне с Украиной и и с Россией, например, во время мятежа Пригожина.

Онлайн-журналистика стала важнейшим методом российской оппозиции в изгнании, и в основе этого сдвига лежал подход, который Навальный усовершенствовал за предыдущее десятилетие. Когда началась война, активисты оппозиции в изгнании переняли многие стратегии организации Навального. Вскоре все российские оппозиционные группы переехали в YouTube и Telegram, после успешного использования этих платформ командой Навального.

***

Даже после ареста имя Навального оставалось в центре внимания не только потому, что он был самой узнаваемой фигурой в оппозиции, но и потому, что он продолжал пользоваться поддержкой как внутри страны, так и за ее пределами. Многие из его сторонников были против его решения вернуться в Россию в 2021 году, понимая, что он возвращается в тюрьму. Им нужен был лидер, и они хотели, чтобы он был на свободе. Но даже из тюрьмы Навальный нашел способ остаться эффективным политиком, что еще больше раздражало Кремль.

Убийство Навального cтало кульминацией многолетних усилий российского государства по устранению всех источников сопротивления Кремлю. Путин сделал политические убийства важной частью инструментария Кремля. Этот метод он использовал против журналистки Анны Политковской, которую застрелили в центре Москвы, против бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, которого отравили в Лондоне, и против Бориса Немцова, которого убили неподалеку от Кремля. Журналист и политик Владимир Кара-Мурза, который сейчас находится в тюрьме, был дважды отравлен в Москве.

Но именно Навальный, сам чудом выживший после отравления, без сомнений был самой главной целью Путина.

Однако потенциал, который Навальный высвободил в людях, вряд ли исчезнет бесследно. Его смерть стала ужасным ударом, и найти замену такому лидеру, который объединит оппозицию, будет очень сложно, но это обязательно нужно сделать. Без этого у оппозиции нет будущего, а у России не будет надежды на перемены.

Навальный оставил после себя свою организацию и своих сторонников, — и эти люди никуда не исчезнут.

Опубликовано в Foreign Affairs How Navalny Changed Russia

Agentura.ru 2024

Третий раунд

Убийство военного летчика Максима Кузьминова, перешедшего на сторону ВСУ и прятавшегося в Испании, показывает, что российские разведслужбы восстановили свои позиции, утраченные в начале войны. Публикуем наш итоговый текст года из Foreign Affairs о том, как спецслужбы перегруппировались и обрели новую цель.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

В апреле 2023 года россиянин, подозреваемый в связях с российской разведкой, совершил впечатляющий побег от итальянских властей. Артем Усс, бизнесмен и сын бывшего губернатора, был задержан в Милане несколькими месяцами ранее по обвинению в контрабанде секретных американских военных технологий. Согласно обвинительному заключению, вынесенному судом Бруклина, штат Нью-Йорк, Усс участвовал в незаконной схеме поставок полупроводников, необходимых для баллистических ракет и множества других видов оружия, некоторые из которых использовались в войне в Украине. Но пока Усс ожидал экстрадиции в США, его успешно вытащили из Италии с помощью сербской преступной группировки, и вернули в Россию.

Этот побег — не единственный пример, свидетельствующий о том, насколько хорошо адаптировались российские разведслужбы после унижений первого года войны. 

Весной и летом 2022 года, через несколько месяцев после того, как Путин начал вторжение, российские спецслужбы казались дезориентированными и растерянными. Одна за другой европейские страны выгоняли российских дипломатов; по британским оценкам, из Европы были высланы около 600 российских представителей, из которых около 400 считались шпионами. 

ФСБ, свою очередь, пребывала в растерянности после полного провала в оценках политической ситуации в Украине.

Однако с тех пор российские спецслужбы восстановили и даже нарастили свои позиции.

Спецслужбы стали более изобретательными. Например, начали чаще использовать иностранных граждан в своих операциях – таких как, например, сербская банда, которая помогла Уссу бежать.  Сегодня российские разведслужбы активно используют иностранных граждан, и это включает в себя не только шпионаж и мониторинг поставок оружия в Украину, но и усиление давления на российских эмигрантов и противников путинского режима, бежавших за границу после начала войны.

Свидетельства такой деятельности появляются повсюду – от Грузии и Сербии до стран НАТО, таких как Болгария и Польша. Например, в начале 2023 года британские чиновники арестовали пятерых болгар, обвиненных в шпионаже в пользу России, в том числе в слежке за русскими политическими эмигрантами в Лондоне.

В то же время спецслужбы, похоже, перегруппировались. До войны существовало разделение труда между тремя основными разведывательными службами — СВР (внешняя разведка), ГРУ (военная разведка) и ФСБ (внутренняя безопасность). Считалось, что СВР в основном занималась политическим и промышленным шпионажем, ГРУ — военными вопросами, в то время как зона ответственности разведорганов ФСБ это сохранение у власти дружественных режимов в соседних странах и проведение операций против эмиграции. Сейчас эти различия уже не столь очевидны: все три службы активно занимаются войной в Украине, все три заняты вербовкой агентов среди последней волны российской эмиграции. При этом традиционное прикрытие для российских оперативников — Россотрудничество и российские культурные центры, российские позиции в международных организациях или Русская православная церковь, — может быть использовано любой из разведслужб.

Восстановление позиций российской разведки имеет серьезные последствия для Запада. Деятельность российских разведслужб в Европе и других регионов может представлять значительно большую угрозу, чем предполагалось на ранних этапах войны. В то же время эти изменения дают представление о режиме Путина во время войны и о том, в какой степени он перестраивает спецслужбы, опираясь на опыт советского периода.

Столетняя война

До вторжения в 2022 году, спецслужбы страны были не в самом лучшем состоянии, страдая от межведомственной борьбы и потери доверия между генералами и средним офицерским составом. Это привело к значительным задержкам и сбоям в передаче информации наверх. Как информационные службы, агентства все чаще попадали впросак.

Кроме того, небрежность стала отличительной чертой многих операций, проводимых спецслужбами, как в случае с неудавшимися отравлениями Сергея Скрипаля в Великобритании в 2018 году и Алексея Навального в России в 2020 году. Все эти проблемы обострились после начала вторжения.

Но к лету 2023 года российские спецслужбы перестроились и обрели новую цель.

Вместо того, чтобы разбирать свои ошибки, в том числе в оценке украинского сопротивления, спецслужбы двинулись вперед, и сосредоточились на своем противостоянии с Западом. В оперативном плане, службы не только расширили свою деятельность в Европе и соседних странах; ФСБ также активизировала свои усилия по отражению украинских операций в России. То, что Путин не провел каких-либо радикальных реформ в спецслужбах, несмотря на катастрофу 2022 года, рассматривается как преимущество: начиная с 1990-х годов как среди руководства разведки, так и среди рядовых сотрудников бытует мнение, что любая попытка реформ спецслужб неминуемо ослабит их возможности.

Кроме того, нынешние сотрудники спецслужб уверены, что пришел их черед сказать свое слово в многолетней борьбе с Западом. С их точки зрения, война в Украине — это начало третьего раунда великой шпионской войны, которая идет как минимум с 1917 года.

Первый раунд этой борьбы, в котором советские спецслужбы противостояли прежде всего британцам, начался сразу после большевистской революции. На этом первом этапе советские спецслужбы успешно уничтожили любую возможность организации сопротивления большевистскому режиму из-за границы. Они сделали это, проведя масштабную и очень успешную операцию под кодовым названием «Трест», в ходе которой они заманивали русских эмигрантов, а также британских шпионов в Советскую Россию, чтобы помочь антибольшевистской организации, которой на самом деле никогда не существовало. ОГПУ выловило и уничтожило агентов, поверивших в существование фальшивой организации. Конфликт достиг своего апогея во время Второй мировой войны, когда сталинская агентура имела агентуру в британской разведке, а в США получила доступ к Манхэттенскому проекту. В целом в разведке считают, что первый раунд войны с Западом они выиграли вчистую.

Второй раунд прошел для Москвы не так хорошо. Во время холодной войны КГБ не только не смог спасти советский режим, который он поклялся защищать, но сам КГБ расчленили на разные агентства.

Теперь, с началом нового масштабного конфликта с Западом, российские спецслужбы намерены отыграться за неудачи Холодной войны. Преемственность в этой борьбе играет не последнюю роль — в сентябре Сергей Нарышкин, глава СВР, открыл статую основателю ЧК Дзержинскому во дворе штаб-квартиры СВР. А в ноябре ФСБ усилила этот нарратив, отпраздновав 100-летие ОГПУ, подчеркнув роль ОГПУ в подавлении политических эмигрантских организаций.

Эта преемственность вышла далеко за рамки прославления ранних советских подвигов.

Еще накануне вторжения в Украину спецслужбы стали активно использовать в операциях бывших генералов КГБ. Николай Грибин, который в 1980-е занимал должность замначальника Управления А (активные мероприятия — дезинформация) ПГУ КГБ, сегодня трудится в новом российском аналитическом центре, созданном в 2021 году, — Национальном научно-исследовательском институте развития коммуникаций, задача которого — работать с общественным мнением в странах, близких к России. (Сам Грибин пишет записки об общественном мнении в Беларуси.)

В 1980-х годах Александр Михайлов служил в печально известном Пятом управлении КГБ — подразделении, которое следило за диссидентами, музыкантами и священниками, а в 1990-х годах проводил операции дезинформации для ФСБ. Теперь Михайлов является главным неофициальным голосом ФСБ для российских СМИ, продвигая точку зрения ведомства на события в Украине.

Большая война представляет собой экзистенциальную угрозу, которая заставила Кремль и силовые ведомства переосмыслить некоторые ключевые вопросы национальной безопасности, о которых они не задумывались с 1991 года. Встал вопрос, что делать с границами – закрывать ли их. Несмотря на искушение, Кремль пока отказался от этого, и это пошло на пользу спецслужбам, которые могут использовать новую эмиграцию для засылки агентуры, компенсируя высылки 2022 года. Путин явно извлек некоторые уроки из Холодной войны.

У Кремля есть еще одна острая проблема – как обеспечить дисциплину в силовых ведомствах. Путин мог бы пойти по пути Сталина, начав чистки, но он хорошо изучил историю первого раунда. Он, кажется, понял, что чистки в конечном итоге обернулись неприятными последствиями для Сталина.

Путин понимает, что запугивание — это полезный инструмент, но чистки силового аппарата ослабят возможности разведки, как это произошло в 1930-х годах, когда советская внешняя разведка потеряла своих самых талантливых cотрудников. В результате глава внешней разведки ФСБ Сергей Беседа хоть и был задержан, но через несколько недель отпущен и в результате восстановлен в должности. Более масштабные чистки в военной разведке и ФСБ, которые многие ожидали после мятежа Пригожина, так и не случились.

В целом Путин придерживается гибкого и прагматичного подхода к своим разведслужбам, состоящего в нагнетании страха перед чистками и поощрением спецслужб проявлять больше инициативы в восстановлении позиций на Западе. Одним из результатов этого подхода, похоже, стало рост количества амбициозных зарубежных операций за последний год.

Роль идеологии

Российские разведслужбы усвоили еще один важный урок советских лет: стратегическое значение идеологии. Российские ведомства поняли, что полноформатная идеологическая доктрина с новым Марксом и Энгельсом им на самом деле не нужна. Коммунизм заменяется концепцией альтернативы западному доминированию в сочетании с аргументами о двойных стандартах и лицемерии, а также легко узнаваемой фигурой лидера, который не побоялся против мировых держав. Этот подход (фигура Сталина в сочетании с напоминанием о цинизме западных стран, например, во время гражданской войны в Испании) помогли в вербовке агентуры на Западе советским разведкам. Такое же сочетание фигуры лидера с педалированием западных проблем российские ведомства предлагают своим потенциальным союзникам и в третьем раунде.

В этом третьем раунде у спецслужб есть поддержка Кремля, который понимает и разделяет их паранойю и предрассудки. Это гарантирует им защиту Кремля, однако это не гарантирует защиту лично Путину.

Все эти годы у власти Путин пытался придумать, что делать с проблемой контроля над разросшимся аппаратом своих спецслужб, разбросанным по огромной стране. Путин разрушил ельцинскую систему конкуренции ведомств, когда сделал ФСБ главным ведомством. После аннексии Крыма он начал выборочные репрессии, отправляя в тюрьму офицеров среднего звена по обвинению в коррупции, но это вряд ли является системным решением.

С февраля 2022 года Путин ничего не сделал для улучшения контроля над спецслужбами. Он не желает повторять ошибки Сталина, проводившего чистки своих ведомств во время войны, но также понимает, что другие виды контроля – партийный над КГБ в годы холодной войны или парламентский надзор в демократических обществах – на самом деле ему не доступны. Если дела России в войне пойдут плохо, такая динамика может означать, что спецслужбы Путина, возможно, не будут слишком стараться спасти своего президента.

Опубликовано в Foreign Affairs

Agentura.ru 2023

Директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин заявил, что убитый в Испании российский летчик Максим Кузьминов, который перегнал в Украину вертолет Ми-8, «стал моральным трупом уже в тот момент, когда он планировал свое грязное и страшное преступление».

«Вы знаете, в России принято о покойнике или хорошо, или ничего. Этот предатель и преступник стал моральным трупом уже в тот момент, когда он планировал свое грязное и страшное преступление», – цитирует Нарышкина ТАСС.

Источник: ТАСС

Agentura.ru 2024

Российские государственные СМИ сообщили, со ссылкой на испанские СМИ, что Максим Кузьминов, угнавший в 2023 году российский военный вертолет, предположительно, убит в Испании. Так, о смерти Кузьминова первой сообщила газета ABC. По данным издания, тело мужчины нашли на пандусе гаража в городе Ла-Вильяхойоса в Аликанте. Сообщается, что на теле погибшего обнаружены пулевые ранения.

Мы писали недавно, что в 2023 году российские разведслужбы перегруппировались, компенсировали позиции, утраченные в 2022 году, и обрели новую цель. 

Agentura.ru 2024

Конечно, смерть Навального — это убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах. 

Каждый раз, когда убивают оппонента Путина – журналиста, политика, активиста, Кремль отвечает одним и тем же: жертва была настолько незначительной, что Путину «это было не нужно.» 

На самом деле, двадцать с лишним лет Путина у власти показали, что политические убийства имеют вполне практический смысл для Путина — причем каждый раз не только жертва, но и способ убийства тщательно продуман. 

Медленно убивать Навального, проводя его по всем кругам ада российской тюремной системы, в конце концов отправив его за Полярный круг, имело вполне практический смысл: память о сталинском ГУЛАГе заложена в российских генах, и то, что делали с Навальным после его возвращения, должно было пробудить именно эти воспоминания.

Agentura.ru 2024

Новые эмигранты: между войной и Кремлем

Перевод нашего доклада о нынешней волне российской политической эмиграции «In From the Cold: The Struggle for Russia’s Exiles. The new Russian diaspora – challenges and opportunities» для Center for European Policy Analysis (CEPA).

Перевод доклада In From the Cold: The Struggle for Russia’s Exiles, CEPA

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Краткое содержание

С начала полномасштабного вторжения России в Украину 24 февраля 2022 года, как минимум сотни тысяч россиян, а возможно и более миллиона, покинули страну.

Активисты, журналисты, интеллектуалы, бизнесмены и программисты, которые уехали из России, стремясь обрести свободу и безопасность за границей, рискнули многим, включая свое материальное благополучие.

Война и исход большого количества россиян из страны повлияли на существующие эмигрантские организации – на антикремлевские, созданные предыдущими поколениями эмигрантов, и на прокремлевские, действующие под эгидой так называемого “Русского мира”. Исход также привел и к появлению новых эмигрантских организаций.

Находясь в изгнании, многие эмигранты продолжают сохранять политическую активность, общаются в социальных сетях, помогают украинским беженцам и участвуют в других социальных проектах.

Эти эмигранты могут сыграть решающую роль в поддержании связи Запада с россиянами, а также оказать влияние на ситуацию внутри России.

Благодаря разумной западной политике визовой поддержки и участию в жизни диаспоры, россияне за рубежом могут стать важным активом в попытках Запада сдержать все более авторитарную и агрессивную Россию. Однако при отсутствии такой поддержки эти сообщества рискуют стать источником уязвимости и даже  откровенной враждебности.

Новая российская эмиграция совершенно разная по социальному составу, географическому распределению, а также причинам отъезда из страны.

Программисты представляют собой самую большую группу эмигрантов, и они же являются основной целью Кремля по возвращению их назад в Россию. Западным правительствам необходимо предпринять специальные усилия, чтобы они не вернулись назад и не стали укреплять путинский военно-промышленный комплекс.

Кремль часто использует советские подходы для проникновения в среду русских эмигрантов и их кооптирования, а против тех, кто сопротивляется, используются жестокие методы вплоть до физического устранения. Эти усилия значительно активизировались во второй год войны в Украине.

Западные правительства, напротив, не разработали никакой стратегической программы, как это было во времена Холодной войны, поддерживающую русских эмигрантов.

Помимо репрессий против эмигрантов и членов их семей, российские спецслужбы активно используют диаспору как инструмент промышленного шпионажа и для обхода санкций. На всем постсоветском пространстве и за его пределами правительства все чаще пытаются вынудить эмигрантов из России покинуть страну или вообще не допустить их въезда.

I. ПЕЙЗАЖ

Многие новые эмигранты переехали в страны, которые раньше были республиками Советского Союза – в Армению, Грузию, Узбекистан и Казахстан. Они вынуждены были это сделать в основном из-за визовых и финансовых ограничений.

Популярными направлениями также стали Сербия, Черногория, Литва, Латвия, Эстония, Германия, Чехия и Польша. Израиль содействовал переселению многих эмигрантов, предоставив им необходимые документы. Дубай в Объединенных Арабских Эмиратах стал еще одним популярным направлением для переезда, также как и Таиланд и Бали (Индонезия).

Несмотря на физическую удаленность от России, эти эмигранты продолжают поддерживать тесную связь с родиной и участвовать в ее жизни, используя интернет-технологии и сотрудничая со СМИ в изгнании, а также принимают участие в политической деятельности в странах пребывания.

Российское правительство в свою очередь предпринимает большие усилия по заманиванию ИТ-специалистов обратно в Россию, предлагая им отсрочку от призыва, финансовые стимулы вроде льготной ипотеки и возможности трудоустройства, связанные с военными контрактами, понимая стратегическую важность этих специалистов в войне и импортозамещении.

Социальный состав

Большинство эмигрантов, которые покинули Россию вскоре после начала войны, сделали это по идеологическим причинам. Это люди с либеральным мышлением, которые считали аморальным и потенциально опасным для себя оставаться в России, развязавшей войну против Украины, и платить налоги Кремлю.

Для новой волны изгнанников, покинувших Россию Путина, характерно то, что многие уже занимались политической деятельностью и могут сыграть важную политическую роль в будущем.

Этих новых эмигрантов условно можно разделить на четыре группы.

1. Журналисты, активисты и сотрудники неправительственных организаций.

Эта группа, вероятно, насчитывает нескольких тысяч человек, и пребывание этих людей в России представляет огромный риск для их свободы и жизни. Эти опасения подтвердились, когда в марте 2022 года российский парламент принял закон о «фейках» о российской армии. Десятки независимых СМИ были заблокированы, другие закрыты, а многие журналисты и оппозиционные политики были заочно приговорены к лишению свободы.

2. Либеральная интеллигенция мегаполисов

Вторую группу составляют университетские преподаватели, исследователи и историки. Многие из них поддерживали контакты с западными университетами и участвовали в проектах, поддерживаемых западными фондами. Они не могли себе представить жизнь и работу в России, полностью изолированной от Европы. Когда эти интеллектуалы бежали из России, они не считали, что их жизни угрожает непосредственная опасность, скорее, они беспокоились о своей карьере и свободе.

3. Бизнесмены и менеджеры крупных корпораций

Третья группа изгнанников состоит из ориентированных на Запад бизнесменов и менеджеров крупных корпораций, включая бывших сотрудников государственных компаний и банков.

Эти люди чувствовали себя очень некомфортно, когда Россия закрыла свои границы и изолировалась от внешнего мира. Многие из них работали на западные компании, ушедшие из России после начала войны, или на корпорации, попавшие под западные санкции. Для таких людей Дубай стал одним из самых популярных мест релокации.

4. Программисты и инженеры

По данным Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, в 2022 году Россию покинуло не менее 100 000 таких специалистов. До войны многие из этих инженеров и компьютерщиков были сотрудниками американских и других западных компаний, некоторые из них руководили своими собственными небольшими компаниями, работавшими по западным контрактам. Однако после 24 февраля 2022 года стало ясно, что такое международное сотрудничество больше невозможно, в том числе и из-за западных санкций.

Вторую волну массовой миграции ИТ-специалистов вызвало объявление Путиным «частичной мобилизации» в сентябре 2022 года, поскольку подавляющее число айтишников в России – это мужчины в возрасте 20, 30 и 40 лет, годные для службы в армии.

Многие эксперты не причисляют эту группу людей к политическим эмигрантам, поскольку большинство из них покинуло Россию из-за страха попасть в армию, и их мотивы можно считать исключительно прагматичными. Действительно, эти люди сильно отличаются от оппозиционных политиков, активистов и независимых журналистов, которые, пока жили в России, годами выступали против авторитарного режима Путина.

Тем не менее, мы считаем их частью политической эмиграции по нескольким причинам:

ИТ-специалисты играют огромную роль в войне России против Украины, которая ведется с использованием технологий, разрабатываемых ИТ-специалистами и инженерами, они также играют ключевую роль в российской программе импортозамещения.

Таким образом то, по какую сторону границ России оказались российские ИТ-инженеры и на какой стороне они собираются оставаться – ключевой политический вопрос. Наконец, российское правительство полностью осознает важность ИТ-специалистов и пытается заманить тех, кто покинул страну, обратно в Россию.

География

В отличие от предыдущих волн российской политической эмиграции, которые в конце концов находили пристанище в Западной Европе, на Балканах, Турции и Китае, а затем в США и Израиле, новые русские эмигранты выбрали другие направления. Большинство из них уехали в страны, которые раньше были республиками Советского Союза. Больше всего эмигрантов приняли Армения, Грузия, Узбекистан и Казахстан. Только за первые две недели войны в Украине Грузия приняла 25 000 россиян, а Армения принимала в тот период около 6 000 россиян в день. К концу марта 2022 года в Казахстан 60 тысяч россиян переехало в Казахстан. Их выбор определялся не столько желанием жить в этих странах, сколько тем, что большинство не имело виз для проживания и работы в Европейском Союзе или США, а также достаточно денег.

Сербия и Черногория стали популярными направлениями, поскольку эти страны позволяют россиянам оставаться надолго и получать вид на жительство. Многие антикремлевские активисты и журналисты перевезли свои организации в Литву и Латвию, некоторые политэмигранты нашли убежище в Эстонии. Чехия и Польша, и особенно Германия, также приняли десятки тысяч изгнанников. Израиль также помог многим эмигрировать, предоставив им документы.

Институты

Поскольку российская политическая эмиграция началась задолго до войны, практически с первых лет прихода Путина к власти, то к февралю 2022 года политически активная российская община за рубежом была представлена разными организациями — политическими, культурными, церковными, а также СМИ.

Церковь

Русская Православная Церковь является самым значимым российским институтом за рубежом, присутствующим во многих странах Европы и США. В мае 2007 года Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ), созданная Белой армией в изгнании в 1920-х годах, объединилась с Русской Православной Церковью. С началом войны православные общины за рубежом в основном остались верны Москве, за исключением очень небольшого числа духовенств в Великобритании и Германии. Большинство из них не выступили с осуждением российской агрессии против Украины, а некоторые даже оправдывают вторжение России в Украину.

Спонсируемые российским государством организации

Эти организации в основном представлены структурами Россотрудничества — головной организации, объединяющей фонды и организации, поддерживающие соотечественников и обеспечивающие финансирование русскоязычных прокремлевских СМИ за рубежом.

Их деятельность координируется с российскими культурными центрами — традиционно прикрытием для разведывательных операций Кремля.

Политические оппозиционные организации

К моменту вторжения в Украину у российской оппозиции было несколько организаций за пределами России – например, Форум «Свободная Россия» Гарри Каспарова в Вильнюсе, крупнейшая платформа российской оппозиции; и ряд популярных СМИ, спонсируемых Михаилом Ходорковским, а также Фонд «Свободная Россия», основанный русскими эмигрантами в Вашингтоне в 2014 году, который располагает отделениями в разных странах.

К началу войны большинство сотрудников ФБК Алексея Навального, уже переехали в Вильнюс, cпасаясь от репрессий, и продолжили вести оттуда свои политические и медиапроекты.

После вторжения возникли новые организации. Это Феминистское антивоенное сопротивление, горизонтальная организация с активистами за рубежом и в России, фонд «Свободная Бурятия», антивоенное и антиколониальное движение, объединяющее бурятов, также Форум Свободных государств постРосии, небольшая организация, которая в основном занята изучением идеи раскола России на несколько частей. В 2023 году был создан Российский демократический клуб, коалиция российских антивоенных демократических сил, созданная оппозиционными политиками Геннадием и Дмитрием Гудковыми.

Журналисты и СМИ

«Медуза», основанная российскими журналистами в Риге в 2014 году, заняла уникальную нишу: несмотря на то, что она находится в изгнании, она остается одним из самых популярных независимых медиа в России. В период с 2021 по 2022 год много независимых СМИ и журналистов покинули Россию, но почти все – от расследовательских проектов до телеканала «Дождь» — продолжают свою работу.

На протяжении 2022 и 2023 годов они использовали такие онлайн-платформы, как YouTube, Telegram, Facebook, TikTok, а также сайты своих СМИ. Несмотря на усилия Кремля по цензуре, российские журналисты в изгнании сохраняют доступ к своей многомиллионной аудитории в России.

Упущенные возможности

Основная часть ИТ-специалистов и инженеров, бежавших из России, оказалась в Грузии, Армении и странах Центральной Азии. Многие из них уехали из Москвы и Санкт-Петербурга, где у них был относительно высокий уровень жизни, но не смогли достичь того же уровня жизни в принимающих странах. Многие из них пытались переехать в Европу, но потерпели неудачу, потому что западные ИТ-компании не очень охотно нанимали россиян из соображений безопасности и репутации.

Российское правительство, напротив, приложило усилия, чтобы переманить ИТ-специалистов обратно: пообещало бронь от мобилизации и низкие ипотечные кредиты. Многим из тех, кто покинул страну, разрешили продолжить работу в российских компаниях удаленно.

В то же время российские ИТ-компании начали работу по набору россиян в соседних странах, например, в Кыргызстане, Сербии и Армении, используя такие выставки, как «Экспо-Россия Кыргызстан» в июне 2022 года, «Экспо-Россия Сербия» в сентябре 2022 года и «Экспо-Россия Армения» в июне 2022 года.

В июле 2023 года российская компания-интегратор AWG заявила, что примерно 85 процентов ИТ-специалистов, покинувших Россию в 2022 году, вернулись. Многие из тех, кто вернулся, поняли, что лучшая защита от отправки в зону СВО— это работа по военным контрактам, что напрямую усиливает путинский ВПК.

II. ИСТОРИЯ

В первые годы холодной войны считалось, что полномасштабная война между блоками вполне реальна. Это привело к дискуссиям в Вашингтоне о том, какие политические силы будут действовать в побежденном Советском Союзе и как поддержать эмигрантские организации в их стремлении по возвращению в страну. Джордж Кеннан предложил идею помощи эмигрантским группам и создания «комитетов освобождения» для поддержки сопротивления за железным занавесом, на базе которых появились радиостанции, вещавшие на советский блок. Кроме того, американские военные создали Русский институт в Германии, где российские эмигранты обучали дипломатов, военных и шпионов сбору информации из-за железного занавеса.

С другой стороны, в Советском Союзе существовала система борьбы с эмиграцией, которая включала несколько управлений и отделов КГБ, как в подразделениях, работающих внутри страны, так и тех, что действовали за рубежом.

Западный подход к советским эмигрантам

Массовый исход после русской революции 1917 года застал западные страны врасплох. С 1920 года и до конца Второй мировой войны принимающие страны, за исключением Чехословакии, не имели стратегии в отношении русских эмигрантов. Стратегия Праги была ориентирована на русскую интеллигенцию. Между тем в русской эмигрантской среде уже существовали такие организации, как РОВС (Российский общевоинский союз), в состав которых входили бывшие члены разгромленной белогвардейской армии. РОВС проводил операции против большевистских чиновников внутри России и за ее пределами, что сделало его мишенью для новых спецслужб Советской России.

Только после Второй мировой войны Соединенные Штаты начали разрабатывать стратегию в отношении групп русской эмигрантов. Когда Советский Союз испытал свою атомную бомбу в августе 1949 года, Вашингтон ускорил темпы подготовки к войне, рассчитывая, что в течение десятилетия Соединенные Штаты станут уязвимыми для советского нападения.

Очень немногие в Соединенных Штатах тогда думали, что это будет контролируемый региональный конфликт — вашингтонские стратеги представляли себе полномасштабную войну, которая неизбежно приведет к краху советского режима.

Тогда был поднят вопрос о том, кто будет управлять побежденным Советским Союзом. Первоначально Вашингтон придерживался точки зрения, сформулированной Кеннаном, тогдашним главным специалистом по планированию политики в Госдепартаменте США, о том, что правительство США поможет всем эмигрантским организациям вернуться в Советский Союз. Правительство США не хотело брать на себя ответственность и «полностью спонсировать» конкретную группу.

Кеннан также предположил, что, пока американцы ждут начала тотальной войны, они могли бы одновременно начать использовать политических беженцев, организованных в «комитеты освобождения», для разжигания сопротивления за железным занавесом.

После активного лоббирования со стороны Кеннана был создан Американский комитет освобождения народов СССР. Вторая организация, Национальный комитет за свободную Европу, преследовала цель мобилизовать политических изгнанников из Восточной Европы.

В 1950-е годы «комитеты освобождения» Кеннана создали несколько радиостанций: «Радио Свободная Европа» и «Радио Свобода», которые ориентировались на аудиторию в Восточной Европе и Советском Союзе соответственно. Радиостанции базировались в окрестностях Мюнхена, поскольку послевоенная волна эмиграции была сосредоточена именно в этом районе, зоне оккупации США. Эта территория также использовалась спонсируемой ЦРУ операцией НТС (Национально-Трудового Союза) по запуску метеозондов 20 метров в диаметре, сделанных из прозрачного пластика — для доставки листовок за железный занавес.

Американские военные нашли более практическое применение русским эмигрантам: они создали Русский институт в Баварских Альпах, в небольшом горном курортном городке Гармиш в Германии. Начиная с 1950-х годов американские дипломаты, военные сотрудники и шпионы, которые собирались работать в Советском Союзе, отправлялись туда на годичную программу подготовки, которая проводилась полностью на русском языке и преподавалась русскими эмигрантами как первой, так и второй волны.

Соединенные Штаты были единственной страной, у которой была стратегия по отношению к русским эмигрантам. Британцы предпочитали тратить свои ограниченные средства на перебежчиков. Западная Германия либо пассивно предоставляла свою территорию американцам для проведения их операций, либо даже пыталась их остановить. (Советское правительство подняло вопрос о воздушных шарах перед канцлером Западной Германии Конрадом Аденауэром во время его поездки в Москву, и не безрезультатно).

Советский подход к эмигрантам

Советский режим был одержим угрозой, исходящей от эмигрантов, с первого дня своего существования: уже Феликс Дзержинский, основатель ЧК, требовал от своих сотрудников, чтобы они сделали все возможное, чтобы подорвать деятельность белогвардейских организаций в изгнании. В марте 1924 года он направил своему заместителю записку о «борьбе с эмигрантскими террористическими организациями». В нем Дзержинский спрашивал, ведут ли спецслужбы полные списки членов этих белогвардейских организаций, включая их родственников, в России и за рубежом. При Дзержинском ОГПУ начала масштабную и очень успешную операцию под кодовым названием «Траст», чтобы заманить политически активных эмигрантов обратно в Советский Союз, якобы для помощи не сущуствующей антисоветской организации.

Сложная система КГБ по работе с эмиграцией выглядела следующем образом на пике своих возможностей, в 1970-х и 1980-х годах:

Пятое управление КГБ (борьба с инакомыслящими) по линии борьбы с эмигрантами отвечало за сбор компромата, чтобы иметь рычаги давления на диссидентов в случае их переезда на Запад. «Пятерка» также отслеживала влияние эмигрантских публикаций на диссидентские круги. Сотрудники «Пятерки» сопровождали советских артистов в поездках за границу.

Внутри страны республиканские управления КГБ занимались вербовкой приезжающих в СССР иностранцев, а также наблюдали за деятельностью известных эмигрантов — бывших жителей советских республик — через своих агентов в таких организациях, как Общество развития культурных связей с эстонцами, проживающими за рубежом.

Для проведения операций за границей, в Первом главном управлении (ПГУ) КГБ (разведка) также имелось несколько отделов, занимавшихся эмигрантами. Служба «А», отвечавшая за дезинформацию за рубежом, — в терминологии КГБ «активные мероприятия» — распространяла о видных эмигрантах грязные слухи и сплетни. Управление «К», которое занималось внешней контрразведкой, чьей главной задачей было разоблачение двойных агентов, также должно было выявлять перебежчиков и несанкционированные контакты советских граждан за границей с эмигрантской средой. Четвертый отдел этого Управления «K» рассовывал дезинформацию по эмигрантским СМИ: это делалось через агентов, внедренных в зарубежные эмигрантские организации, включая радиостанции «Голос Америки» и «Свобода». Чтобы шпионить за эмигрантами на местах, в резидентурах КГБ несколько сотрудников работали по «линии ЭМ».

Для координации всех этих усилий в центральном аппарате КГБ существовало два отдела. Внутри СССР у КГБ был Десятый отдел в Пятом управлении (идеология), которому была поручена борьба с «центрами идеологической диверсии за границей» — он был связующим звеном между всеми подразделениями КГБ в Советском Союзе и всеми отделами внешней разведки, работавшими с эмигрантскими группами. Для координации операций за рубежом в КГБ имелся Девятнадцатый отдел при Первом главном управлении, в котором работало более тридцати разведчиков.

Вот как работала эта система: в 1966 г. примерно в 20 километрах от побережья Калифорнии с борта советского разведывательного судна спрыгнул советский моряк Юрий Марин. Американский военный корабль подобрал его и доставил на берег. Вскоре ему предложили стать инструктором в Русском институте Армии США в Гармише, который всегда нуждался в новых беглецах из Советского Союза, чтобы снабжать своих студентов (дипломатов и шпионов) самой свежей информацией из-за железного занавеса. Марин также стал ведущим на радио «Свобода», чья штаб-квартира располагалась по соседству в Мюнхене. К тому времени все больше людей в СССР слушали «Свободу», «Голос Америки» и «Русскую службу Би-би-си», которые превратились в реальную угрозу для советской монополии на информацию.

Но перебежчик оказался агентом, работавшим на Четвертый отдел Управления «К» КГБ. Он собирал информацию о сотрудниках радио «Свобода», а также о дипломатах, проходивших обучение в Гармише. Среди видных американских дипломатов, прошедших обучение у Марина в Русском институте, был Марк Палмер, впоследствии посол США в Венгрии, который прожил 11 лет в Советском Союзе, Югославии и Венгрии при коммунистах в качестве студента и дипломата. Палмер был вице-председателем Freedom House и соучредителем Национального фонда за демократию. Позже он вспоминал, что в Гармише ему давали:

«Лекции людей, которые все были русскими, украинцами или кем-то еще. Они были эмигрантами и многие из них приехали сюда после Второй мировой войны. Некоторые из них совсем недавно были перебежчиками. Они преподавали советскую экономику, советскую политику, советское военное дело…. Там был один парень, Юрий Марин, который убежал совсем недавно. Он спрыгнул с корабля у берегов Сан-Франциско . Он играл роль коммуниста в институте…. Я не думаю, что кто-то до сих пор знает, был ли он подброшен, и все это было их проникновением в Гармиш. Была ли это действительно очень успешная операция КГБ по обнаружению всех нас и получению всех наших биографий? Мы проводили с ним часы наедине. Большая часть работы в Гармише была очень индивидуальной. Было чудесно иметь возможность часами говорить по-русски о различных аспектах России. Так что я много времени проводил с Юрием, как и многие другие. Должно быть, он знал о нас все, чего бы это ни стоило.»

Когда моряк сбежал снова — на этот раз обратно в Советский Союз, — он начал публично разоблачать своих бывших работодателей в советских газетах. Эта часть операции проводилась уже Пятым управлением и службой «А» (активные мероприятия).

Та же история повторилась в 1980-е годы, когда другой российский перебежчик Олег Туманов (он спрыгнул с советского корабля недалеко от Ливии), нанятый «Радио Свобода» в Мюнхене, бежал в Советский Союз в 1986 году и провел в Москве пресс-конференцию, разоблачая присутствие ЦРУ на станции.

Активные меры: от убийств до преследования родственников

Советские спецслужбы отреагировали на тайную войну Запада серией убийств за рубежом. Германия и, в частности, Мюнхен стали зоной для охоты советских спецслужб: в 1957 году в Мюнхене агент КГБ убил украинского эмигранта-активиста и писателя из пистолета с отравляющими газами. Лидер украинской эмигрантской общины был отравлен цианидом в 1959 году. В 1954 году КГБ планировал отравить председателя НТС, но его потенциальный убийца перебежал на Запад. Через три года сам перебежчик едва пережил отравление таллием. Яд действительно никогда не выходил из моды.

Мюнхен также стал объектом советских радио-игр. На одной станции, вещавшей из Восточного Берлина Советским комитетом по репатриации, советские граждане призывали своих мужей, сыновей, племянников вернуться через личные письма, зачитываемые вслух в эфире. Даже если радиопередача не побуждала ссыльных вернуться обратно, она, несомненно, заставляла эмигрантов дважды подумать, прежде чем принимать участие в какой-либо антикремлевской деятельности, поскольку она транслировала доказательства того, что советские спецслужбы контролируют их родственников на родине.

В середине 1950-х годов подобная тактика шантажа распространилась и на Соединенные Штаты. Графиня Александра Толстая, дочь Льва Толстого, бежала из Советского Союза в 1929 году и через два года переехала в США. Она жила на ферме в северной части штата Нью-Йорк и оказывала помощь беженцам, приезжающим в Соединенные Штаты. Графиня свидетельствовала Сенату США, что, по ее опыту, многие советские эмигранты становились мишенью советских агентов. Беженцы получали почту, «адресованную им под их настоящими русскими именами по адресам, по которым они проживают под вымышленными именами», утверждала Толстая. Цель такой операции понятна: спецслужбы могли отследить их даже в Соединенных Штатах, несмотря на их новые имена.

III. ВЫЗОВЫ

Новая политическая диаспора в России представляет собой как большие преимущества для Запада, так и угрозы. Важно понимать, как использовать энергию и интересы либерально настроенных эмигрантов и как противодействовать попыткам российских спецслужб, которые стремятся использовать эмиграцию в своих целях.

Промышленный шпионаж и проникновение агентов

Российские спецслужбы могут использовать массовый отток российских ИТ-специалистов для получения доступа к западным технологиям, поскольку это имеет стратегическое значение для выживания путинского режима в условиях санкций. Они также могут использовать политических активистов для проникновения в эмигрантскую среду и получения доступа к политикам в изгнании и экспертному сообществу.

Российские спецслужбы сильно пострадали в 2022 году из-за массовых высылок из европейских стран, но исход россиян из страны дает возможность спецслужбам восполнить недостаток шпионов в посольствах и консульствах за рубежом.

Атаки на эмигрантов

В январе 2023 года, стремясь оказать давление на эмигрантов, Кремль начал разрабатывать стратегию борьбы с новой волной эмиграции военного времени.

Российские парламентарии предложили меры, которые включали конфискацию имущества политических эмигрантов в России и аннулирование их российских паспортов. В июле 2023 года группа сенаторов внесла законопроект об отмене российского гражданства за высказывания против войны в Украине. В прошлом советские власти применяли аналогичную меру против диссидентов и писателей, таких как Александр Солженицын.

Заместитель председателя Совета Безопасности России, бывший президент и премьер-министр России Дмитрий Медведев в своем Telegram-канале рекомендовал с «теми, кто переметнулся к врагу» действовать по особым правилам военного времени.  Из угрозы Медведева ясно, что он выступает за использование эскадронов смерти против русских эмигрантов.

Уже имеется множество свидетельств нападений на российских политэмигрантов.

Наталия Арно

Находясь в Праге в начале мая 2023 года, глава фонда «Свободная Россия» Наталия Арно почувствовала острую боль во всем теле, а потом онемение. На обратном пути в Соединенные Штаты ее состояние ухудшилось до такой степени, что по прибытии в Вашингтон ей пришлось обратиться в отделение неотложной помощи больницы. Расследованием дела занялось ФБР и европейские спецслужбы. Однако причина загадочных симптомов Арно так и не была определена.

Дмитрий Гудков

В начале июля 2023 года российский оппозиционный политик Дмитрий Гудков, проживающий в изгнании в одной из стран ЕС, прибыл в аэропорт Лондона, где его остановила полиция Великобритании. Сотрудники полиции сообщили ему, что его жизнь в Великобритании находится в опасности и они не могут гарантировать его безопасность. Когда Гудков спросил, существует ли какая-либо опасность для других российских политических эмигрантов, таких как Михаил Ходорковский и сотрудники ФБК Алексея Навального, они ответили: “Да, они все в опасности”.

Гудков отметил, что когда он посещал Лондон 10 днями ранее, все было нормально, и его не предупреждали ни о каком риске для его жизни. Он добавил, что подобное предупреждение получил еще один активист в Турции.

Преследования в принимающей стране

Атака на “Русский антивоенный комитет в Швеции” стала знаковым примером тактики спецслужб в отношении политически активных эмигрантов. В декабре 2022 года Генпрокуратура внесла комитет в список нежелательных организаций. В августе 2023 года список членов комитета, включавший личные данные и фотографии, был опубликован на прокремлевских аккаунтах в социальных сетях. Кампанию продолжил прокремлевский телеканал «Царьград», который перепечатал этот список. В сентябре 2023 года активистка Марина Блум поехала в Россию и на обратном пути была задержана и допрошена сотрудниками в штатском в Санкт-Петербурге, после чего ее оштрафовали за участие в деятельности комитета в Стокгольме.

Грузия – еще один пример. 12 октября 2023 года российский активист Рафаэль Шепелев исчез с территории Грузии (где он проживал с 2021 года), 8 ноября его обнаружили в СИЗО во Владикавказе в качестве обвиненяемого в терроризме. Судя по всему, его заманили на границу между Грузией и Южной Осетией, откуда его забрали российские оперативники.

Преследование родственников в России

С начала войны российские спецслужбы, как и их советские предшественники, начали преследовать родственников известных эмигрантов, проживающих в России, пусть пока и не в таких масштабах.

24 июля 2023 года российская журналистка в изгнании Марфа Смирнова сообщила об угрозах, которые она получала в социальных сетях в течение последних нескольких месяцев. Среди прочего, Смирновой прислали аудиозапись разговоров ее родственников, сделанную в их квартире в Москве, а также фотографию членов ее семьи в автомобиле.

До марта 2022 года Смирнова была ведущей на телеканале «Дождь». С начала войны она работает на Insider.

Враждебность принимающих стран

Многие страны, принимающие русских эмигрантов, проводят политику, откровенно враждебную по отношению к ним.

Методы, к которым прибегли правительства этих стран, включают задержание эмигрантов на границе (обычно в аэропортах); отказ во въезде и последующая высылка; экстрадиция в Россию; преследование эмигрантов с целью помешать им проводить антивоенную деятельность, включая уличные протесты.

Беспомощность Запада

Многие европейские страны не выработали никакой системной программы в отношении российских эмигрантов и ограничились выдачей виз для беженцев. Отсутствие координации и стратегии способствовало неразберихе в отношении эмигрантов или тех, кто пытается покинуть Россию.

Нет единой позиции в отношении выдачи виз, а также единого отношения к россиянам, убежавшим из страны из-за мобилизации. Эстония решила запретить этим россиянам въезд тогда, как Национальный суд по вопросам предоставления убежища Франции постановил, что граждане России, покинувшие страну из-за угрозы мобилизации, а также мобилизованные мужчины, отказавшиеся принимать участие в войне с Украиной, имеют право на статус беженца во Франции.

Также нет согласованной позиции в отношении российских СМИ в изгнании. В то время как Латвия отозвала лицензию на вещание телеканала «Дождь», независимого российского телеканала в изгнании, Нидерланды предоставили лицензию этому каналу и приняли его сотрудников.

Роль политической эмиграции

Все время, пока идет война, российские журналисты и интеллектуалы в изгнании продолжают активно работать с российской аудиторией.

Аудитория российских СМИ в изгнании, включая YouTube и Telegram, по некоторым оценкам, превышает 20 миллионов человек, из которых 65% находятся в стране. Это серьезный вызов пресловутому «путинскому большинству», а также яркое доказательство, что не вся Россия поддерживает войну Кремля в Украине.

Во времена кризиса (а война в Украине — самый крупный кризис, с которым Путин когда-либо сталкивался) голоса русских в изгнании при поддержке 20 миллионов жителей России могут сыграть ключевую роль в подрыве поддержки авторитарного режима Путина.

IV. РЕКОМЕНДАЦИИ

Как мы писали в нашей книге «Свои среди чужих», политические эмигранты на протяжении многих десятилетий пытались повлиять на режим в Советском Союзе. Большинство этих усилий не имели особого эффекта.

У эмигрантов не очень хорошо получалось создавать политические организации главным образом потому, что у них были противоречивые взгляды на будущее России после ее освобождения от коммунистов — демократы не ладили с империалистами и националистами и т.д.

Но была одна область, в которой русские эмигранты добились впечатляющих успехов: книги, написанные эмигрантами, или переправленные из Советского Союза, сыграли важную роль в изменении общественного мнения на Западе о Советском Союзе. «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына и мемуары Светланы Аллилуевой, дочери Сталина, — это лишь два примера. В конце концов, такие книги серьезно повлияли на общественное мнение и в самом Советском Союзе. Если остальные попытки оказались менее успешными, то книги и передачи эмигрантских радиостанций оказались крайне эффективными.

Сегодня благодаря Интернету российские журналисты и политические активисты в изгнании продолжают работать на свою многомиллионную аудиторию в России, предоставляя россиянам свободный поток информации и предоставляя возможность для неподцензурной политической дискуссии. Надо сделать все, чтобы эти контакты не прерывались.

Опубликовано на английском на сайте CEPA (полный текст доступен тут)

Agentura.ru 2024

Шпиономания как метод управления

На общем информационном фоне мало кого удивила новость, что фотограф из Перми Григорий Скворцов оказался в Лефортово по обвинению в государственной измене. Ведь задача ФСБ – не ловить агентов иностранной разведки, а перевоспитывать российское общество.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

На общем информационном фоне мало кого удивила новость, что Григорий Скворцов, фотограф из Перми, арестованный ФСБ в ноябре прошлого года, находится в Лефортовской тюрьме по обвинению в государственной измене.

Никаких подробностей ФСБ не раскрывает, но известно, что Скворцов любил фотографировать промышленные предприятия Пермского края, а также индустриальные «заброшки», что, возможно, и спровоцировало интерес к нему со стороны контрразведки. Несколько лет назад его даже наградили за серию таких фотографий. Несколько снимков заброшенных советских объектов он разместил в своих социальных сетях. Есть вероятность, что некоторые из них ФСБ посчитала подозрительными.

Теоретически, госизмена — это преступление, предполагающее связь лица, имеющего доступ к секретам, с иностранной разведкой. В российских реалиях ФСБ считает нормой предъявить столь серьезное обвинение фотографу, который никогда не имел допуска к каким-либо секретам. Никакого упоминания об иностранной разведке в сообщениях о деле Скворцова нет.

Этот случай — далеко не уникальный в практике российской контрразведки.

По данным «Первого отдела», занимающегося правовой защитой обвиняемых в государственной измене в России, в 2023 году ФСБ возбудила не менее 200 уголовных дел о государственной измене.

Десятки были арестованы за «намерение вступить в украинскую армию» и воевать против России. Многие из арестованных не вступали в контакт с украинцами и стали жертвами провокации ФСБ.

Делается это так. У ФСБ есть фальшивые Telegram-боты, которые выглядят как канал легиона «Свобода России» — подразделения россиян, воюющего на стороне Украины. Сотрудники ФСБ вовлекают молодых людей в разговоры о возможности вступить в эту организацию, признанную в России террористической. И стоит только молодому человеку проявить интерес к этой теме, его задерживает ФСБ за намерение перейти на сторону врага (что тоже является государственной изменой) и поддержку террористической организации.

Для провокаций ФСБ также использует своих агентов, которые представляются намеченной жертве людьми, напуганными перспективой службы в армии, и спрашивают совета – как перейти на другую сторону, если придет повестка. Как только объект разработки даст какой-либо совет или, еще лучше, поделится ссылкой в Интернете, ФСБ получает новое уголовное дело.

В нынешней России спецслужбы и чиновники одержимы страхом перед иностранными шпионами, как западными, так и украинскими, при этом характерной особенностью шпионских дел является то, что в большинстве случаев иностранных шпионов вообще нет. Есть только беспомощные российские граждане, обвиняемые в тяжком преступлении против государства, что в большинстве случаев заканчивается для них десятилетиями в заключении.

У этой шпиономании есть вполне рациональная причина. Задача этой тактики ФСБ – не ловить агентов иностранной разведки, а перевоспитывать российское общество.

При этом понятно, что существуют и настоящие шпионы. Спецслужбы многих стран активно работают в России, вербуя агентов; кроме того, всегда находятся желающие выйти на контакт с иностранной разведкой, так называемые инициативники. Но эти люди редки, и охотой за ними занимаются профессионалы ДКРО (Департамента контрразведывательных операций) ФСБ в Москве.

Намного более многочисленна вторая категория обвиняемых, которых ФСБ считает шпионами. Их можно встретить где угодно – в научно-исследовательском центре в Сибири, в редакции московской газеты, среди студентов и фотографов.

Их аресты проходят волнами, и координируются из кабинетов корпуса Лефортовской тюрьмы, где находится Следственное управление ФСБ.

Систему координации шпионских процессов по всей стране ФСБ создала еще в 2004 году, когда Первому отделу Следственного управления ФСБ было поручено курировать региональные подразделения ФСБ. С тех пор сотрудники Первого (шпионского) отдела СУ ФСБ действуют как «инструкторы» следственных подразделений региональных УФСБ, иногда напрямую вмешиваясь в их деятельность и забирая к себе самые важные дела.

Основная цель этой деятельности весьма далека от защиты государственной тайны, задержания шпионов или выявления предателей.

На протяжении 2000-х и 2010-х годов поддерживаемая государством шпиономания была одним из инструментов Кремля по управлению российским обществом.

Например, на протяжении первых двух десятилетий 21-го века Кремль стремился перевоспитать российское научное сообщество, которое пыталось сократить советское технологическое отставание, активно участвуя в международном научном обмене с разными странами, — от Китая и Японии до США и Европы.

Для Путина, прошедшего школу КГБ, риски, которые международное научное сотрудничество потенциально представляет для его понимания национальной безопасности, значительно перевешивают выгоды для российской экономики. Поэтому ФСБ поставили задачу заняться российскими исследователями. В результате десятки ученых оказались в тюрьме. Урок был усвоен, и еще до начала войны российское научное сообщество приняло к сведению, что прежде чем участвовать в любом международном проекте, надо получить санкцию ФСБ, даже если речь идет о простой конференции.

Сейчас, во время войны, ФСБ стремится уничтожить возможность любых обсуждений и разговоров на неприятные Кремлю темы, именно поэтому сделан упор на провокации. ФСБ также пытается приравнять к тяжким преступлениям против государства любые попытки найти способ избежать отправки на фронт.

Также считается полезным время от времени подбирать случайную жертву, например фотографа, оказавшегося не в том месте, чтобы напомнить россиянам, что никто не застрахован от репрессий.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2024

Руководитель Управления программ содействия ФСБ Василий Дворников ушел в отставку. Об этом в четверг, 18 января. Дворников ушел на пенсию, должность руководителя управления временно занимает его первый заместитель.

Василий Дворников возглавлял управление с 2002 года, сменив Александра Здановича, который перешел на работу замгендиректора ВГТРК.

Источник: РБК

Аgentura.ru 2024

Совместные проекты Agentura.ru

Начиная с 2002 года мы сотрудничали с ведущими российскими изданиями, проводя совместные расследования по теме спецслужб и борьбы с терроризмом и экстремизмом (что в российской реальности сводится к политическому сыску). За это время накопился большой архив, и мы считаем важным сохранить доступ к этим материалам.

Начиная с 2002 года мы сотрудничали с ведущими российскими изданиями, проводя совместные расследования по теме спецслужб и борьбы с терроризмом и экстремизмом (что в российской реальности сводится к политическому сыску). За это время накопился большой архив, и мы считаем важным сохранить доступ к этим материалам.

  • Совместно с «Ежедневным журналом». В декабре 2005 г. «Агентура» и «Ежедневный журнал» запустили совместный проект «Back to KGB» о том, как российские спецслужбы приобретают все большее сходство с Комитетом госбезопасности СССР. Мы сотрудничали с Ежом до 2019 года. Второй совместный проект 2009-2010 гг. был посвящен исследованию кампании по борьбе с экстремизмом, развернутой для получения контроля над гражданским обществом и усиления полицейских функций государства.
  • Совместно с «Новой газетой». В декабре 2005 г. «Новая газета» и Agentura.Ru запустили совместный проект по обсуждению реформы спецслужб РФ, отвечающих за предотвращение терактов, опубликовав доклад Agentura.Ru вместе с комментариями экспертов. С января 2006 года мы договорились о долговременном сотрудничестве, которое длилось до 2008 года.
  • Проект с журналом «Большая игра: политика, бизнес, безопасность в Центральной Азии». Период сотрудничества — 2007 год.
  • Совместно с русской версией Le Monde Diplomatique. Проект 2007 года.
  • Совместно с журналом «Большая политика». Проект 2005 года с журналом, который делала команда ушедших из Московских Новостей журналистов.
  • Совместно с газетой «Московские Новости». Мы  сотрудничали на постоянной основе с августа 2004 года по май 2005 года.
  • Совместно с журналом «Защита информации. Инсайд». Мы сотрудничали с журналом со дня его основания до 2006 года.
  • Совместно с радиостанцией «Эхо Москвы» С 28 марта 2004 года в воскресной программе «Прямая речь». Сотрудничество продолжалось до 2006 года.
  • Совместно с ИД «Националь» С марте по август 2004 года длилось сотрудничество с журналом «Националь». Тематика сотрудничества — освещение проблем национализма, межнациональных конфликтов. В первом номере журнала был опубликован текст «Вечный сепаратизм» (репортаж о басках), во втором — «Тутси против хуту».
  • Совместно с газетой «Версия». С января 2002 года по май 2004 года в газете «Версия» работал отдел национальной безопасности. В его рамках:
    • 5 июля 2001 г. «Агентура» стала проводить вместе с «Совершенно Секретно» серию круглых столов под общим названием «Терроризм и спецслужбы».
    • 1 января 2002 года в рамках развития сотрудничества между ИД «Совершенно Секретно» и проектом «Агентура.Ру» в газете «Версия» был создан Отдел национальной безопасности, редактором которого был назначен Андрей Солдатов. Сотрудники «Агентуры» стали готовить материалы для газеты «Версия» на постоянной основе.
    • 17 июня 2002 года газета «Версия» и «Агентура.Ру» начали публикацию цикла материалов о том, к чему пришли сегодня спецслужбы стран бывшего СССР.
    • 2 сентября 2002 года «Версия» и «Агентура.Ру» запустили новый совместный проект — цикл «Разведки мира», о спецслужбах самых разных стран планеты.
    • 9 апреля 2003 года «Версия» и Агентура.Ру» начали новый проект — цикл «Другая политика» — о роли экстремистских организаций в политике своих стран.
  • Совместно с газетой «Совершенно Секретно» Проект 2004 года.
  • Совместно  с журналом «Деловая хроника». С апреле 2002 года по 2004 год длилось  сотрудничество с журналом «Деловая хроника».
  • Совместно с газетой «Новые известия». В июне 2002 г. «Агентура.Ру» и газета «Новые Известия» начали реализацию совместного проекта о спецслужбах. Первый блок материалов, посвященный действиям спецподразделений в Афганистане во время нынешней антитеррористической операции, опубликован 26 июня. Он же был и последним.
  • Совместно с журналом «Защита информации. Конфидент». Проект 2002 года.

Agentura.ru 2024

Ленинские уроки подвели Путина

Когда трех сотрудников ФСБ арестовали по обвинению в покушении на получение взяток на общую сумму более пяти миллиардов рублей, это не стало большой неожиданностью. Название управления, в котором служили три офицера — лучшая гарантия того, что такие скандалы обречены повторяться. Есть ошибки, которые Путин повторяет снова и снова. Эти ошибки берут начало в советской культуре управления государством.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Когда трех сотрудников ФСБ в Москве арестовали по обвинению в покушении на получение взяток на общую сумму более пяти миллиардов рублей, это не стало большой неожиданностью. Название управления, в котором служили три офицера — лучшая гарантия того, что такие скандалы обречены повторяться снова и снова.

Все трое были сотрудниками Управления «М» ФСБ (контроль над МВД, МЧС и Минюстом). Они участвовали в расследовании против крупнейшего в стране дистрибьютора электроники Merlion и вымогали средства в обмен на закрытие дела.

Это дело стало крупнейшим скандалом, затронувшим ФСБ с 2019 года, когда были арестованы трое офицеров Управления «К» (кредитно-финансовая сфера), по обвинению в коррупции и вымогательстве.

Теперь пришла очередь Управления «М». Трех чекистов обвиняют в том, что они действовали совместно с сотрудником Следственного Комитета, Сергеем Ромадановским. Примечательно, что его отец — Константин Ромадановский, бывший высокопоставленный офицер КГБ, а затем ФСБ, близкий к Путину. Его последней должностью была должность главы ФМС, но в какой-то момент своей карьеры Ромадановский-старший отвечал за чистоту рядов в МВД и ФСБ.

Есть определенные ошибки, которые Путин повторяет снова и снова. Эти ошибки берут начало в советской культуре управления государством.

Партия Ленина мечтала о революции в Германии, а не в отсталой России. России в планах большевиков отводилась роль плацдарма мировой революции – рабочим языком Коминтерна со штаб-квартирой в Москве был немецкий, а не русский. Что же до жителей России, то большевики никогда не относились к ним с уважением: для ленинцев необразованные русские крестьяне не могли конкурировать с передовым немецким пролетариатом.

Это пренебрежение и недоверие к населению страны, над которой большевики получили власть, со временем никуда не исчезло. Советские чиновники всегда не доверяли рядовым гражданам и не уважали людей, которыми управляли.

Советские управленцы свято верили, что любой советский гражданин в любой момент может спонтанно сойти с ума или напиться, разбить технику на рабочем месте или вступить в контакт с подозрительным иностранцем и раскрыть гостайну. Люди ненадежны, и поэтому их нужно было держать под жестким контролем.

Но как сделать этот контроль эффективным? Большевики считали, что лучшим методом является тотальное запугивание посредством массовых убийств. В последующие десятилетия метод – контроль через запугивание – оставался прежним, менялись только инструменты устрашения: от массовых репрессий до более изощренных методов, принятых на вооружение КГБ.

Методы КГБ основывались на предположении, что запуганному советскому народу достаточно лишь напомнить о том, что может случиться с обычным человеком при советской власти (например, что с ним происходило во время сталинского террора), чтобы заставить его следовать правилам. Лучшим методом запугивания было вездесущее присутствие агентов КГБ в качестве контролеров общества.

Конечно, такой подход никогда не работал на сто процентов – Советский Союз славился широко распространенной коррупцией, когда воровство на предприятиях даже не считалось преступлением. Пословица: «На предприятии ты хозяин, а не гость, неси с работы каждый гвоздь», — была очень популярна в 1960, 70-х и 80-х годах.

Но это не помешало Путину перенять подход советских руководителей, когда он сам пришел к власти. С самого первого дня он твердо верил, что вездесущность ФСБ даст ему желаемый контроль.

Здесь очень к месту пришлась паранойя советской эпохи вокруг иностранных шпионов-вредителей. Когда Путин был директором ФСБ, он значительно расширил подразделения, отвечающие за контроль над конкретными сферами российской экономики и общества.

Им дали названия вроде Управление по контрразведывательному обеспечению предприятий промышленности (Управление «П»); Управление по контрразведывательному обеспечению транспорта(Управление «Т»); Управление по контрразведывательному обеспечению кредитно-финансовой системы (Управление «К»); Управление по контрразведывательному обеспечению МВД, Минюст, МЧС (Управление «М»).

Контрразведывтельное обеспечение в названиях управлений предполагает, что задачей управления является предотвращение проникновения шпионов в подконтрольные сферы.

На самом деле сотрудники этих управлений занимались не борьбой с иностранными шпионами, а контролем и надзором. Для этого их прикомандировали к разным организациям и ведомствам по всей стране – от министерств в Москве до частных компаний на Дальнем Востоке.

Это, конечно, вызвало проблемы. Российское общество не сопротивлялось массовому десанту оперативников ФСБ (от университетов и банков до театральных студий), проблемы начались, когда эти оперативники оказались на должностях с неограниченными полномочиями с задачей собирать компромат на организацию, которую им поручили курировать.

Неудивительно, что самые коррумпированные сотрудники ФСБ были выходцами из этих контрольных управлений.

Путинская система контроля, основанная на вездесущей ФСБ, провалилась, также, как и идея нового дворянства, которым должна была стать элита ФСБ — история семьи Ромадановских лучшее тому свидетельство. Подобно Бурбонам в дореволюционной Франции, люди в Кремле ничего не забыли, но ничему не учатся.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2024

Военное следствие предъявило обвинение двум полковникам Второй службы ФСБ России Евгению Лобанову и Денису Карманову в получении взятки от настоятеля католического храма святого Людовика в Москве.

Против Лобанова и Карманова возбуждено дело по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере). Им грозит до 15 лет лишения свободы.

Полковники арестованы по решению 235-го гарнизонного военного суда.

По версии следствия, с марта по октябрь 2023 г. офицеры получили от настоятеля храма почти 20 млн руб. Взамен они пообещали священнослужителю принятие решения в его пользу в арбитражном суде. Часть полученных денег была обнаружена в ходе обыска по месту проживания обвиняемых. 

Лобанов и Карманов признали вину, но не согласились с квалификацией вменяемого им преступления. Офицеры настаивают, что их действия нужно рассматривать как мошенничество (ст. 159 УК РФ). Защита аргументирует это тем, что обвиняемые не могли повлиять на решение суда.

Источники: ТАСС, РИА Новости

Agentura.ru 2024

Согласно сайту ФСБ, на заседании Общественного совета при ФCБ 22 декабря были согласованы мероприятия, посвященных 105-летию со дня образования отечественных органов военной контрразведки (19 декабря 1918 г.).

На совете решили «в целях противодействия попыткам фальсификации истории Отечества и органов безопасности» о организовать размещение в изданиях «Российская газета» и «ФСБ: ЗА и ПРОТИВ» серии публикаций, «объективно освещающих деятельность военной контрразведки в различные периоды ее становления и развития» — то есть деятельности СМЕРШ.

Источник: сайт ФСБ

Agentura.ru 2023

Дело писателей

Поскольку ситуация на поле боя зашла в тупик, Кремль занялся теми, кто под рукой и на кого легко напасть – российскими писателями. Что примечательно в новой и разрушительной атаке на Быкова и Акунина, так это то, что Кремль буквально следует сценарию ОГПУ.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Поскольку ситуация на поле боя зашла в тупик, Кремль занялся теми, кто под рукой и на кого легко напасть – российскими писателями. Два писателя с четкой антивоенной позицией – Борис Акунин и Дмитрий Быков, оба в изгнании, — лишились доступа к российским книжным магазинам.

Их отлучение от книжного рынка было разыграно как многоэтапная спецоперация.

Сначала на писателей натравили пранкеров Вована и Лексуса, известных своим участием в кремлевских операциях по дезинформации. Они выдали себя за представителей украинских властей и получили от писателей слова поддержки в адрес ВСУ.

Тут же развернулась волна ненависти в провоенных телеграм-каналах и блогосфере, достигнув Государственной Думы. Андрей Гурулев, российский депутат и генерал, назвал Акунина «врагом», которого «необходимо уничтожить». Кампания против писателей сосредоточилась на вопросе, почему надо позволять «антипатриотически» настроенным авторам зарабатывать деньги в стране, которую они так ненавидят.

Наконец, последовал финальный акт – директор крупнейшего российского издательства АСТ выступил с заявлением о прекращении продаж книг двух авторов, из-за «публичных заявлений писателей, которые вызвали широкий общественный резонанс». За этим последовало решение крупнейшей сети книжных магазинов России «Читай-город» и самого популярного интернет-магазина «Литрес» страны снять с продажи книги писателей.

И Акунин, и Быков активно участвовали в оппозиционной деятельности еще со времен московских протестов 2011-2012 годов. Они выступали со сцены протестных митингов, а Быков вошел к Координационной совет оппозиции, который еще в декабре 2011 года предлагал создать Акунин.

Акунин покинул страну в 2014 году после аннексии Крыма. Быков уехал осенью 2021 года, восстановившись после отравления — спецоперации, которую проводила та же команда ФСБ, которая травила Навального и Владимира Кара-Мурзу.

Кремль давно ведет войну с книгами, и придумал множество форм давления на авторов – например, книги многих российских писателей (в том числе и авторов этой статьи) разрешено продавать только в непрозрачной бумаге с надписью «иностранный агент».

Что примечательно в новой и разрушительной атаке на Быкова и Акунина, так это то, что Кремль буквально следует сценарию ОГПУ. Большевики не сразу запретили эмигрантские издания. Еще долго после окончания Гражданской войны, в середине двадцатых годов, в Советской России можно было подписаться на эмигрантские издания и получать свежие выпуски непосредственно из-за границы.

На эмигрантские газеты и журналы были подписаны даже партийные органы. В ведущих советских газетах, в том числе в «Известиях» и «Правде», были специальные разделы для рецензирования эмигрантских книг и статей.

Существовала даже полемика с эмигрантскими СМИ. В феврале 1927 года, в день Красной армии, заместитель наркома обороны Уншлихт раскритиковал статью меньшевика Федора Дана о советской «милитаризации» в эмигрантском журнале «Социалистический вестник» —публично, со сцены Большого театра.

Хотя уже в 1926 году ОГПУ предложило запретить подписку на эмигрантские издания — чтобы лишить их подписных денег из Советской России.

В письме в ЦК чекисты утверждали, что эмигрантская периодика имела очень слабую экономическую базу и выживает в основном за счет подписки. «По имеющимся в распоряжении ОГПУ сведениям, ряд заграничных белоэмигрантских изданий, имеющих за границей небольшой тираж, поддерживает свое существование, главным образом, благодаря платному распространению их изданий по преувеличенной расценке в СССР».

Таким образом, запрет был предложен как мера по подрыву экономической модели эмигрантских СМИ.

В конце 1926 года ЦК запретил независимую подписку на белоэмигрантские периодические издания, и российское общество потеряло доступ к неподцензурным русским голосам из-за границы.

Преемники ОГПУ стремятся использовать методы своих предшественников, но они забыли, что в 1927 году еще не было Интернета. Сегодняшние российские эмигранты уже запустили несколько книгоиздательских проектов, где Интернет-приложения являются основным средством доставки книг российской аудитории.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Россия возродила в Донецкой, Луганской народных республиках, а также в Запорожской и Херсонской областях службу контрразведки по аналогии с советским «Смершем», утверждает член комитета Госдумы по обороне Андрей Гурулев.

Гурулев пояснил, что упомянутое управление действует по принципу советской военной контрразведки. «Мы говорили про «Смерш», сегодня создали управление, которое таким примерно образом работает на новых территориях, но сегодня нам пытаются помешать и в тылу. Разговаривал с Дальним Востоком, где у нас базируются подводные ядерные лодки, корабли наши. Им тоже может угрожать опасность, поэтому надо чуть иначе к вопросам защиты»,— написал депутат в Telegram.

Источник: Гурулев

Agentura.ru 2023

Итальянские правоохранители проводят операцию по выслеживанию и задержанию шести человек, подозреваемых в помощи организации побега сына экс-губернатора Красноярского края Артема Усса из-под домашнего ареста в Италии в Россию. По данным Fatto Quotidiano, двое их них уже задержаны.

По данным издания, операция проводится в окрестностях Брешии, а также в Словении и Хорватии совместно с агентством ЕС Евроюст при поддержке американских властей. В Италии и Хорватии уже задержаны отец и сын боснийского происхождения Владимир и Борис Йованчичи. По версии следователей, Йованчич-младший владеет машиной Volvo V60 — на одной из таких Усса вывозили из Италии. 

Fatto Quotidiano известно о еще трех подозреваемых — сербах Срджан Лолич и Небойса Ильич, а также гражданине Словении Матее Янезиче. Как они помогли сбежать Артему Уссу, не уточняется. 

Итальянские следователи считают, что Артем Усс сломал свой электронный браслет слежения, отправился в Триест из Милана, сменив несколько машин по дороге. В Триесте господин Усс перешел границу Словении, откуда затем попал в Сербию, а оттуда на самолете в Россию, следует из версии следователей. 

Источник: Коммерсант, Fatto Quotidiano

Agentura.ru 2023

Основание для розыска: социальная сеть

Российские интернет-цензоры снова поменяли правила игры, когда объявили в розыск по обвинению в экстремизме пресс-секретаря Meta Энди Стоуна. Объявление в розыск — это очень эффективная комбинация тактики слежки и запугивания, и нет никаких оснований полагать, что она не будет использована против других врагов кремлевского режима.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Российские интернет-цензоры снова поменяли правила игры, когда объявили в розыск по обвинению в экстремизме пресс-секретаря Meta Энди Стоуна.

Российские власти уже много лет воюют с Facebook, одной из очень немногих социальных сетей, где еще можно вести публичные дискуссии о том, что на самом деле происходит в стране. В этой многолетней войне было много битв – за перенос серверов с данными российских граждан на российскую территорию, за предоставление доступа российских спецслужб к переписке пользователей, и, конечно же, за установление прямой цензуры (удаление постов и блокировку аккаунтов).

Что бы ни обсуждалось в тот или иной момент, Кремль никогда не отступал от главной цели – добиться от Facebook и Instagram возможности пользоваться «телефонным правом», то есть звонить по специальному номеру и требовать что-то сделать с контентом в этих социальных сетях. С той же целью Кремль оказывал давление на «Яндекс», выбив заветный номер для администрации президента еще в 2009 году.

Годами Кремль изобретал новые формы давления, а Facebook присылал все новых высокопоставленных представителей в Москву на переговоры, главной целью которых было делать вид, что российские претензии воспринимаются всерьез.

Решающие изменения произошли в марте 2022 года, через несколько дней после вторжения в Украину, когда Кремль объявил вне закона и заблокировал Facebook и Instagram, обвинив их в «экстремистской деятельности». Месяц спустя МИД России опубликовал стоп-лист из 29 граждан США, в который попал в том числе основатель Meta Марк Цукерберг. Это воспринималось как символический жест, попытка имитировать американские и европейские санкции против российских высокопоставленных чиновников: в списке очень пестрая группа имен – от Джорджа Стефанопулоса из ABC и Дэвида Игнатиуса из Washington Post до вице-президента США Камалы Харрис.

Нападение на Энди Стоуна не имеет с этим ничего общего.

В стоп-листе из 29 имен речь шла о запрете въезда в Россию (с посылом: «мы не хотим, чтобы эти люди к нам приезжали»), объявление же в розыск — это прежде всего запугивание. Мы пишем эти слова на основе собственного опыта: один из авторов находится в российском розыске с марта прошлого года.

Объявление в розыск означает, что фигурант списка попадает под колпак российской слежки – онлайн, а если возможно, и офлайн. Его или ее сообщения становятся законной целью российской системы перехвата, известной как СОРМ, и всех других методов, которые российские службы безопасности и разведки сочтут целесообразным использовать.

Помимо перехвата коммуникаций, в эти мероприятия (называемые ОРМ – оперативно-розыскные мероприятия) входит слежка за передвижениями человека. Эти меры не ограничивается поездками в Россию – российские спецслужбы, несмотря на войну, все еще имеют возможность отслеживать международные перелеты далеко за пределами российских границ, как выяснили на своем опыте две журналистки «Важных историй», собравшиеся в Швецию на журналистскую конференцию в сентябре этого года. Они обнаружили, что об их поездке знают российские спецслужбы, когда получили сообщение через форму обратной связи на сайте издания с описанием предстоящей поездки в Гетеборг, включая информацию о авиабилетах и бронировании отеля.

Это очень эффективная комбинация шпионажа и запугивания, и нет никаких оснований полагать, что она не будет использована против других врагов кремлевского режима.

Кроме того, нельзя сказать, что запугивание менеджеров глобальных платформ — это новое явление в России. Еще в июне 2014 года выяснилось, что Марина Жунич, директор Google по GR, попала под наблюдение частной службы безопасности бизнесмена, близкого к Кремлю. Когда один из авторов попытался расспросить ее о слежке, Жунич отказалась говорить. Люди Кремля хорошо знали, что делали, и Жунич была права, опасаясь за себя – бизнесменом, стоявшим за этой операцией, был не кто иной, как Евгений Пригожин.

Личная атака на сотрудников глобальных платформ также не является оригинальным российским изобретением. В 2016 году Диего Дзодан, вице-президент Facebook в Латинской Америке, базирующийся в Сан-Паулу, был арестован бразильскими властями из-за несогласия с требованиями местных правоохранительных органов предоставить данные из WhatsApp. Руководитель Facebook провел 24 часа в бразильской тюрьме.

Но есть еще кое-что, что заставляет по-новому оценивать кремлевские методы давления, и этот новый фактор появился с начала войны. Теперь объявление в розыск — это прямое указание на то, что человек из списка может стать законной целью операции по похищению для российских спецслужб за пределами России.

Этой осенью российский левый активист и анархист Лев Скорякин ждал в Кыргызстане решения о политическом убежище от властей Германии, когда его задержала местная полиция. В начале ноября он обнаружился в московском СИЗО.

Его «преступление» заключается в том, что он принял участие в акции протеста 2021 года возле здания ФСБ в Москве. Его обвинили в хулиганстве – преступлении, гораздо менее серьезном, чем то, в котором обвиняют Энди Стоуна — экстремизм и содействие террористической деятельности.

Если и существовала иллюзия, что подобная опасность может грозить только гражданам России, то она полностью рассеялась, когда двух американских журналистов – Эвана Гершковича из Wall Street Journal и Алсу Курмашеву с «Радио Свобода» – бросили в российские тюрьмы. Эван и Алсу до сих пор находятся в заключении.

Отныне Энди Стоуну нужно очень серьезно подходить к выбору стран, которые он собирается посетить – пока существуют государства, принимающие российские запросы об экстрадиции, которые обрабатываются в обход процедур Интерпола на основе двусторонних соглашений.

Опубликовано по-английски в CEPA

Agentura.ru 2023

СБ задержала в Самаре женщину, которая, по версии ФСБ, склоняла российских военных к переходу на сторону украинской армии. Об этом ТАСС сообщили в Центре общественных связей (ЦОС) ФСБ России.

В Самаре пресечена противоправная деятельность пособницы украинских спецслужб, — сообщили в ЦОС. — Задержанная склоняла российских военнослужащих — участников специальной военной операции — к переходу на сторону ВСУ. В качестве аргументов использовала интернет-ресурсы, дискредитирующие Вооруженные силы РФ».

Как сообщили в ФСБ, в отношении нее возбуждено уголовное дело по статье 275 УК РФ (государственная измена). Других подробностей в спецслужбе не привели.

Источник: ТАСС

Agentura.ru 2023

Cотрудники ФСБ пересаживаются на китайские машины премиум класса, пишет Motor.  По данным издания, в автопарке ФСБ был замечен кроссовер Exeed VX с ливреей в цветах российского флага и светодиодной балкой с синим, белым и красным спецсигналами. Стоимость автомобиля начинается от 5,3 млн рублей. Салон Exeed VX рассчитан на семь человек. Внутри внедорожника — три зоны климат-контроля, панорамная крыша, проекционный экран, аудиосистема с восемью динамиками, кресла с подогревом и вентиляцией, шесть подушек безопасности и прочие опции премиальных авто. 

До этого у ФСБ появились машины другой китайской марки класса люкс. Речь шла об электрокаре Hongqi E-HS9, стоимость которого начинается от 9,5 млн рублей. Из открытых источников удалось выяснить, что автомобиль, который называют китайским Rolls-Royce, зарегистрирован на Управление ФСБ по Москве и Московской области. Салон Hongqi E-HS9 может вмещать от четырех до семи посадочных мест. Электрокар имеет семь режимов езды, адаптивный круиз-контроль с автопилотом для трассы, панорамную крышу, аудиосистему с 16 динамиками, сидения с подогревом, вентиляцией и массажем.

Источник: The Moscow Times

Agentura.ru 2023

Московский гарнизонный военный суд приступил к рассмотрению по существу уголовного дела отставных майоров ФСБ Сергея Беспалова и Евгения Свиридова. Оба обвиняются в двух эпизодах вымогательства взятки. По версии следствия, в 2016 и 2019 годах фигуранты требовали по $1 млн — за прекращение уголовного преследования или за общее покровительство.

Уголовное дело, фигурантами которого стали сотрудник 2-й службы 9-го управления ФСБ (собственной безопасности) майор Сергей Беспалов и экс-оперативник 3-го отдела службы экономической безопасности УФСБ России по Москве и области майор Евгений Свиридов, было возбуждено ГСУ СКР по Москве 16 мая 2022 года. Основанием для расследования послужило заявление, поданное в правоохранительные органы адвокатом Сергеем Герасименко, представлявшим интересы уехавшего за границу банкира Ильи Клигмана, который проходил по делу о хищении участниками организованного преступного сообщества 7 млрд руб. из средств банка «Агросоюз».

Как говорилось в заявлении, осенью 2019 года на господина Герасименко вышли бывший генеральный директор международного фонда «Афроком», вице-президент фонда «Росполитика» Игорь Юрасов и экс-президент хоккейного клуба «Рысь» СОБР МВД Башир Куштов. При личной встрече они сообщили господину Герасименко о том, что знают об уголовном деле о хищениях в «Агросоюзе», которое расследует ГСУ ГУ МВД России по Москве.

О причастности чекистов к афере стало известно после того, как Игорь Юрасов, Башир Куштов и помогавший им посредник Андрей Фетисов признали свою вину, заявили о раскаянии и дали показания на офицеров Беспалова и Свиридова.

Пока дело чекистов расследовалось, Тверской суд Москвы в июле этого года приговорил Юрасова, Куштова и Фетисова к трем с половиной годам условно каждого.

По данным Коммерсанта, в деле есть еще один эпизод, касающийся того периода времени, когда оба фигуранта еще служили в ФСБ. По данным следствия, в 2014 году господа Беспалов и Свиридов, имея информацию об уголовном деле, которое расследовалось ГСУ ГУ МВД РФ по Москве в отношении скрывающегося за рубежом предпринимателя (его имя не называется), связались с его доверенными лицами и предложили помощь в непривлечении бизнесмена к уголовной ответственности и оказание ему дальнейшего покровительства в коммерческой деятельности, в том числе решение проблем с правоохранительными органами и Центробанком. За это чекисты, по материалам дела, затребовали $1 млн.

По данным следствия, предприниматель согласился на заманчивое предложение, в результате с января 2014 года по декабрь 2016 года господа Беспалов и Свиридов различными траншами получили от него указанную сумму. Однако обещания своего, как и в случае с господином Клигманом, они не выполнили. В дальнейшем, по данным ГСУ СКР, значительную часть полученных таким образом денежных средств майор Свиридов перевел для обналичивания через счета подконтрольных юридических лиц на иностранные компании — Megatrade & Investment Corporation (ОАЭ) и Hybridge Alliance Limited (Великобритания), зарегистрированные, как выяснилось, на его близких родственников.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2023

Начальником УФСБ по Пермскому краю назначен бывший первый заместитель УФСБ по Республике Крым и городу Севастополю генерал-майор Андрей Ляпкин. В этой должности он сменит генерал-майора Геннадия Анацкого, который может возглавить УФСБ по Республике Дагестан.

До назначения в Крым Андрей Ляпкин служил в управлении ФСБ по Калининградской области. Геннадий Анацкий (тогда он имел чин полковника) был назначен начальником УФСБ по Пермскому краю в октябре 2021 года. В 2022 году указом президента РФ ему присвоено звание генерал-майора.

Одновременно стало известно, что в Пермском крае сотрудники УФСБ проводят обыски в трех министерствах: минсоцразвития, минзакупок и минимущества. Об этом пишет «Ъ-Прикамье». 

По данным издания, обыски связаны с уголовным делом о мошенничестве в особо крупном размере, которое возбуждено на прошлой неделе. По версии следствия, при покупке здания для центра реабилитации инвалидов были совершены хищения. 

Источники: Коммерсант, «Ъ-Прикамье»

Agentura.ru 2023

Как банки стали инструментом онлайн репрессий

Российские власти продолжают наступление на свободу информации, сфокусировавшись на средствах обхода блокировок — сервисах VPN. Как и бывает в тоталитарном государстве, к репрессиям подключились организации, не имеющие ничего общего с органами безопасности и цензуры – и наиболее эффективными оказались банки.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Российские власти продолжают наступление на свободу информации, сконцентрировав основные усилия на борьбе со средствами обхода блокировок — сервисами VPN (виртуальные частные сети). Стратегия, принятая на вооружение Минцифры и Роскомнадзором, базируется на концепции «белого списка» вместо «черного списка», то есть запрета всех сервисов, которых нет в специальном списке, утвержденном цензорами. Такой подход к блокировкам возмутил IT-отрасль, но в ответ министр лишь посоветовал компаниям, использующим корпоративные VPN, связываться с цензорами по телефону или электронной почте, чтобы их VPN добавили в белый список. Фактически, министерство признало переход на ручной методы управления цензурой.

Но прежде всего эти запреты направлены против частных лиц, цель — лишить их доступа к неподцензурной информации, и дело не ограничивается блокировками. Как в истинно тоталитарном государстве, к репрессиям подключились организации, не имеющие ничего общего с органами безопасности и цензуры – и наиболее эффективными оказались банки.

Самым крупным банкам уже поручено заняться преследованием клиентов, использующих кредитные карты для оплаты услуг VPN. Это доказывает случившееся с ИТ-инженером Сергеем, проживающим в Санкт-Петербурге.

Сергей был против войны с первого дня, и для него принципиально важным является доступ к информации российских СМИ в изгнании. Именно поэтому он подписался на услуги VPN Red Shield, разработанного российскими активистами. Этот VPN платный, и в наши дни это отдельная проблема найти способ оплатить услугу за границей с помощью кредитной карты, выпущенной в России. Именно поэтому Red Shield использует онлайн-сервис оплаты онлайн-игр — Lava.ru, принимающий российские карты.

Когда наш инженер попытался оплатить годовую подписку картой Сбера, платеж не прошел ни с первого, ни со второго раза. Далее пришло СМС: «Транзакция по карте отклонена во избежание мошенничества. Пожалуйста, дождитесь звонка с номера 900. Онлайн-транзакции запрещены до подтверждения».

Инженер позвонил в банк, но ему сказали, что все его карты заблокированы, и если он не ответит на звонок, ему придется перевыпустить все свои карты.

Затем ему позвонил мужчина с номера 900, представившись сотрудником Сбера. Он начал с вопроса, что это за сайт, зачем Сергею нужен этот сайт, и почему он не может использовать другие сайты вместо этого.

Раздраженный Сергей заявил, что это не дело банка, что он покупает и делает в Интернете. Сотрудник Сбера заявил, что этот ответ — грубая ошибка, и что его, инженера, долг — помогать государству ловить мошенников, а не потворствовать им.

Он предупредил, что если Сергей откажется отвечать на его вопросы, то будут заблокированы все его карты: «Вы пойдете в банк, и там решат, почему вы использовали сайт и нужно ли вам вообще иметь счета в Сбере».
После этого инженер был вынужден сменить тактику. Он придумал легенду, что он — заядлый игрок, и на lava.ru у него есть онлайн-кошелек для оплаты игр.

«Ок, сказал сотрудник Сбера, и что это за игры?»

Сергей сказал, что это просто какая-то онлайн-игра на телефоне.

Но сберовец не отставал, и инженер срочно нагуглил какую-то игру, которая была доступна на платформе.

Этого оказалось недостаточно: сберовец потребовал предоставить данные игрового аккаунта. Инженер отказался, сославшись на защиту персональных данных. Сберовец довод принял, но поинтересовался, когда инженер открыл свой игровой счет и какие транзакции с ним проводились в последнее время. Попавший в ловушку инженер пытался сказать, что не помнит.

Тон сберовца снова изменился. «Ну, может быть, вы на самом деле платили террористам с этого счета? Я думаю передать дело в полицию для дальнейшего разбирательства», — сказал он.

Инженер назвал какую-то дату открытия своего фиктивного счета – может, год назад, а может, и больше – и сказал, что использовал для транзакций карту другого банка.

«Этот номер?» — сказал сберовец и назвал четыре цифры карты Сергея в другом банке. Инженер был в шоке – каким образом в Сбере оказался номер его кредитной карты, выпущенной другим банком? Но цифры были верными.

Теперь пришло время проверить личные данные: инженера спросили адрес, паспортные данные, и то, какие покупки он совершил в последнее время, также потребовали рассказать о недавних поездках за пределы родного Санкт-Петербурга.

Заключительной частью беседы стала лекция: как безопасно пользоваться Интернетом и мобильным банкингом. Сберовец настоятельно посоветовал инженеру установить RuStore и приложение Сбера; и предупредил, что в следующий раз у него все заблокируют все счета. Тут инженер вскипел — телефон его и он устанавливает на него все, что хочет, и что ему нравится Google, а не Яндекс, и он не собирается устанавливать себе приложения и сертификаты из сомнительных мест.

Это был явно неправильный ответ. Сберовец заявил, что инженер не понимает, что продает свои данные враждебным странам и что банк имеет право отказать ему в банковских услугах и закрыть счета, и что он готов сделать это со счетами инженера, потому что оплата была сомнительная — инженер не пользовался российским приложением. Он также добавил: «Да и высказываетесь вы сомнительно». Сберовец вновь заявил, что готов передать дело в полицию, а до тех пор счета и карты будут заблокированы.

Инженеру ничего не оставалось, как сделать вид, что он поддался давлению, и он согласился с доводами сберовца. Ему прочитали еще одну лекцию – на этот раз о патриотизме. Затем сотрудник Сбера задал еще ряд вопросов, чтобы проверить, понимает ли инженер, о чем идет речь и полностью ли он осознал необходимость установить российские приложения и сертификаты.

Инженер сказал, что он на все согласен.

«Ну, тогда, похоже, вы осознаете свои обязанности, и я разблокирую ваши карты», — сказал сберовец. Инженер осмелился спросить, а как насчет оплаты услуги, с которой все это началось. Сможет ли он это сделать?

«Это нежелательно», — сказал сберовец и разъединился.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

С 1999 года года сначала Департамент, потом Службу организационно-кадровой работы (СОКР) на Лубянке возглавлял генерал-полковник Евгений Ловырев.

В июле 2023 года Ловырев достиг предельного возраста нахождения на службе — 70 лет. 

Ловырева сменил Александр Котов, ранее возглавлявший Управление кадров — Котов служит в кадрах ФСБ больше двадцати лет. 

Начальником Управления кадров ФСБ в результате перемен стал Сергей Сапунков, который представил Кадырову нового руководителя УФСБ по республике на прошлой неделе.

Agentura.ru

Кадыров сообщил в своем телеграм-канале о том, что управление ФСБ по Чеченской Республике возглавил Дмитрий Кечкин.

«В пятницу его мне представил генерал-лейтенант ФСБ Сергей Сапунков. Мы обсудили пути дальнейшего взаимодействия по вопросам обеспечения безопасности», — написал Глава ЧР.

Также я поблагодарил возглавлявшего до последнего времени УФСБ РФ по ЧР Игоря Кочнева за проделанную в республике плодотворную работу», — написал Кадыров. Кочнев возглавил УФСБ по Башкирии.

До назначения в Чечню Кечкин возглавлял УФСБ по Ингушетии (с октября 2022 года). До этого он работал в ФСБ в Дагестане.

Источник: Коммерсант

Кремлевские игры с мигрантами

России не хватает мужчин. Это старая демографическая проблема, и война с Украиной ее обострила. России не хватает солдат, и не хватает айтишников. То, как именно в Кремле ее решают, может спровоцировать серьезный кризис — как внутри страны, так и в отношениях с ближайшими соседями.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

России не хватает мужчин. Это старая демографическая проблема, вызванная старением населения и низкой рождаемостью на протяжении последних трех десятилетий, и война с Украиной ее только обострила.

Во-первых, России не хватает солдат, а расточительный способ ведения боевых действий российской армией требует все больше и больше солдат. Чтобы компенсировать потери на поле боя, Кремль использует все имеющиеся в его распоряжении средства. По информации российских правозащитников, российская армия и аффилированная с Минобороны частная военная компания «Редут» продолжают вербовку заключенных в тюрьмах. Пригожин давно мертв, но его жестокое ноу-хау по превращению заключенных в пушечное мясо остается востребованным.

И тем не менее, даже этого недостаточно. Чтобы восполнить эту брешь, власти обратились к мигрантам, многие из которых уже получили российское гражданство, и начали вербовать их в армию по контракту, сначала агрессивно, а теперь и принудительно.

В октябре российская полиция провела рейд в мечети в подмосковных Котельниках, которую посещают выходцы из Центральной Азии, и задержала десятки молодых мужчин. Это не первый рейд в мечети в этом году, но на этот раз задержанных доставили в военный комиссариат, где им предоставили выбор — либо подписать годичный контракт и поехать на «специальную военную операцию» в Украине, либо отправиться в тюрьму.

В течение многих лет стратегия Кремля в отношении мигрантов заключалась в привлечении большого количества выходцев из зарубежья для работы в строительной отрасли, на фабриках и в розничной торговле. С самого начала полномасштабного вторжения Кремль применил тот же подход, чтобы восполнить нехватку солдат, вербуя мигрантов из Центральной Азии в обмен на российское гражданство. В мае Путин подписал указ об упрощении процесса натурализации для иностранцев, вступающих в российскую армию, а также для их супругов, детей и родителей.

Но ставка на мигрантов имеет и обратную сторону. По статистике, еще до войны около 50% новых российских граждан были выходцами из Средней Азии и Южного Кавказа, и это уже вызвало видимое недовольство местных жителей. В Кремле хорошо осознают растущую ксенофобию и с энтузиазмом принялись играть на этих низменных чувствах избирателя. Власти уже развернули отвратительную кампанию против мигрантов, обвиняя их в насилии и преступлениях против местного населения.

Язык, который используют правоохранительные органы и прокремлевские СМИ, характеризуется растущим уровнем нетерпимости и вражды, к тем, кто приехал в Россию из Средней Азии и Южного Кавказа. В отчетах Следственного комитета о серии драк между российскими и среднеазиатскими подростками в Самаре эти инциденты описываются как «незаконные действия мигрантов», хотя официальное расследование только началось.

Этому вторят десятки прокремлевских и националистических блогеров, которые уже несколько месяцев атакуют мигрантов, изображая их жестокими и необразованными людьми, готовящимися к оккупации России.

Но Кремлю не хватает не только солдат. Страна нуждается во все большем количестве ИТ-специалистов, многие из которых покинули страну с февраля 2022 года. Попытки правительства заманить этих программистов обратно в Россию после того, как они бежали от мобилизации, оказались довольно успешными, но все равно этого недостаточно.

Поэтому тестируются новые схемы. Осознав, что не все ИТ-специалисты готовы вернуться, власти выбрали лучшее решение — разрешить им работать на российский бизнес, пусть и из-за рубежа. Для этого ИТ-специалистам дали возможность получать зарплату за рубежом и разрешили россиянам открывать банковские счета в российских банках, не возвращаясь домой. Эта мера очевидно разработана с прицелом на российских IT-специалистов, покинувших страну из-за войны, но продолжающих работать в российских компаниях.

Но в Кремле хотят точно знать, где находятся эти люди, поэтому закон требует от российских социальных сетей, банков и контент-сервисов хранить геолокационные и финансовые данные своих клиентов так, чтобы ФСБ всегда могла получить доступ к ним. Таким образом, ФСБ держит российских оффшорных IT-специалистов на коротком поводке.

Это, в целом, похоже на работоспособную схему, но есть одна проблема. Чтобы схема сработала, Кремлю нужны хорошие отношения с правительствами Центральной Азии и Южного Кавказа, то есть со странами, в которых оказалось большинство бежавших от мобилизации IT-специалистов.

Но именно эти страны являются поставщиками рабочей силы в Россию. И правительства этих стран очень недовольны вербовкой своих граждан в российскую армию — Казахстан, Узбекистан и Киргизия запретили своим гражданам воевать в Украине уже в 2022 году, грозя своим гражданам длительными сроками лишения свободы. Сегодня они наблюдают, как их соотечественники становятся жертвами ксенофобии, спонсируемой Кремлем.

Это нестабильное равновесие, и оно не может продолжаться долго.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Злорадство как ответ на трагедию на Ближнем Востоке

Несмотря на то, что КГБ проводил антисемитскую кампанию в советском обществе, а Советская армия оказывала военную помощь противникам Израиля, в российской армейской среде всегда присутствовало уважение и даже восхищение израильскими военными. Все кардинально изменилось в субботу 7 октября.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Отношение российской армии и спецслужб к Силам обороны Израиля никогда не было простым.
Уже в советские времена чувства советских военных и сотрудников спецслужб по отношению к израильской армии были довольно смешанными. Несмотря на то, что КГБ проводил антисемитскую кампанию в советском обществе, а Советская армия оказывала военную помощь противникам Израиля, от Египта и Сирии до палестинских организаций, в офицерском корпусе присутствовало уважение и даже восхищение израильскими военными.

Это двойственное отношение сложилось после разгрома арабских союзников СССР в Шестидневной войне 1967 года. Победу Израиля советскому офицерскому корпусу объяснили «плохими боевыми качества арабов», — по крайней мере, так пишет Виктор Суворов, знаменитый перебежчик, который в 1967 году был советским офицером-танкистом. Он описал появившееся в тот момент чувство растерянности и тревоги у своих армейских товарищей в книге «Рассказы освободителя».

Ссылка на низкие боевые качества союзников стала для советских офицеров единственным способом объяснить себе, почему вся советская военная помощь в сочетании с прямым советским военным участием не помогла победить израильскую армию. С тех пор советская армия преисполнилась плохо скрываемым презрением к армиям арабских стран, которая сочеталась с вульгарной ксенофобией. Израильская армия, наоборот, была возведена на пьедестал. Эти чувства сохранились в российской армии и после распада Советского Союза.

В 2000-е годы пришел черед российских спецслужб восхищаться боевыми возможностями израильской армии, спецназа и спецслужб.

Авторы помнят свой разговор в 2004 году с офицером группы ФСБ «Вымпел», самого знаменитого спецподразделения ФСБ, созданного в начале 1980-х годов для проведения спецопераций за рубежом, которое в 1990-е и 2000-е годы в основном боролось с боевиками на Северном Кавказе. Полковник Сергей Шаврин, ставший Героем России за спасение жизней своих солдат при штурме Грозного, тогда говорил нам: «Взгляните на Моссад. Почему мы не можем сделать то же самое с нашими террористами за рубежом?»

Шаврин не скрывал своего восхищения эффективностью и безжалостностью израильских оперативников.

Это чувство восхищения широко распространилось в среде военных и спецслужб. Через два года после этого разговора Путин подписал закон, позволяющий российским силовикам совершать убийства за рубежом. При этом российские власти ссылались на израильский опыт, хотя с самого начала в список целей для российских ликвидаций входили политические враги Путина.

Все кардинально изменилось в субботу 7 октября. Российские провоенные Telegram-каналы заполонили фотографии израильских танков с комментариями «Еще одна «Меркава» ярко горит. Скоро такими темпами «Леопарды» под Работино перегонят. По всей видимости, руководство ЦАХАЛ полностью проспало уроки СВО почивая на лаврах давно минувших побед» (Телеграм-канал российского военного эксперта Бориса Рожина). И в тот же день военкор «Комсомольской правды» Александр Коц написал: «Израиль стягивает танки к границе с сектором Газа. После сегодняшнего не удивлюсь, если они пойдут в палестинский анклав колоннами, и их будут жечь эфпивишками».

Многие писали о том , что ХAMАС оказался способен извлечь уроки из войны в Украине, в отличие от ЦАХАЛа.

Такое отношение выдает серьезную психологическую травму, полученную российскими военными после катастрофического провала наступления весной 2022 года. Чувство злорадства — вы смеялись над нашей некомпетентностью, теперь наша очередь — быстро распространилось в военной среде. Спустя неделю после начала войны Израиля с ХАМАС Рожин писал:

«Израиль с задержкой почти в 2 года тоже начал лепить на «Меркавы» козырьки от дронов… Точно также как российская армия вступила в войну недооценивая роль дронов, так и «самая передовая армия Ближнего Востока» пропустила революцию дронов и вынуждена адаптироваться уже в ходе войны.»

Примечательно, что традиционная ксенофобия по отношению к арабам при этом тоже никуда не делась – российские военные продолжают презирать палестинцев и пересылают друг другу фотографии, якобы доказывающие глупость боевиков ХАМАС, вроде фото мужчины, стоящего у трофейного танка «Меркава» с отверткой.

При таких взглядах довольно трудно рассчитывать на приобретение большого количества союзников, несмотря на все усилия Кремля и его пропагандистов.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Совет федерации на пленарном заседании в среду одобрил изменения в руководстве комитета по обороне и безопасности. Возглавлявший его последние шесть лет бывший главнокомандующий Воздушно-космическими силами (ВКС) Виктор Бондарев поменялся должностью с экс-главой Федеральной таможенной службы (ФТС), выходцем из органов госбезопасности Владимиром Булавиным, который стал сенатором меньше месяца назад и тогда же занял пост первого зампреда комитета. 

Один из сенаторов рассказал “Ъ”, что рокировка Виктора Бондарева на Владимира Булавина стала для членов комитета по обороне и безопасности неожиданностью: «Это нигде не обсуждалось и произошло, скажем так, в оперативном порядке, довольно резко».

По оценкам экспертов, это назначение отражает условный переход комитета от «военных» к «безопасникам»: «Учет и контроль вместо военных стратегий».

Источник: Коммерсант

Как расширяется понятие «госизмена»

С началом войны ФСБ постоянно расширяет применение статьи о государственной измене. Обвинение юриста Ильи Новикова в госизмене в «в форме перехода на сторону противника» — лишь последний пример в этом ряду.

ФСБ десятилетиями использовала обвинения в государственной измене как инструмент запугивания российских ученых, экспертов, и журналистов.

С началом войны эта практика была расширена на политических противников Кремля.

Кажется, что обвинение в предательстве становятся новым направлением атаки с целью полного уничтожения критиков режима.

В Советском Союзе понятие «государственная измена» никогда не была чисто юридическим термином; это идеологическое и очень эмоциональное выражение, уходящее корнями в первые послереволюционные годы.

В 1922 году, через пять лет после революции, правительство Ленина утвердило первый советский Уголовный кодекс, в котором особое внимание уделялось борьбе и преследованию противников революции.

В этом Кодексе был раздел «О контрреволюционных преступлениях». Сюда относились «всякие действия, направленные на свержение завоеванной пролетарской революцией власти рабоче-крестьянских Советов и существующего на основании Конституции РСФСР Рабоче-крестьянского правительства, а также действия в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности».

В 1926 году кодекс был обновлен, но эта статья почти не изменилась.

После войны и смерти Сталина в 1953 году советскому правительству понадобился новый Уголовный кодекс: разговоры о мировой революции вышли из моды в стране растущего национализма, травмированной ужасными жертвами Великой Отечественной войны.

В новом кодексе, введенном в 1960 году, появилось обвинение в государственной измене под названием «Измена Родине» (статья 64).

Наказание за это преступление было очень суровым — за предательство давали больше, чем за преступления против личности. Как правило, за убийство, совершенное в первый раз, советский гражданин садился на семь лет. Признанные виновными в государственной измене получали расстрел. К тому же наказание за предательство распространялось на семью предателя: местонахождение могилы расстрелянного держалось в секрете, а родственникам настоятельно не рекомендовалось задавать какие-либо вопросы на это счет.

Уголовный кодекс Бориса Ельцина 1996 года стал более либеральным, но преступления против государства по-прежнему карались более сурово, чем преступления против человека. За государственную измену сейчас можно получить 20 и более лет тюрьмы.

К сожалению, даже в относительно либеральные 1990е годы российское общество очень мало волновал этот вопрос. В конце концов, это касалось тогда очень немногих: тем, у кого нет доступа к секретной информации, практически не о чем было беспокоиться. Кроме того, Ельцин никогда не предъявлял обвинений в госизмене своим политическим противникам.

Путин это изменил, причем по чисто политическим причинам.

В 2012 году, после московских протестов, которые так напугали Кремль, ФСБ предложила Госдуме расширить определение госизмены, включив в него «предоставление финансовой, технической, консультационной или иной помощи» тем, кто стремится нанести ущерб безопасности России, в том числе ее «конституционному строю, суверенитету, территориальной и государственной целостности».

С этого момента любой — журналист или эксперт, что-то рассказавший иностранной организации или даже иностранным журналистам, — превратился в возможного фигуранта дела о государственной измене. Однако первое время Путин не использовал обвинения в госизмене против своих политических противников.

Война в Украине стала новым кризисом, который спровоцировал Кремль на расширение применения обвинения в измене.

Осудив в апреле 2023 года политика Владимира Кара-Мурзу по статье о госизмене, российская власть фактически установила новые правила, что для нее нет разницы между лояльностью стране и преданностью Кремлю.

В июле 2022 года статья о государственной измене была снова расширена: появился пункт о
переходе на сторону противника либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации.

Кроме того, появилась новая статья, 275.1. Сотрудничество на конфиденциальной основе с иностранным государством, международной либо иностранной организацией. Под этим поднимается «Установление и поддержание гражданином Российской Федерации отношений сотрудничества на конфиденциальной основе с представителем иностранного государства, международной либо иностранной организации в целях оказания им содействия в деятельности, заведомо направленной против безопасности Российской Федерации.»

9 октября 2023 года стало известно, что ФСБ возбудила в отношении юриста и бывшего игрока в «Что? Где? Когда?» Ильи Новикова уголовное дело о госизмене в новой расширительной трактовке — «в форме перехода на сторону противника».

В спецслужбе заявили, что Новиков после полномасштабного вторжения российской армии в Украину «покинул территорию России, вступил в ряды Сил территориальной обороны Украины и до настоящего момента принимает участие в их деятельности, а именно прошел военную подготовку, участвует в боевых действиях, занимается пропагандистской работой».

Agentura.ru 2023

Отцы и дети

Попытки запустить полноценный российский аналог YouTube раз за разом заканчиваются неудачей, что пришлось признать даже российским чиновникам. Причина — в удивительной, но очень последовательной кадровой политике Кремля.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

В сентябре миллионы россиян, использующие YouTube как на главную площадку, где можно найти независимую от Кремля информацию и аналитику, неожиданно получили хорошие новости. Максут Шадаев, министр цифрового развития, и видный депутат Александр Хинштейн, который всегда был очень близок к ФСБ, заверили общественность, что правительство не планирует блокировать YouTube.

«Можно сказать так: вопрос о блокировке YouTube и WhatsApp на повестке дня не стоит», — заявил Шадаев журналистам в ходе сессии вопросов и ответов на форуме Kazan Digital Week.

Хинштейн, в свою очередь, пообещал, что YouTube не будет заблокирован до тех пор, пока Россия не создаст полноценную замену сервиса, признав, что адекватной альтернативы YouTube сегодня не существует. «На сегодняшний день, надо говорить честно, адекватной и полноценной замены YouTube у российских аналогов, к сожалению, пока нет. Слово «пока» здесь ключевое», — признал депутат.

Действительно, российский аналог YouTube так и не появился, и Александр Хинштейн не единственный, кто задается вопросом, что стало причиной досадной задержки.

На первый взгляд, все условия для этого были: Россия — одна из очень немногих стран, в которых местные интернет-сервисы успешно конкурируют с глобальными платформами. «Яндекс» появился примерно тогда же, когда был запущен Google. «ВКонтакте» всегда была гораздо популярнее в России, чем Facebook.

Но многочисленные попытки запустить видеохостинг, который заменил бы неподконтрольный Кремлю YouTube, раз за разом терпят неудачу. Кремль много лет подталкивает российские технологические компании разработать работоспособную замену YouTube. Были запущены несколько сервисов, но ни один из них не стал популярным ни у блогеров, ни у пользователей.

Последняя попытка случилась в начале сентября, когда VK объявила об официальном запуске своего видеохостинга — «VK Видео». И снова, несмотря на рекламную кампанию, сервис не взлетел – россияне по-прежнему предпочитают YouTube.

Одна из причин этой постыдной неудачи – удивительная, но очень последовательная кадровая политика Кремля.

Путину и его друзьям сейчас более 70 лет, и у них уже очень взрослые дети. Но преемственность всегда была проблемой для российских элит: как менять старую гвардию, что делать с их детьми, где найти новую кровь (настоящая конкуренция, конечно, в этой схеме никогда не предусматривалась).

Сталин просто убивал своих чиновников; его менее кровожадные преемники использовали региональный подход, расставляя на высокие посты людей, которых они привозили с прежнего места работы: так Горбачев продвигал чиновников из Ставрополя, Ельцин тащил своих сторонников из Свердловска, а Путин импортировал чиновников и чекистов из Санкт-Петербурга. Когда лидер страны оставался у власти достаточно долго, как, например, Брежнев, его старые друзья и их дети блокировали систему и делали ее неработоспособной.

Путин находится у власти дольше, чем Брежнев, и он столкнулся с теми же проблемами. Он, видимо, осознает это, и не спешит доверять ключевые посты детям своих старых друзей. Но какие-то должности давать приходится — так дети чиновников и близких Путину олигархов оказываются во главе российских интернет-гигантов. Похоже, именно эта политика и подвела Кремль в его самой важной битве за монополию на информацию.

После аннексии Крыма ВКонтакте (теперь VK), тогда самая популярная социальная сеть в России и в Украине, перешла из рук в руки. Кремлю не понравилось, что основатель компании Павел Дуров отказался передать ФСБ данные о пользователях сети в Украине: Дуров покинул страну, а в сентябре 2014 года новым генеральным директором «ВКонтакте» стал некий Борис Добродеев.

Борис Добродеев

Борис Добродеев — сын Олега Добродеева, бессменного руководителя государственного телевизионного монстра ВГТРК. Борис Добродеев был назначен на эту должность, по официальной версии, потому, что считал себя экспертом в области видеоконтента. В течение нескольких лет Добродеев-младший упорно пытался построить популярный видеосервис в экосистеме VK, и госхолдинг его отца даже отдал предприятию сына права на свой видеоконтент. Это не слишком помогло.

В 2021 году Бориса Добродеева сменил отпрыск еще одной важной семьи – Владимир Кириенко, сын Сергея Кириенко, первого заместителя руководителя администрации президента.

Владимир Кириенко

Под руководством Кириенко-младшего VK продолжала трудиться над созданием аналога YouTube – весной этого года компания даже начала строить собственную сеть доставки контента по всей стране в качестве замены инфраструктуры Google. Цель все та же – подготовиться к блокировке YouTube.

Когда в сентябре VK официально запустил «VK Видео» в качестве альтернативы YouTube, в тот же день компания поручила курировать этот проект сыну еще одного кремлевского инсайдера – Степану Ковальчуку, внучатому племяннику Юрия Ковальчука, российского миллиардера и очень близкого друга Владимира Путина. Степана как старшего вице-президента по медиастратегии и развитию сервисов поставили руководить всеми проектами ВК в области контента и соцсетей, в том числе «VK Видео».

Степан Ковальчук

Казалось бы, накопилось уже достаточно свидетельств, что привлечение к проекту еще одного сына не делает интернет-сервис популярным. Но вряд ли это помешает Кремлю продолжать попытки – у кремлевских отцов еще много сыновей.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Как РПЦ помогает разведке вербовать агентуру в США

Весной этого года приходы нескольких православных церквей в США получили предупреждение ФБР о том, что российские спецслужбы ведут агентурную работу среди священников и прихожан. В документе идет речь о деятельности Дмитрия Петровского, дипломата РПЦ, которого в ФБР подозревают в работе на российскую разведку.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Весной этого года приходы нескольких православных церквей в США получили предупреждение от ФБР о том, российские спецслужбы ведут агентурную работу среди священников и прихожан. Копию этого документа нам предоставили источники в православной общине Америки.

В предупреждении ФБР привлекает внимание фотография симпатичного бородатого мужчины, который оказался сотрудником отдела внешних церковных связей Московского патриархата Дмитрием Петровским. Отдел внешних церковных связей (ОВЦС) – дипслужба патриарха, отвечающая за зарубежные контакты РПЦ. (Этот отдел регулярно попадал в скандалы – от обвинений в торговле водкой и табаком до сотрудничества с ФСБ).

ФБР заподозрило Дмитрия Петровского в том, что он является сотрудником разведки под прикрытием РПЦ и его задача – вербовать агентов среди священников и прихожан РПЦ и других православных церквей в Америке.

Согласно официальной биографии, Дмитрий Петровский, которому сейчас чуть за пятьдесят, выпускник МАИ, начал свою карьеру в отделе внешних церковных связей в 2001 году. Наши источники утверждают, что Петровский хорошо известен в православных кругах Америки с 90-х годов, когда он начал ездить в США.

С тех пор по долгу службы он много ездил по миру и посещал не только США, но и Китай, где он сопровождал российскую сборную на Олимпийских играх в Пекине в 2008 и в 2022 годах. Петровский также много писал и выступал на тему православия в Китае, Индонезии и в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Он также увлекается боевыми искусствами, как бы ни странно это выглядело для сотрудника РПЦ. Это не единственная необычная черта в поведении Петровского: его аватар в WhatsApp, выглядит, мягко говоря, нетипично для сотрудника дипломатической службы патриарха, – это кот в бандане и с летучей мышью и надписью «военная разведка» на ошейнике.

В мае 2021 года Петровского остановили при въезде в США и обыскали. На компьютере, который при нем находился, оказались файлы, связанные с российской разведкой. Они включали досье на видных православных священников в США, содержащие подробные детали не только их жизни, но и биографии членов их семей. ФБР считает, что такая подробная информация необходима Петровскому для того, чтобы шантажировать этих людей в процессе вербовки.

Один файл выбивался из общего ряда найденных у Петровского документов, и его ФБР полностью процитировало в своем предупреждении. Обозначенный отметкой «конфиденциально», он описывает направления сотрудничества РПЦ с российскими спецслужбами – СВР, ГРУ и ФСБ.

Наши источники в патриархии считают, что этот документ был подготовлен весной 2009 года (это соответствует анализу метаданных ФБР, которое датирует его концом марта 2009 года). Этот год был для России периодом, полным надежд на позитивные изменения в политике страны, связанных с президентом Дмитрием Медведевым. Это был также год, когда патриархом был избран Кирилл, хорошо известный своими связями с российскими спецслужбами. Документы, обнаруженные у Петровского, показывают, что новый патриарх практически немедленно после избрания поручил своим сотрудникам определить направления сотрудничества между РПЦ и спецслужбами, включая разведку.

В перечне «зон взаимодействия» церкви со спецслужбами в документе упомянуты «сотрудничество в подготовке сотрудников (как РПЦ, так и СВР)». Отдельно указано: «возможно — привлечение к оперативной деятельности сотрудников РПЦ (исключительно с прямой санкции патриарха, характер таковой деятельности в рабочем порядке контролируется спецштатом РПЦ — для предупреждения и избежания негативных последствий для РПЦ».

В меморандуме также говорится, что ГРУ готово «развивать сотрудничество, но крайне постепенно, в условиях строгой конфиденциальности и отталкиваясь от реальной деятельности на местах».

С пункте о взаимодействии с ФСБ церковные чиновники отметили: «в рамках ОВЦС интерес представляет взаимодействие со Службой контрразведки (по всем региональным направлениям), в основном в плане экспертного взаимодействия, противодействия сектам, отработки паритетных действий иностранным структурам».

Пресс-служба ФБР отказалась комментировать документ, но отметила, что бюро «регулярно встречается и взаимодействует с представителями [православной] общины. . . чтобы заручиться сотрудничеством с общественностью в борьбе с преступной деятельностью» и призывает «представителей общественности, которые стали свидетелями угрожающей или подозрительной деятельности, сообщать об этом».

В ОВЦС на наш запрос ответили кратко: «Д.И.Петровский больше не является сотрудником Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. (Уволен в июне 2023 года).» По нашей информации, увольнение произошло из-за скандала в США.

***

Русская Православная Церковь всегда была тесно связана с государством – будь то Российская Империя, Советский Союз или путинская Россия. Царь был главой Церкви; русское православие основано на представлении о том, что Москва — это «Третий Рим», а также на вере в российскую исключительность. Послание Церкви всегда было простым – служить царю и защищать Родину. Короче говоря, оно всегда было националистическим и империалистическим.

Как ни парадоксально это звучит, но в советский период этот подход не сильно изменился, несмотря на все гонения на Церковь. Когда Сталин обратился к Церкви во время Великой Отечественной, священники откликнулись на его призыв – они прекрасно понимали, что в условиях тотальной войны мечте о всемирном коммунистическом будущем пришлось уступить место имперским традициям царской России. Для солдат на фронте патриотизм звучал привлекательней, чем отвлеченные идеи о пролетарском братстве народов.

В поздние советские годы, несмотря на официальную атеистическую риторику, Церковь всегда держалась близко к государству. Дедушка одного из авторов статьи, в начале 1980-х годов высокопоставленный военный, гордился полученным приглашением на пасхальную службу в Елоховский собор в Москве, тогда главный храм страны, – это был признак элитного статуса.

КГБ внимательно следил за Церковью, но речь шла уже не просто о слежке, а о сотрудничестве. Частично причина заключалась в том, что КГБ и церковь разделяли параноидальную веру в то, что страна окружена многочисленными врагами и находится под постоянной угрозой с Запада. Именно поэтому РПЦ всегда с подозрением относилась к католической экспансии (отсчитывая ее с XIII века, времени одобренного Папой крестового похода на восток, который в православной церкви считают полномасштабным идеологическим вторжением).

Демократические перемены 1990-х годов затронули многие институты российского общества, за исключением двух – КГБ, который лишь расчленили на несколько частей, и Церкви. Все призывы демократических либеральных священников к реформе Русской Православной Церкви окончились ничем.

В Владимире Путине Церковь нашла своего сторонника и защитника. Уже в 2002 году ФСБ выслала пять католических священников из России под предлогом обвинений в шпионаже. Так ФСБ помогла защитить православную сферу влияния от западного прозелитизма. В ответ Церковь по всей форме благословила ФСБ: в декабре того же 2002 года на Лубянке, во дворе комплекса зданий ФСБ, вновь открылся Софийский собор Премудрости Божией. Патриарх Алексий II благословил открытие собора на церемонии, на которой присутствовал тогдашний руководитель ФСБ Николай Патрушев.

Путин никогда не играл в благотворительность — он ожидал, что Церковь будет способствовать стабильности его режима – в стране и за рубежом. Путин с самого начала хотел поставить под свой контроль русскую диаспору на Западе, и подчинение Русской Церкви Заграницей сделал своим личным проектом. Сформированная в 1920-х годах остатками Белой армии в изгнании, она стала известна как Белая Церковь (в то время как Церковь в СССР стала называться Красной Церковью). С 1951 года штаб-квартира Белой Церкви находится в Нью-Йорке, на углу Парк-авеню и 93-й улицы. В 2007 году Церковь эмиграции вошла в состав Московского Патриархата: задача была выполнена.

С тех пор Русская Церковь Заграницей поддерживает внешнюю политику Кремля и принимает активное участие в пропагандистских кампаниях Москвы. Например, «Бессмертный полк», спонсируемая Кремлем инициатива, пришла в Соединенные Штаты при поддержке церкви Св. Николая, штаб-квартиры Русская Православной Церкви в Нью-Йорке.

***

Когда началась война, Церковь увидела в ней возможность создать в стране полноценный фундаменталистский режим.

Священники получили полноценный допуск к армии в 2010 году, когда был введен институт военных священников или капелланов. Война вывела присутствие Церкви на новый уровень: призрак поражения смутил армию, и социальные сети заполонили иконы, молитвы о победе и призывы молиться за солдат на поле боя.

Даже самые профессиональные подразделения, такие как спецназ, не избежали увлечения религиозным мистицизмом, который отражает растущую потребность военных в духовном руководстве в непонятной войне.

Церковь полностью поддержала это, и с ее благословения русские батальоны стали носить имена русских святых –  прежде всего воинов, таких как князь Александр Невский, канонизированный за победы над крестоносцами.

Церковь также выдвинула из своих рядов ярких священнослужителей, проповедующих тотальную войну, таких как Андрей Ткачев, священник украинского происхождения и телеведущий, уехавший из Украины в 2014 году, чтобы стать одним из самых агрессивных провоенных голосов в Церкви. С началом вторжения его видео на YouTube стали крайне популярны в армейской среде, включая подразделения спецназначения.

За пределами России, Русская Церковь Заграницей (РПЦЗ) четко следовала линии Москвы. Никакой заметной трещины в системе не появилась: зарубежная церковь в подавляющем большинстве остается лояльной Москве.

Архиепископ Монреальский и Канадский Гавриил (Чемодаков) открыто оправдал вторжение. «Россия была вынуждена предпринять шаги, чтобы обезопасить себя от неонацистов, которые обстреливали мирное население в Донбассе уже на протяжении 8 лет, и делают это по сей день», — заявил он в летом 2022 года.

В Лондоне епископ Ириней, глава Епархии Великобритании и Западной Европы и самый влиятельный епископ Зарубежной Церкви, опубликовал послание «О гонениях на христиан в Украине», имея в виду деятельность украинских властей, а не российской армии.

Эти два высокопоставленных священника не какие-то комиссары, присланные из Москвы, они родились и выросли на Западе.

Зарубежная Церковь не просто следует указаниям из Москвы. Эта позиция отражает настроение паствы: если в 2022 году приходы на Украине вышли из состава Московского патриархата, то в других странах храмы и прихожане предпочли остаться в составе Русской Православной Церкви. «Когда началась война, некоторые священники в России заняли антивоенную позицию и подверглись наказаниям как со стороны Церкви, так и со стороны государства. Но большинство священников, в том числе за рубежом, подавляли любое обсуждение войны из-за страха потерять свою паству, которая в целом поддерживала войну», — рассказали нам в церковной общине Нью-Йорка. Причины идеологические: многие потомки первой и второй волн русской эмиграции до сих пор ностальгируют о славном имперском прошлом. Эта часть русской диаспоры естественным образом склонна к мышлению XIX века, которое разделяет и Путин. «Для них Украина никогда не была настоящей страной», — добавил наш собеседник.

***

С самого начала вторжения Церковь полностью поддержала боевые действия российской армии на Украине. Кажется, что вернулся старый имперский лозунг «За Царя и Отечество», какая бы империалистическая война под ним не продавалась – Церковь ее все равно поддержит.

Но на этот раз речь идет не о царях, а о Путине – и Русская Церковь связала свое будущее с выживанием путинского режима. Это может выглядеть как отчаянный шаг, навязанный Путиным и его спецслужбами — шансы Путина выжить в войне, не говоря уже о том, чтобы выиграть ее, выглядят не слишком большими.

В действительности Церковь и ее паства поддерживают войну, и игра Русской Церкви далеко не безнадежна.

Внутри страны церковь оказалась более востребованной, поскольку она обеспечивает дело, за которое стоит умереть, и у нее это получается намного лучше, чем у штатных кремлевских пропагандистов.

На международном уровне Русская Церковь в последние годы оказалась на подъеме — после десятилетий застоя и упадка. Строятся новые церкви, прежде всего в США; в приходы приходят новые люди, привлеченные пропагандой «традиционных ценностей».

Agentura.ru 2023, в сокращенном виде опубликовано в Foreign Affairs

Слежка в КГБ СССР

Советский Союз развалился больше 30 лет назад, и оперативные методы КГБ, казалось бы, должны давно были остаться в прошлом. Однако ни реформы спецслужб, ни даже техническая революция не смогли полностью изменить методы контрразведки: до сих пор российские спецслужбы используют многие термины, принятые в 50-е и 60-е годы прошлого века.  

Со времен КГБ произошли большие технические изменения – в распоряжении спецслужб появились базы данных, содержащие подробную информацию о каждом гражданине, системы тотального видеонаблюдения и слежки в соцсетях, — но по сути, работа ФСБ изменилась очень мало.

Из архивов Василия Митрохина, хранящихся в Архиве Черчилля в Кэмбридже:

Наружное наблюдение – негласное наблюдение за поведением и действиями разрабатываемых или интересующих КГБ лиц во время пребывания их на улице, в общественных местах или при передвижении на транспорте, осуществляется силами разведчиков НН КГБ по заданию оперативных подразделений. Решаются задачи: выявление, документирование, а при наличии специальных указаний пресечение деятельности объектов наблюдения, установление их связей, контроль за действиями агентов, а также их негласная охрана.

По форме и организации НН подразделяется на стационарное, подвижное, зональное, поэтажно-территориальное. Выделяется два способа НН – наблюдение сопровождающее и наблюдение встречное и несколько приемов НН (цепочка, вилка, лидирование, наблюдение по параллельным улицам, опережение и др.)

“Цепочка” – разведчики следуют за объектом один за другим, соблюдая определенную дистанцию, и периодически меняются местами. Этот прием применяется на малолюдных городских улицах и в загородных условиях.

“Вилка” – наблюдение за объектом одновременно с нескольких сторон. Прием позволяет контролировать в многолюдных местах и сложной обстановке. В процессе наблюдения разведчики меняются местами.

“Лидирование” – применяется при передвижении объекта на автомашине, состоит в том, что наблюдение ведется из оперативной машины, идущей на определенном расстоянии впереди машины объекта. Для наблюдения используются специальные приспособления и обычные зеркала автомашины.

Наблюдение по параллельным улицам, когда разведчики следует в малолюдном городе по параллельным улицам и аллеям и наблюдают за действиями объекта используя промежутки между домами, деревьями и т.п.

Опережение – при котором один или несколько разведчиков сменного наряда поджидают объект и занимают позицию для встречного наблюдения в месте предполагаемого появления объекта.

Наблюдение сопровождающее – когда контроль за поведением объекта ведется с позиций позади него. Применяется при пешем передвижении объекта и при поездках на автотранспорте.

Наблюдение встречное ведется с позиций впереди объекта. При нем используются заранее выставленные посты или применяется прием опережения.

Наблюдение зональное (поэтажно-территориальное) организуется на известных маршрутах движения объекта в городе или определенных районах, зонах города, используется стационарное и подвижное НН.

Наблюдение за меченым объектом заключается в том, что объект наблюдения определяется с помощью метки (радиомаяк на автомашине, нанесенное на предмет радиоактивное вещество, условный знак на документе и т.п.) из массы сходных с ним объектов, благодаря чему облегчается обнаружение, удержание его в поле зрения.

Пост НН – место, откуда конспиративно ведется НН за лицами, интересующими КГБ. Постоянные посты ведут систематическое наблюдение долгое время, например, у зданий посольств, миссий, жилых домов дипкорпуса, гостиниц, в которых останавливаются и иностранцы, в портах, в которые заходят иностранные суда. Временные посты создаются на непродолжительный период. Посты подразделяются на открытые и закрытые, в зависимости от способов маскировки и укрытия. Открытые на площадях, улицах, скверах, т.е. на открыто месте, закрытые в помещениях. По назначению посты подразделяются на наблюдательные, корректировочные, базовые.

Пункт корректировочный – специально подобранное помещение по маршруту движения объекта, с которого с помощью радиосвязи, световой сигнализации и других механических устройств передаются сообщения, уточняющие направление следования наблюдаемого.

Пункт наблюдательный – специально подобранное место, откуда ведется НН за выходом объекта из помещения или его появление в определенной зоне. Пункт наблюдения чаще всего служит для передачи объекта под наблюдение наряду.

Служба НН входила в управление КГБ, в 60-х годах она имела в своем распоряжении более 500 автомашин различных марок (только в Москве в ней служили несколько тысяч разведчиков).

Современным наследником службы НН КГБ является Оперативно-поисковое управление ФСБ (17-управление), в/ч 52 295, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 26.

Agentura.ru 2023

Страх против теории вероятности

Госслужащие в Башне Министерств могут быть очень напуганы дронами, но репрессий они боятся еще больше. Они считают, что вероятность попасть под каток ФСБ намного выше, чем пострадать от удара украинского беспилотника.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Несмотря на показное спокойствие, которое Кремль демонстрирует после атак беспилотников в «Москва-Сити», случившееся довольно сильно напугало чиновников и сотрудников крупных корпораций, чьи офисы размещались в пострадавших небоскребах.

От дронов никто не погиб и серьезно не пострадал, все ограничилось выбитыми стеклами и разбитыми офисами на нескольких этажах. Однако беспилотники принесли войну прямо в кабинеты тех, кто занимает высокое место в иерархии в чиновничьем и корпоративном мире.

Высотки «Москва-Сити» — единственное место в столице, напоминающее американские даунтауны, — с самого начала были самым престижным офисным пространством в городе, и не в последнюю очередь из-за близости к кабинетам чиновников, как в Башне министерств, что обеспечивает прямой доступ бизнеса к государству. Именно эту башню дважды, 31 июля и 1 августа, атаковали украинские беспилотники.

«Я была уверена, что по теории вероятности в одну воронку два раза не попадает. Поэтому, когда я уходила домой с работы в понедельник, я была совершенно спокойна. Во вторник это ощущение исчезло», — призналась наша знакомая, которая там работает. На теорию вероятности явно полагался и министр экономического развития Максим Решетников, не разрешивший своим сотрудникам уйти на удаленку после первой атаки. Правда, после второй атаки ситуация изменилась, и сотрудникам разрешили работать из дома.

В Башне министерств находятся три российских министерства — цифрового развития, экономического развития и министерство промышленности и торговли. Украинские беспилотники поразили офисы двух из трех, и только минпромторг избежал удара.

Атаки на небоскребы — это нападение на гражданские объекты, что запрещено законами войны. Украинцы практически ежедневно становятся жертвами таких атак.

Однако эти атаки — это также повод задаться вопросом, почему именно эти министерства, на первый взгляд гражданские, были выбраны в качестве мишеней украинских беспилотников.

Начнем с дронов. Все три министерства принимают непосредственное участие в российском национальном проекте по развитию беспилотной авиации. В апреле Путин провел совещание по беспилотникам, которое дало старт проекту. Среди участников этого совещания были министр цифрового развития Максут Шадаев, министр экономического развития Максим Решетников и первый заместитель министра промышленности и торговли Василий Осьмаков. Они сидели рядом с главой ФСБ и заместителем министра обороны и обсуждали как гарантировать долгосрочный заказ на беспилотники, по крайней мере, до 2030 года. Очевидно, что часть беспилотников, сделанных в рамках этого заказа, будет использована против Украины.

Конечно, далеко не все сотрудники этих министерств занимаются военными программами. Большинство из них не имеют никакого отношения к войне, не имеют допуска к секретным службам или военной подготовки. Они, по всем критериям, исключительно гражданские лица. Причем многие из них – это молодые, высококвалифицированные профессионалы, очень похожие на клерков лондонского Сити.

Однако при таком режиме, который сейчас существует в России, у них очень мало шансов остаться непричастными к преступной деятельности государства.

Например, все три министерства, чьи офисы находятся в атакованном здании, принимают участие в российской программе импортозамещения. На первый взгляд, эта программа не имеет отношения к военным, по крайней мере, официально. Она просто должна помочь российской экономике выжить под санкциями. При этом именно эта программа помогает “заместить” иностранные микрочипы, создавая российские аналоги, и эти микросхемы находят в остатках ракет, разрушающих мирные города в Украине.

Телекоммуникации, которые курирует Минцифры, становятся инструментом слежки и репрессий, когда речь идет о сетях связи на оккупированных территорий. Российские операторы по закону должны устанавливать оборудование для цензуры и слежки, а это значит, что, будучи развернутыми на оккупированных украинских территориях, российские сети связи cтавят мирное население под контроль Большого Брата из Кремля.

Рядовые сотрудники министерства обычно говорят, что они не имеют отношения к войне, а просто следуют инструкциям и исполняют законы. Теперь они напуганы, потому что война пришла к ним в офис. Киев может расценить это как успех операции, но очень сомнительно, что подобные атаки побудят чиновников к массовому увольнению с госслужбы.

К сожалению, тоталитарные режимы, подобные путинскому, так не работают. Госслужащие в Башне Министерств могут быть очень напуганы дронами, но репрессий и ФСБ они боятся еще больше. Они считают, что вероятность попасть под каток ФСБ намного выше, чем пострадать от удара украинского беспилотника. Об этом им, например, напоминает кабинет в минцифры, который еще совсем недавно занимал замминистра Максим Паршин, курировавший программу импортозамещения. В середине июля Паршина арестовали и посадили в СИЗО.

Если теория вероятности еще хоть как-то применима к атакам беспилотников, она, безусловно, совсем не дает защиты от репрессий.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Тактические игры после мятежа

Страх — союзник любого диктатора, и после подавления мятежа обычно следуют репрессии, в сталинском стиле. Но Путин — не Сталин, и в настоящий момент его режим воюет в очень тяжелой войне. Ему нужны все доступные ресурсы, он не может позволить себе роскошь разбрасываться людьми, даже если эти люди наемники, поднявшие мятеж, и генералы, решившие постоять в стороне и не вмешиваться. Именно поэтому ответ Путина выглядит столь осторожным.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Многие в России и за рубежом восприняли мятеж наемников Пригожина как самое большое унижение Путина на сегодняшний день, а также признак его слабости. Урок, извлеченный его армией и спецслужбами из последствий мятежа, еще более опасен для режима — они поняли, что они очень правильно поступили, решив не вмешиваться ни в какие разборки между теми, кто входит в ближайшее окружение президента, даже если эта разборки выглядят как вооруженный мятеж. Это комбинация очень опасна в долгосрочной перспективе.

Страх — ближайший союзник любого диктатора, и после подавления мятежа обычно следуют репрессии. Но Путин — не Сталин, и в настоящий момент его режим воюет в очень тяжелой войне. Ему нужны все доступные ресурсы, он не может позволить себе роскошь разбрасываться людьми, даже если эти люди наемники, поднявшие мятеж, и генералы, решившие постоять в стороне и не вмешиваться.

Именно поэтому ответ Путина выглядит столь осторожным.

Во-первых, он решил найти новое применение Пригожину — остающемуся ценным активом несмотря ни на что. Путин вывел Пригожина из политической игры, отправив его и «Вагнер» в Беларусь.

Как только эта проблема была решена, сразу начал искать эффективный способ использовать их на новом месте.

Присутствие «Вагнера» в Беларуси уже заставило нервничать как поляков, так и украинцев. 23 июля Александр Лукашенко, разговаривая с Путиным в Санкт-Петербурге в присутствии телекамер, заявил, что вагнеровцы хотят «пойти на экскурсию» на Запад, а именно в Варшаву и Жешув. Конечно, это было сказано в расчете на польскую аудиторию: Польша стала ключевым звеном в предоставлении военной помощи украинской армии. Город Жешув — всего в 50 милях к западу от украинской границы — всплыл в новостях в прошлом месяце, когда мэр этого польского города Конрад Фиолек сказал в интервью, что в городе появится постоянная база НАТО.

В этом контексте слова Лукашенко о возможном появлении вагнеровцев на польской территории прозвучали как ответная мера, но прежде всего — как угроза. Польша и ее союзники теперь должны учитывать и такую возможность, и тратить дополнительные ресурсы на реагирование на нее.

Во-вторых, разобравшись с «Вагнером», Путин занялся армией и спецслужбами.

Кремль предпринял демонстративно недостаточные меры, чтобы развеять слухи о допросах и задержаниях российских генералов, в том числе замкомандующего российской группировкой войск генерала Сергея Суровикина и заместителя начальника военной разведки генерала Владимира Алексеева. Слухи о репрессиях генералов должны показать военным, что Путин все еще более чем способен наказать высшее армейское командование. При это Путин оставил за собой возможность вернуть их на свои посты, как он в прошлом году поступил с генералом ФСБ Сергеем Беседой.

В-третьих, Путин передал спецназ «Гром» (около 7000 человек) из МВД в подчинение Росгвардии. Таким образом, он не только изменил командование спецназом, но и послал ясный сигнал силовикам, что у силовиков остается все меньше лазеек избежать участия в войне. В спецподразделениях все знали, что перевестись в «Гром» был одним из способов избежать отправки на фронт. Больше это не работает.

Далее Путин занялся ультранационалистической оппозицией. Ранее мы писали, что Путин счел бОльшей угрозой для своего режима не сам мятеж Пригожина, а реакцию военных и спецслужб на этот мятеж. Восстание открыло дверь для критики военного руководства изнутри, и Путину стало жизненно важно закрыть эту дверь. Генералы уже предусмотрительно заткнулись, поэтому единственным публичным выходом для такой критики оставались матёрые империалисты вроде Игоря Стрелкова (Гиркина), ветерана ФСБ и министра обороны ДНР в 2014 г. (Гиркин/Стрелков заочно осужден голландским судом в прошлом году за сбитый боинг MH17.)

Стрелкова арестовали и отправили в Лефортово. За два дня до этого соратника Гиркина Владимира Квачкова, полковника советского спецназа с ультраправыми взглядами, обвинили в дискредитации армии.

У Квачкова большой опыт противостояния с властями. В 2000-е люди Квачкова устроили засаду на машину Анатолия Чубайса, но покушение не удалось, и он попал в тюрьму. Когда Квачков освободился, он пытался заняться политикой, не слишком удачно, и снова был арестован ФСБ — за попытку организации вооруженного мятежа. Он просидел в заключении до 2019 года, но это не изменило его характера. Полковник в отставке критиковал военную операцию Путина с самого начала вторжения, часто выступая вместе со Стрелковым.

Популярность Квачкова ограничивается стареющими пенсионерами советской армии, тем не менее, в Кремле посчитали нужным снова им заняться. Спецслужбы, очевидно, получили приказ методично зачистить публичное поле от ультрапартиотичных критиков Министерства обороны.

Между тем, это операция по зачистке привела к одному неожиданному последствию. Она показало истинный уровень поддержки ультрапатриотических настроений в Вооруженных силах, а также их способность к самоорганизации для защиты своих лидеров.

Война по-прежнему широко поддерживается в военных кругах, и можно было бы ожидать протестов в поддержку известных генералов, а также ветеранов с миллионами последователей в Telegram. Однако тысячи разгневанных военнослужащих и ветеранов не вышли на улицы в поддержку Гиркина или генерала Попова, отставленного от командования 58-й армии. Вместо массовых протестов, лишь около сотни людей осмелились прийти к московскому суду, к где проходило слушание дела Гиркина. Их легко разогнала полиция.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Как был устроен Центральный архив КГБ СССР

Архив Василия Митрохина считается одним из самых ценных источников информации о деятельности КГБ. Митрохин пришел в КГБ в момент создания Комитета в 1954 году и ушел на пенсию в 1984-м в звании майора. 28 лет он прослужил в архиве КГБ — и последние годы службы он провел в Ясеневе, в архивном отделе ПГУ КГБ. В 1992 году ветеран КГБ уехал в Великобританию и увез с собой документы, которые он копировал на протяжении многих лет. Рассказываем, как был устроен Центральный архив КГБ, на основе материалов Митрохина, хранящихся в Архиве Черчилля в Кэмбридже.

Центральный архив КГБ (ВГУ, 5 управление, 7 управление, Управление г Москвы и области)

В нем хранились материалы оперативно-технических мероприятий КГБ, концентрируются в отдельных томах. При ознакомлении с оперативным делом дела по мероприятиям и материалам на ознакомление не выдаются (лишь в исключительных случаях с разрешения руководства оперативного подразделения, в производстве которого оперативное дело).

Из архивных дел оперативного учета КГБ СССР созданы фонды:

а) фонд оперативного учета лиц, состоящих на оперативном учете.

В фонде хранились дела оперативных разработок, оперативного розыска, оперативного наблюдения, оперативной проверки, а также материалы на лиц, взятых на оперативный учет согласно №36 инструкции, утвержденной приказом КГБ за № 0076 от 1977 года.

При фонде отдельными группами хранились:

  • оперативные подборки, литерные дела, дела агентурного розыска, заведенные по фактам совершенного преступления при отсутствии данных о личности преступника,
  • дела оперативных разработок,
  • дела контрразведывательных операций,
  • дела оперативного розыска, прекращенные за отсутствием минимума установочных данных на разыскивающихся лиц,
  • дела с материалами профилактики (в этой группе хранятся материалы профилактики, на лиц, в отношении которых дела оперативного учета не заводились, а также дела оперативного учета, прекращенные со снятием проходящих по ним лиц с оперативного (контрольного) учета после проведения профилактики, и дела оперативного учета на профилактированных лиц, снятых с оперативного справочного учета по истечении сроков, установленных в постановлениях о прекращении дел, если после проведенного по делу профилактического мероприятия прошло не менее 10 лет, включая срок наблюдения за профилактируемым лицом по делу оперативного наблюдения),

б) Фонд оперативного учета на лиц, снятых с оперативного учета.

В фонде размещены материалы, которые представляют оперативную, научно-историческую, познавательную ценность или могут быть использованы в учебных целях.

В этом же фонде хранились дела

  • оперативного учета на лиц, снятых с оперативного учета по достижении установленного предельного возраста, если по материалам этих дел были возбуждены уголовные дела и лица осуждены за государственные преступления.

Уголовные архивные дела.

При фонде архивных уголовных дел на лиц, состоящих на оперативно-справочном учете информационных центров МВД-УВД.

Отдельными группами хранились:

  • уголовные и гражданские дела, рассмотренные судами, действовавшими на особо режимных объектах (уголовные дела хранятся по месту производства предварительного расследования, а гражданские дела — по месту нахождения режимных объектов), содержащие особой важности совершенно секретные и секретные сведения.
  • протоколы заседаний Президиума ВЧК-ГПУ-Особого совещания при ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД, комиссии НКВД и прокурора СССР, Троек НКВД-УНКВД по рассмотрению уголовных дел.

При фонде архивных уголовных дел на лиц, снятых с оперативно-справочного учета в информационных центрах МВД-УВД, отдельными группами хранились:

  • уголовные дела, возбужденные по фактам, содержащими признаки преступлений, и прекращенные за истечением сроков давности (в случае неустановления лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого), а также за отсутствием события преступления,
  • материалы об отказе в возбуждении уголовного дела.

В фонде фильтрационных и трофейных материалов содержались сведения:

  • на бывших военнослужащих Советской армии, находившихся в немецком плену, по месту жительства до призыва в армию или по месту рождения (если место жительство до призыва в армию неизвестно),
  • на гражданских лиц, по месту жительства до выезда за границу.

В этом же фонде сосредоточены материалы на реэмигрантов, прибывших в Советский Союз из других стран.

Создана подсобная алфавитная картотека, проверка по ней строго ограничена и производится только по целевым запросам о подтверждении факта и времени пребывания в плену и при рассмотрении заявлений.

Дела оперативного учета на:

  • антисоветские и другие организации,
  • сотрудников посольств и лиц, связанных с ними,
  • лиц, по которым уголовные дела не возбуждаются, но есть данные о враждебной деятельности.
  • ДОР-дела оперативного розыска и оперативной проверки — на лиц в отношении которых проведены профилактические мероприятия.
  • Дела оперативного наблюдения.

Дела оперативного розыска по фактам утечки секретных сведений, утраты или хищения секретных предметов и документов.

Дела оперативной проверки на скрывающихся лиц, объявление которых во Всесоюзный розыск признано нецелесообразным.

Оперативные подборки.

Материалы на иностранцев, приехавших в СССР в составе делегаций, туристами.

Дела оперативной разработки.

Дела контрразведывательных операций.

Уголовные дела на лиц, осужденных к исправительным работам без лишения свободы, лишения права занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью, подвергнутых штрафу, уволенных с должности, лишенных воинского или специального звания (хранятся постоянно), условно осужденных (хранятся постоянно).

Дела на лиц, использовавшихся в следственных изоляторах, на хозяйственных работах, доставленных из других мест лишения свободы в следственные изоляторы.

Материалы по обеспечению безопасности руководителей КПСС, зарубежных деятелей, охраны литерных поездов.

Материалы по контрразведывательному обеспечению охраны государственных тайн по оборонным проблемам и технике.

Материалы контрразведывательной работы в окружении режимных объектов.

Дела наружного наблюдения за

  • иностранными гражданами,
  • за советскими гражданами,
  • за посетителями иностранных посольств и миссий и лицами вступающими в контакт с иностранцами, задержанными у зданий иностранных представительств, фотоснимки службы наружного наблюдения.

Материалы на задержанных КГБ лиц в административном порядке.

Материалы розыска авторов антисоветских анонимных документов.

Материалы контроля почтово-телеграфных отправлений.

Материалы на лиц, поддерживающих переписку с заграницей.

Материалы переписки по контролю почтово-телеграфных отправлений лиц, работающих и проживающих на особо режимных объектах.

Материалы на лиц, ходатайствующих в выезде по частным делам за границу, и постоянного жительства (в том числе во все социалистические страны).

Материалы на лиц, пользующихся туристскими маршрутами.

Смотри также:

Agentura.ru 2023

ФСБ объявила о задержании жительницы города Углич Ярославской области, которая «по заданию украинских спецслужб» якобы собирала данные об объекте критической инфраструктуры для организации на нем теракта.

В заявлении ЦОС ФСБ говорится, что у задержанной — гражданки России 1987 года рождения — изъяты средства связи, где «содержалась переписка с украинским координатором».

На кадрах оперативной съемки показано задержание подозреваемой на рабочем месте. Baza выяснила, что это администрация Углича.

ФСБ распространила видео, на котором показаны фрагменты этой переписки, в которых речь идет о теракте на гидроэлектростанции — «В твоей области много ГЭС. Взорвем их на фиг, чтобы вывели войска из Бахмута».

Источник: Медуза

Agentura.ru 2023

Российская армия: еще не на пределе

Никогда атмосфера внутри командования российской армией не была столь напряженной. И все же совершенно преждевременно считать, что российская армия находится на грани коллапса. Какие бы проблемы не испытывала армия, это не значит, что она утрачивает способность воевать.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

За несколько недель до мятежа Пригожина группа наемников «Вагнера» захватила армейского подполковника, командира 72-й бригады, недалеко от Бахмута. Вагнеровцы избили подполковника и заставили его признаться на камеру, что он, будучи пьяным, обстрелял автомобиль вагнеровцев. Видео мгновенно разлетелось по телеграм-каналам, связанным с Пригожиным, но российское военное руководство ответило на него полным молчанием.

Через месяц Пригожин начал свой «марш справедливости», «Вагнер» захватил штаб Южного военного округа в Ростове-на-Дону и двинулся на Москву, а российская армия безучастно наблюдала за мятежом. 13 июля в сеть попало аудио запись командующего 58-й армией генерала Ивана Попова, только что отстраненного от должности, в котором Попов фактически обвинил высшее командование, имея в виду Герасимова, в предательстве фронтовиков.

Никогда атмосфера внутри командования российской армией не была столь напряженной: генералы публично обсуждают тактические просчеты в войне, а старшие офицеры, чьи подразделения гибнут в результате ракетных ударов, задаются вопросом, как просочилась информация об их местонахождении, подозревая предательство. На этом неспокойном фоне ходят упорные слухи, что значительная часть комсостава арестованы или отстранены от своих должностей.

И все же совершенно преждевременно считать, что российская армия находится на грани коллапса. Какие бы проблемы не испытывала армия, это не значит, что она утрачивает способность воевать.

Западные обозреватели часто не понимают, что российская армия на протяжении многих поколений существует и действует по стандартам, отличным от западных армий.

Ключевое отличие состоит в том, что насилие внутри армии считается вполне допустимым. Более того, насилие рассматривается как средство поддержания дисциплины. Дедовщина поощряется офицерами как средство контроля над солдатами, который осуществляют старослужащие — в отсутствие сильного корпуса сержантов. Когда насилие в своей среде совершают старшие офицеры, в том числе и генералы, это называется рукоприкладством.

Дедовщина практикуется даже в самых элитных армейских подразделениях. За полгода до начала вторжения в Украину два офицера 14-й бригады спецназ попали под следствие по обвинению в изнасиловании солдата шваброй.

Рукоприкладство как способ поддержания дисциплины (действие, строго запрещенное кодексами вооруженных сил США и Великобритании, например) использовал не кто иной, как Сергей Суровикин, заместитель командующего российского группировкой в Украине. В 2004 году Суровикина обвинили в нападении на подчиненного офицера, и это никак не отразилось на его карьере.

Толерантное отношение к насилию в армии появилось задолго до Путина.

Один из ведущих полководцев Великой отечественной, маршал Малиновский, всегда с тяжелым сердцем шел на доклад к Жукову:

«Зная его, что он из себя представляет, я шел с намерениями: будет мне хамить, я буду хамить; будет меня ругать, я буду ругать, если, не дай бог, меня ударит, так я сдачи дам», — вспоминал потом Малиновский.

Сталин провел огромную чистку в Красной Армии, расстреляв наиболее способных офицеров, но вряд ли Сталин был первым, кто распространил насилие в армии.

Семен Буденный, легендарный командарм Конармии, был полным георгиевским кавалером. При этом крестов могло быть пять, но одного Буденного лишили — за рукоприкладство, то есть избиение своих же боевых товарищей. Тем не менее карьере Буденного в царской армии, равно как и в Красной армии, это не повредило.

Насилие в армии дополняется поощрением бездумного подчинения приказам старших командиров и жестоким подавлением инициативы. «Приказы не обсуждаются,» — так звучит армейская максима. Критика командира не допускается, даже если его поведение иррационально, преступно или подвергает личный состав опасности. Попов, командир 58-й армии, был уволен за то, что поднял перед Герасимовым вопрос об «отсутствии контрбатарейной борьбы, артиллерийской разведки и массовой гибели от артиллерии противника».

Сочетание насилия и пассивности не делает российскую армию самой профессиональной армией мира, однако, это не значит, что она не может воевать, — просто уровень допустимых потерь в российской армии намного выше, чем в любой современной армии мира.

Высокие потери — это нормально: так считают офицеры, солдаты, их родственники, и даже общество в целом. Единственная попытка гражданского общества ввести подотчетность армии была предпринята во время Первой чеченской войны, когда появились «солдатские матери», но уже много лет деятельность этой организации контролирует Минобороны.

Анализируя, как скоро может рухнуть фронт, западные наблюдатели склонны ссылаться на исторические примеры, когда русская армия потеряла управление — то есть в 1917 году, что сделало революцию возможной. Но царская армия была не единственной армией, поднявшей мятеж во время Первой мировой войны — в то же самое время французская армия пережила 68 мятежей в 112 дивизиях, но Французская Республика выстояла. Поэтому этот исторический пример мало годится для анализа нынешней ситуации.

Еще один исторический пример, на который любят ссылаться западные исследователи — огромное количество дезертиров во время Великой отечественной войны. Согласно этой логике, если солдаты и офицеры Красной Армии тысячами сдавались в плен фашистам, то их потомки точно побегут сдаваться, когда встретятся с другими армиями, и это приведет к политическим переменам.

Советские диссиденты в эмиграции сделали эту логическую ошибку, когда после вторжения СССР в Афганистан создали движение «Интернационал сопротивления», которое поощряло дезертирство советских солдат. Они распространяли листовки, запустили радиостанцию и даже напечатали фальшивый номер газеты «Красная звезда». Предполагалось, что массовое дезертирство приведет к краху советского режима. Жизнь показала, как наивен был этот расчет. «В общей сложности всеми нашими усилиями удалось переправить из Афганистана на Запад всего 16 советских перебежчиков», — признался нам Владимир Буковский, создатель «Интернационала Сопротивления».

Война в Украине тоже не породила большого количества дезертиров, и причина та же – война идет на чужой территории, а после участия в боевых действий военные надеются вернуться домой, да еще и заработать, поэтому у них нет реального стимула стать перебежчиком.

О российской армии нельзя судить по западным меркам, потому что, несмотря на низкий боевой дух и пассивность командиров, эта армия готова платить гораздо более высокую цену. И в наши дни это означает, что ей просто все равно, сколько солдат погибнет на этой войне.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Гражданин России Вадим Конощенок, арестованный властями Эстонии, был экстрадирован в США, сообщает пресс-служба Минюста США.

По данным американских властей, Конощенок является сотрудником ФСБ. Его подозревают в контрабанде продукции американских компаний из Эстонии в Россию, в том числе электроники и боеприпасов, подлежащих экспортному контролю.

В декабре 2022 года Конощенока арестовали в Эстонии по запросу США.

В том же месяце власти США предъявили обвинения пятерым россиянам и двум гражданам США в сговоре с целью закупок военных технологий для оборонного сектора России в обход санкций. Каждому из обвиняемых грозит до 30 лет тюремного заключения.

В пресс-релизе также говорится, что Конощенок позднее предстанет перед судом Нью-Йорка.

Источник: Медуза

Agentura.ru 2023

Путин и спецслужбы после мятежа

Стремительный мятеж Евгения Пригожина оставил много вопросов, и самый интригующий из них — это реакция на мятеж спецслужб и российских силовиков в целом, и то, как на это решил ответить Путин.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Стремительный мятеж Евгения Пригожина оставил много вопросов, и самый интригующий из них — это реакция на мятеж спецслужб и силовиков в целом, и то, как на это решил ответить Путин.

ФСБ, главная спецслужба страны, призванная защищать стабильность политического режима, годами занималась превентивным политическим сыском, то есть «предотвращением» любых потенциальных угроз государству. Кроме того, у ФСБ была своя агентура в ЧВК «Вагнер». Тем не менее, ничего не было сделано, чтобы предотвратить мятеж и предупредить Кремль о планах Пригожина.

Когда «Вагнер» начал свой «марш справедливости», ФСБ и Росгвардия, которую и создали для подавления беспорядков в стране, потерпели неудачу в качестве сил быстрого реагирования.

Росгвардия приложила все усилия, чтобы избежать прямого столкновения с колоннами «Вагнера», в то время как ФСБ, у которой есть высокопрофессиональные подразделения спецназначения, похоже, вообще не предпринимала никаких действий. Вместо этого ФСБ выпустила пресс-релиз, призывающий бойцов ЧВК самим задержать Пригожина.

Столь же поразительной оказалась и реакция военной разведки на авантюру «Вагнера», когда колонна мятежников вошла в Ростов-на-Дону, главный нервный узел России в войне в Украине. На видео, которое мгновенно разошлось по всей стране, Пригожин сидит между Юнусом-Беком Евкуровым, замминистра обороны, и Владимиром Алексеевым, первым замначальника ГРУ, и предлагает отдать ему начальника генштаба и Шойгу. Евкуров выглядит напуганным, а Алексеев, напротив, улыбается и предлагает Пригожину забрать обоих. То есть замначальника ГРУ дает понять, что существует проблема с военным руководством России. Вскоре после того, как видео появилось в интернете, офицер российского спецназа сказал нам: «Алексеев прав».

Теперь, когда Владимиру Путину удалось разрешить кризисную ситуацию, перед ним возникла дилемма. Стало ясно, что бОльшую угрозу его режиму представлял не сам мятеж Пригожина, а реакция военных и спецслужб на этот мятеж. Теперь Путину нужно каким-то образом ликвидировать провал в обеспечении своей безопасности, при этом не создав новых проблем c спецслужбами.

***

Когда в мае «Вагнер» объявил о своей победе в Бахмуте, Пригожин представил это  как крупный триумф в долгой битве, и это раздуло его амбиции. Однако на самом деле Бахмут — не более чем локальный успех, и с каждым днем, прошедшим с начала украинского контрнаступления, эта победа превращается во все более отдаленное воспоминание. «Вагнер» не сыграл значительной роли на первом этапе сдерживания контрнаступления ВСУ, и наемники Пригожина уже не кажутся столь необходимыми на поле боя, как весной.

На самом деле восстание произошло как раз в тот момент, когда влияние «Вагнера» ослабевало, а российское военное командование, наоборот, вновь обретало доверие Путина. Украинское контрнаступление идет медленно, и в Кремле, и в военной среде стало крепнуть ощущение, что современные танки и другое передовое вооружение, поставленное Западом, не столь неуязвимы, как предполагалось. Как следствие, боевой дух армии стал расти. В такой ситуации наемники «Вагнера» больше не считаются единственной боеспособной силой.

Такие перепады не должны вызывать большого удивления. С начала полномасштабного вторжения в Украину российская армия находится в состоянии постоянных эмоциональных качелей.

За энтузиазмом первых дней вторжения последовала депрессия на фоне сожженных колонн и невозможности взять Киев. Летом 2022 года армия почти вернула веру в свои силы, но первое крупное украинское контрнаступление и потеря Херсона снова ввергли ее в шок. Спасение армии от полного разгрома при отступлении от Херсона приподняло боевый дух в вооруженных силах, и армия стала ждать зимнего наступления, но ожидания кончились ничем. Тут подоспела кровавая победа в Бахмуте, чуть улучшившая настрой в войсках, но уже через несколько недель армия замерла в нервном ожидании масштабного украинского контрнаступления.

Эти эмоциональные качели уже привели к росту мистических настроений в армейской среде. Подразделениям начали присваивать имена святых; военные все чаще стали шерить иконы и молитвы в Telegram; а провоенные священники набирали все большую популярность в войсках.

Эта эмоциональная нестабильность также подорвала доверие к военному руководству. На самом деле, это извечная проблема русской армии, которая сталкивалась с резким падением авторитета командования в конце Крымской войны в 1856 году, в русско-японской войне, во время Первой мировой войны, в 1941 году, и недавно -— в афганской и первой чеченской кампаниях.

На этом фоне логично, что мятеж Пригожина открыл портал для публичной критики российского военного руководства. Алексеев как замначальника военной разведки показал, что эта критика может исходить изнутри. Алексеев — один из самых влиятельных генералов военной разведки, пользуется большим уважением в спецназе, который он когда-то курировал от ГРУ.

Позиция Алексеева показала тем военным, которые разделяют недовольство Пригожина, что разговор о недостатках армейского руководства возможен. Хотя они не были готовы поддержать «Вагнер» во время мятежа, эта фракция в вооруженных силах увидела возможность начать разговор о том, что и почему пошло не так, как планировалось. Короче говоря, Алексеев нарушил официальное молчание вокруг российского военного руководства и сделал невозможное возможным.

Именно к этой фракции обращался Путин, когда он записал свое публичное обращение. Обращение Путина послало четкий сигнал военным: я называю Пригожина предателем, чтобы у вас, как у армии, не осталось иного выбора, кроме как дистанцироваться от него и его требований. Путин не прогадал — он хотел изолировать «Вагнер» от военных и спецслужб, и похоже, ему это удалось.

Но в долгосрочной перспективе Путин проиграл, допустив вызов «политической стабильности», которая имеет для него такое параноидальное значение. Хотя он смог нейтрализовать мятеж, критика в адрес армейского руководства будет только расти. Тот факт, что наемники ЧВК сбили 13 летчиков, а Шойгу и Герасимов полностью исчезли во время похода Пригожина на Москву, только усилил недовольство генералами в армии. А что будет, когда Россия потерпит новые неудачи в войне?

Поразительно, что мятеж не привел ни к каким негативным последствиям для спецслужб, включая ФСБ.

Разговор Пригожина с Евкуровым и Алексеевым в штабе Южного военного округа выглядел почти как захват в заложники двух высших военачальников России. А в это время, по словам наших источников, сотрудники УФСБ в Ростове-на-Дону просто забаррикадировались в здании управления.

Пока колонны наемников шли на Москву, руководство спецслужб куда-то исчезло, включая секретаря Совбеза Николая Патрушева и главу ФСБ Александра Бортникова. Вагнеровцы двигались вперед, сбивая по пути вертолеты и расстреливая дома мирных жителей, а эти доблестные генералы так и не появились — ни на месте происшествия, ни перед публикой.

Не впервые мы видим паралич российских спецслужб в момент национального кризиса. Похожая история случилась во время августовского путча 1991 года, когда заговорщики во главе с руководителем КГБ посадили Михаила Горбачева под арест на его даче в Форосе. Хотя план ГКЧП по захвату власти провалился, и десятки тысяч людей вышли на улицы, чтобы защитить свою свободу, сотрудники КГБ предпочли самоустраниться. Те офицеры КГБ, что находились в здании КГБ на Лубянке, забаррикадировались внутри и лишь наблюдали из окон, как протестующие сносили памятник их кумиру, Феликсу Дзержинскому.

В 2004 году, когда террористы захватили школу в Беслане, взяв более 1000 детей и учителей в заложники, напуганные генералы продемонстрировали тот же паралич воли. Патрушев, тогда директор ФСБ, вместе с министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым, тоже выходцем из КГБ, прибыли в аэропорт Беслана, посовещались там недолго и тут же поспешили обратно в Москву. Патрушев и Нургалиев были так напуганы, что поручили операцию по освобождению заложников начальнику местного управления ФСБ, который по всем меркам не был в состоянии справиться с террористическим кризисом такого масштаба. В итоге погибло более 300 заложников.

Путин так и не наказал этих генералов, и сегодня Патрушев и Нургалиев входят в Совет безопасности России.

***

Впервые за более чем двадцать лет пребывания у власти опыт Путина в КГБ может обернуться против него. Как офицер КГБ, который в 1991 году тоже не стал защищать режим, который он поклялся охранять, Путин, кажется, с пониманием относится к позиции генералов ФСБ и Нацгвардии, в отличие от армии, где идут упорные слухи о репрессиях.

Не исключено, что он решится на какие-то чистки в системе спецслужб, однако, раньше, когда Путин решал кого-то наказать в этой системе, это происходило очень быстро. Например, в 2004 году, когда чеченские боевики ненадолго захватили контроль над Ингушетией, несколько генералов ФСБ лишились своих должностей практически на следующий день.

Пока же спецслужбы остаются безнаказанными, хотя именно эти структуры должны были защитить Путина от такой угрозы. Для любого автократа это странный способ вернуть контроль.

В краткосрочной перспективе Путин может считать, что если преуменьшить значение мятежа, то это сделает ситуацию более стабильной. Однако то, что его спецслужбы не способны ответить на новые вызовы в ситуации войны, делает уязвимой всю путинскую систему.

Опубликовано на английском в Foreign Affairs

Agentura.ru 2023

Судьба кондотьера

Cпособ разрешения кризиса с Пригожиным, выбранный Путиным, создал для российского президента совершенно новую ситуацию: силовики, которым он доверил охрану себя и своего режима, только что усвоили важный урок – в конфликт во внутреннем кругу Путина лучше не вмешиваться.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Это был чистой воды вооруженный мятеж, а не государственный переворот. Целью Пригожина было пересмотреть свой контракт с Путиным и Министерством обороны, но он совершенно не собирался свергать Путина и въезжать в Кремль на белом коне. В последнее время Пригожин и его наемники попали в затруднительное положение, и Пригожин попытался разрешить проблему.

Пригожин оказался в сложном положении по двум причинам. Во-первых, ход украинского контрнаступления показал Кремлю и всем остальным, что российская армия может воевать и без “Вагнера”, несмотря на громкие заявления Пригожина в соцсетях. Еще недавно Пригожин утверждал, что только “Вагнер ” способен если не выиграть войну, то по крайней мере сорвать украинское контрнаступление, и многие в это поверили.

Однако в данный момент российская армия без помощи наемников продолжает сдерживать наступление украинских войск, а память о взятии Бахмута “Вагнером” все больше уходит в прошлое. Во-вторых, в Минобороны поняли, что сейчас подходящий момент, чтобы пересмотреть отношения с частными военными компаниями, и в первую очередь с “Вагнером”, поменяв их роль и место в военной машине. На это Шойгу получил одобрение Путина.

Теоретически Пригожин мог бы и дальше саботировать подписание контракта с Минобороны и оскорблять Шойгу и Герасимова в новых видеороликах, но растущая неактуальность “Вагнера” в решающей битве 2023 года ставит его в слабую переговорную позицию. В конце концов Пригожин осознал, что Шойгу и Герасимов все эти месяцы использовали “Вагнер” на поле боя для сохранения и повышения боеспособности регулярной армии. Его наемники по-прежнему нужны, но уже не в той мере, в какой этого требуют растущие амбиции Пригожина.

Как какой-нибудь средневековый кондотьер в Италии XV века, Пригожин решил пересмотреть условия договора с принцем прямо в разгар битвы, руководствуясь такой логикой — чем больше кризис, тем лучше его карты.

Однако рейд Пригожина на Ростов-на-Дону был настолько шокирующим и наглым, что напомнил россиянам 90-е и начало 2000-х, когда чеченские боевики захватывали больницы и школы и требовали от Кремля прекратить войну в Чечне в обмен на жизни мирных жителей. Зачем бывший уголовник и шеф-повар Путина, который всегда верно служил своему президенту, пустился в такую авантюру?

Потому что мог — как лидер армии наемников, где преданность строится не по армейским законам, а по правилам, установленным бывшим уголовником. Фактически, Пригожин сделал то, что в 1990-е делали чеченские полевые командиры, — напал на мирный город, чтобы договориться с Кремлем, но на этот раз речь шла не об окончании войны, а о его личных интересах.

Для этого Пригожин выбрал центр управления войной в Украине. Войдя в Ростов-на-Дону, он не встретил никакого сопротивления, несмотря на сильное военное присутствие в городе.

Он фактически взял в заложники двух военачальников, отвечающих за координацию боевых действий — замминистра обороны Евкурова и первого заместителя военной разведки Алексеева (Алексеев координирует разведдеятельность на этой войне с лета прошлого года).

Пока Евкуров и Алексеев предпочли остаться в Ростове-на-Дону и попали в руки Вагнера, ростовское управление ФСБ забаррикадировалось в собственном здании. Что же касается оперативников военной контрразведки, приставленных к Вагнеру, то они не сделали ничего. В Москве центральный аппарат ФСБ отреагировал на кризис весьма своеобразно — ФСБ обратилась к вагнеровцам с призывом арестовать Пригожина. Объяснений, почему ФСБ решила делегировать эту работу людям Пригожина, не последовало. И стоит напомнить, что аресты в России имеют право проводить правоохранительные органы и спецслужбы, а не какие-то наемники.

Такой же невнятной была и реакция армии – из всех сил, которыми Минобороны располагало в этом районе, а они значительны, остановить продвижение колонн Вагнера попыталась только авиация. Они потерпели неудачу, потеряв несколько вертолетов и 13 пилотов. Где-то на заднем плане маршировала Национальная гвардия (в том числе чеченские подразделения), чьи грузовики разъезжали по региону, стараясь не пересекаться с колоннами Вагнером.

Весь этот хаос не значит, что мятеж «Вагнера» вызвал паралич или дезориентацию российской армиии.  В то же самое время, когда Пригожин вторгался в Ростов-на-Дону, российские вооруженные силы продолжали боевые действия на фронте без потери управляемости войск.

Армия и спецслужбы просто не нашлись, чем ответить Пригожину. Причина в том, как Путин построил свою политическую систему. В тот самый момент, когда Пригожин оскорблял Евкурова и наезжал на Алексеева в штаб-квартире Южного военного округа в Ростове-на-Дону, записывая все это на видео, эти два российских генерала, наверное, задавались вопросом – а вдруг у него есть прямой выход на Путина. А вдруг Пригожин договорится и заключит сделку с президентом? Кого Путин сделает виноватым в кровопролитии — своего приятеля или генералов? Это довольно болезненный вопрос, учитывая травмирующую историю участия российской армии в политических кризисах, например, расстрел парламента в Москве в октябре 1993 года.

Так и случилось — Путин и Пригожин, два приятеля из Петербурга, договорились.

Эта сделка подорвала репутацию Путина по многим причинам, не в последнюю очередь из-за того, что она поставила под сомнение его священную корову – национальный суверенитет: ведь Путин позволил своему младшему партнеру Лукашенко вмешаться в разрешение внутреннего политического кризиса.

Сделка также поставила перед армией и спецслужбами ряд сложных вопросов. А как насчет гибели летчиков? Что сказать их родственникам? А если в следующий раз на месте Пригожина будет Кадыров? Или кто-нибудь из Совета Безопасности?

Такой способ разрешения кризиса также создал для Путина совершенно новую ситуацию: силовики, которым он доверил охрану себя и своего режима, только что усвоили важный урок – в конфликт во внутреннем кругу Путина лучше не вмешиваться.

Что он собирается делать с силовиками, которые выучили такой урок?

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Москва военная

Намерение Сергея Собянина снова баллотироваться в мэры Москвы напомнило, что Путин – не единственный политик в России. Еще в начале войны в некоторых эмигрантских кругах возникла идея, что Собянин — это тот политик, который сможет заменить Путина, если война спровоцирует недовольство российской элиты. Но может ли столица создать альтернативу Путину, как многие надеются?

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Намерение Сергея Собянина снова баллотироваться в мэры Москвы напомнило, что Путин – не единственный политик в России. Но может ли столица создать альтернативу Путину, как многие надеются?

С 1991 года Москва считалась самым продвинутым, прозападным и либеральным городом страны. В 2010-х первоклассные театры, модные рестораны и парки, заполненные симпатичными хипстерами и их детишками, сделали Москву похожей на нормальную европейскую столицу. Там всегда оставалось пространство для свободы, именно поэтому в Москву со всей страны устремлялись художники, артисты, геи, да и просто люди, для которых жизнь в российской провинции была слишком душной и полной ограничений.

Политически Москва тоже была самым активным российским городом: во время путча, организованного КГБ в августе 1991 года, десятки тысяч москвичей вышли на улицы строить баррикады, и во многом благодаря их смелости и готовности пожертвовать собой государственный переворот провалился.

В 2000-х и в начале 2010-х город не голосовал за Путина на выборах президента, и самые масштабные антипутинские митинги в 2011–12, а затем в 2017–2018 годах тоже прошли в Москве. (Конечно, этому способствовал размер города, где проживает не менее 13 миллионов человек).

Кроме того, Москва, бесспорно, — самый богатый и большой регион России. В стране, где много лет традиционные политические игроки, такие как партии и профсоюзы, обречены на маргинальные роли, хоть какое-то политическое значение оставалось только у глав крупных и богатых российских регионов. В этой схеме, московский мэр был обречен оставаться политиком федерального масштаба.

Сергей Собянин — бессменный мэр Москвы с 2010 года, и при этом он – не силовик, не служил ни в КГБ, ни в армии. Его предки, cтарообрядцы, пострадали от сталинских репрессий. При этом Cобянин давно уже на высоких позициях кремлёвской иерархии — он возглавил администрацию президента до еще того, как стал мэром Москвы.

Видимо, поэтому, как только Путин вторгся в Украину, в некоторых эмигрантских кругах возникла идея, что Собянин — это тот политик, который сможет заменить Путина, если война спровоцирует недовольство российской элиты и вызовет политические беспорядки.

Действительно, сначала казалось, что Собянин дистанцируется от войны. Полтора года спустя мы видим, что от этой дистанции не осталось и следа.

Пока тысячи москвичей выходили на антивоенные протесты, московские власти превратились в одну из главных сил, помогающих вести эту войну. Сегодня Москва принимает активное участие как в оккупации Украины, так и в военных действиях. Московский строительный комплекс строит многоквартирные дома в Луганске, Москва поставляет туда автобусы, а столичные специалисты “улучшают транспортную инфраструктуру” ЛНР. Москва также принимает участие в возведении суровикинского варианта линии Мажино — оборонительных сооружений на оккупированных территориях. Главный московский телекоммуникационный и инвестиционный холдинг АФК «Система» работает над созданием беспилотников и только что представил тяжелый боевой беспилотник «Сириус», российскую версию американского Reaper, проект, который курировал лично генерал Суровикин, и на который российские военные возлагают большие надежды.

Администрация мэра Собянина напрямую помогает военным действиям: город уже укомплектовал три «добровольческих батальона» — –«Донской», «Георгиевский» и «Маршала Катукова». Москва также выплачивает надбавки москвичам, проходящим службу в других воинских частях. А сам Собянин прошлой зимой лично побывал на позициях российской армии и фотографировался в камуфляже в окопе.

В общем, Москва, самый передовой регион страны, сегодня поставляет свои технологии и немалые ресурсы для войны без особых сомнений и колебаний. Причина — в той бизнес-модели, которую построил Сергей Собянин в Москве за годы своего правления.

Собянин организовал выделение небывалого по масштабам, непрерывного потока средств на городские проекты — от строительства многоквартирных домов и печально известного бесконечного ремонта дорог, до расширения сети московского метро. Собянину также нравится вкладываться в цифровые технологии — от передовых городских систем видеонаблюдения до онлайн-сервисов для городских жителей. Он верит, как и китайские чиновники, что технологии могут компенсировать неэффективность традиционной бюрократии.

Для бизнеса это означает, что если у вас есть идея, вы сначала предлагаете ее мэрии, чтобы сразу реализовать ее в больших масштабах. Это, как если бы Москва построила свою версию Силиконовой долины, где венчурный капитал предоставляет город, но конкуренции почти нет, потому что финансирование столь велико, что средств хватает на любые авантюры.

Эта многолетняя стратегия помогла создать мощный союз чиновников, работающих на больших проектах, и бизнеса, привыкшего жить на огромном госфинансировании. Несмотря на гигантскую коррупцию, эта схема привела к появлению мощного технологического хаба в национальном масштабе. Мало кого удивило, что именно московские технологии слежки, обкатанные во время пандемии, стали внедрять в других регионах. Когда Путин объявил мобилизацию, стало известно, что московский центр хранения данных станет собирать данные видеопотоков из регионов для распознавания лиц, что, как считается, поможет в поиске людей, скрывающихся от службы в армии.

В настоящее время московский бизнес и московские чиновники без колебаний работают над проектами, связанными с войной, — лишь бы получить масштабное, гарантированное финансирование. То, что таким образом они соучаствуют в убийстве украинцев, их не останавливает. Не останавливает это и мэра Собянина.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Российскую политическую активистку Алёну Крылову, которая была задержана в Бишкеке на минувшей неделе, отправили в СИЗО до 4 июля. Об этом сообщили в пресс-службе суда. Она была задержана в Бишкеке 4 июня. Она находится в международном розыске по запросу российских властей, которые добиваются её экстрадиции в Россию.

Алёна Крылова — бывшая пресс-секретарь российского движения «За права человека». Она участвовала в движении «Левое сопротивление», признанном российскими властями экстремистским. В России на Крылову и ещё пять участников движения заведено уголовное дело о создании экстремистского сообщества.

Это уже третий за июнь случай задержания в Кыргызстане российских политических эмигрантов. 6 июня стало известно об экстрадиции антивоенного активиста Алексея Рожкова, обвиняемого в поджоге военкомата. 9 июня в Бишкеке был задержан активист движения «Левый блок» Лев Скорякин.

Источник: Радио Свобода

Agentura.ru 2023

Как внешняя разведка КГБ готовилась к падению Советского Союза

12 июня 1990 года на первом съезде народных депутатов РСФСР была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР — именно этот день празднуется сегодня как День России. А уже через четыре месяца генералы внешней разведки КГБ начали готовиться к смене политического режима в стране. Отрывок из нашей книги «Свои среди чужих».

Глава из книги «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль» Ирины Бороган и Андрея Солдатова

Ранним солнечным утром в октябре 1990 г., почти за год до распада СССР, начальник внешней разведки КГБ, коренастый мужчина средних лет с черными, аккуратно причесанными волосами на пробор и тонкими, плотно сжатыми губами, спустился с крыльца своей служебной дачи в лесу Ясенево в нескольких километрах к юго-западу от Москвы. Поселок из двух десятков деревянных коттеджей, построенный для руководства Первого главного управления КГБ, окружал светлый лиственный лес. Это был не обычный дачный поселок — каждый дом поддерживался в идеальном порядке прислугой, которая убирала, занималась стиркой, готовила еду и ухаживала за садом.

55-летний Леонид Шебаршин — человек больших амбиций, замкнутого и язвительного нрава — возглавлял советскую внешнюю разведку чуть меньше двух лет. Этим утром он не торопился на службу, наслаждаясь прогулкой по осеннему лесу.

Шебаршин любил эти ежедневные 25-минутные энергичные прогулки в полном одиночестве: отличная возможность подумать перед рабочим днем. Вокруг было тихо; ухоженная лесная тропинка, казалось, была в его личном распоряжении. Высокий забор с колючей проволокой окружал территорию, выделенную для ПГУ, но она была такой большой, что здесь, в лесу, забора не было видно.

На боковой тропинке Шебаршин заметил бегущую фигуру. Невысокий мужчина в синем спортивном костюме и пестрой вязаной шапочке энергично размахивал руками, делая утреннюю гимнастику. Это был Владимир Крючков. Некогда протеже Андропова, теперь он руководил всем КГБ и был непосредственным боссом Шебаршина. Офис Крючкова находился на Лубянке, в центре Москвы, но он по-прежнему предпочитал жить на своей любимой даче в тихом Ясеневе. Шебаршин поприветствовал его кивком головы, держа почтительное расстояние: он искренне восхищался своим боссом.

Он считал, что именно Крючкову обязан стремительным взлетом своей карьеры. Когда два года назад Горбачев назначил Крючкова председателем КГБ, тот, в свою очередь, поставил Шебаршина во главе внешней разведки.

Многим в Ясеневе этот выбор показался необычным. Большую часть своей карьеры Шебаршин провел на Востоке — в Индии, Пакистане и Иране. Ему почти не приходилось иметь дело с «главным противником», как называли на Лубянке Соединенные Штаты, а именно работа на американском направлении считалась самым престижным в разведке КГБ.

Но Крючков посчитал, что именно Шебаршин, в 1980-е гг. курировавший Афганистан — на протяжении десяти лет самую болезненную тему для советского руководства, — лучше всего подходит для должности шефа ПГУ. В результате почти 12000 сотрудников внешней разведки КГБ теперь служили под его руководством.

Через 20 минут Шебаршин подошел к металлическим воротам в бетонном заборе и караульной будке с табличкой «Научный центр исследований» — название для непосвященных, которое придумали для ПГУ еще в 1972 г., когда разведка переехала с Лубянки в Ясенево. Дежурный прапорщик узнал шефа, и ворота бесшумно распахнулись. Шебаршин неторопливо прошел по дорожке через кленовую рощу к семиэтажному зданию.

Возможно, что штаб-квартиру внешней разведки не случайно построили семиэтажной — именно столько этажей было у старого здания ЦРУ в Лэнгли, а в разведке КГБ все время сравнивали себя с американцами. Кто знает, может, эти две структуры могли связывать куда более эмоциональные отношения, чем принято считать. Сходство настолько бросалось в глаза, что в московской резидентуре ЦРУ Ясенево прозвали русским Лэнгли.

Семиэтажное здание, к которому направлялся Шебаршин, было лишь частью комплекса ПГУ. Позади него возвышалась 22-этажная бетонная громада; с восточной стороны находилось длинное строение пониже, по форме напоминавшее раздвоенный птичий хвост. Здесь размещались магазины, где продавали дефицитные товары по сниженным ценам, поликлиника, а также две сауны, бассейн, несколько спортзалов и теннисных кортов. Все это напоминало элитный загородный клуб где-нибудь в Америке, и, если у офицера разведки не хватало времени, он мог вызвать массажистку прямо к себе в кабинет.

Шебаршин вошел в вестибюль, прошел мимо обязательного для советских учреждений бюста Ленина и поднялся на лифте на третий этаж. В 9:00 коридоры здания были еще пустыми. Дежурный офицер открыл дверь в приемную Шебаршина, где в большой клетке, переделанной из стенного шкафа, жили два горластых попугая — подарок кубинских коллег. Своими криками они заглушали электронные часы, каждый час играющие какую-то бодрую мелодию — тоже подарок, на этот раз из Вьетнама.

День начался как обычно. Но второй по значимости человек в КГБ был встревожен. Войдя в кабинет, он окинул взглядом массивный стол с восемью вертушками. Со стен на него смотрели четыре портрета — Ленина, Дзержинского, Андропова и Горбачева. Все четверо сыграли важнейшую роль в судьбе советской разведки: Ленин и Дзержинский создали ее, Андропов расширил ее функции, а горбачевская новая политика гласности грозила ее уничтожить, раскрывая правду о преступлениях, в которых была замешана Лубянка.

Шебаршин просмотрел первые донесения. Из Берлина пришли удручающие новости, касающиеся Штази — некогда всемогущей спецслужбы Восточной Германии. В январе разгневанная толпа захватила штаб-квартиру Штази в Берлине, а ее руководителей отправили в тюрьму. В сегодняшнем донесении сообщалось, что в недавно объединенной Германии создано но- вое правительственное агентство, которое откроет гражданам доступ к секретным архивам Штази. Шебаршин покачал головой: ему это очень не нравилось. Первая за день пачка сигарет почти опустела, но он снова закурил. Думая о печальной участи немецких коллег, он мысленно отметил, что нужно напомнить Кремлю об обязательствах перед старыми друзьями.

После обеда подчиненные Шебаршина собрались на ежедневное совещание. В кабинет по очереди заходили 50- и 60-летние мужчины, генералы и полковники КГБ, с усталыми, нервными лицами и рассаживались согласно иерархии — заместители за длинным столом, остальные вдоль стен.

Настроения были самыми пессимистичными. Дисциплина среди личного состава в Ясеневе падала: офицеры стали выпивать на рабочих местах, оставляя в кабинетах пустые бутылки. В отношениях между рядовыми сотрудниками и руководством появилась напряженность; хлынул поток анонимок с жалобами на начальство.

Шебаршин понимал, что меняющийся политический климат все больше осложнял положение КГБ. В тот день собравшиеся в его кабинете говорили о том, что их волновало больше всего:

они не уверены, что Кремль по-прежнему в них нуждается и будет их защищать. Из ПГУ начали уходить люди. Шебаршину нечем было их ободрить: он считал, что Горбачев по-прежнему нуждается в КГБ, но сам в поддержку комитета выступать не собирался. «Нам необходимо вести энергичную работу в депутатском и журналистском корпусе, выходить на общественные организации», — сказал он своим подчиненным. Другими словами, рассчитывать на Кремль больше не стоило: КГБ должен найти способ защитить сам себя.

Это была принципиально новая идея. КГБ всегда был партийным органом, передовым отрядом компартии. И всегда находился под партийным контролем: парткомы были во всех отделах, управлениях и службах КГБ. Но в марте 1990 г. Съезд народных депутатов СССР изменил советскую конституцию, отменив статью о руководящей роли коммунистической партии. КГБ сразу остался без босса, без защитника и без надсмотрщика.

Шебаршину нужно было срочно что-то придумать, и на этот раз он решил не консультироваться с Крючковым. Чтобы выжить, сказал он своим людям, мы должны подготовить собственный «план действий»,независимо от коллег в КГБ на Лубянке. Главную роль в осуществлении этого плана Шебаршин отвел службе «А».

Служба «А» традиционно занималась дезинформацией. В ее главные задачи входило, в частности, проведение активных мероприятий с целью распространения за рубежом ложных новостей, сфабрикованных КГБ. Сам Шебаршин сформулировал это так: «служба “А” генерирует и формулирует конкретные идеи, изготавливает фальшивые бумаги, издает от имени подставных авторов разоблачительную литературу».

План Шебаршина сводился к тому, что внешнюю разведку можно спасти только с помощью грамотной манипуляции общественным мнением — другими словами, используя внутри страны те методы, которые служба «А» на протяжении десятилетий оттачивала за границей.

Шебаршин доверял службе «A», в которой работали «несколько десятков опытных и интеллигентных людей». Службу возглавлял его старый друг, с кем много лет назад они вместе учились в разведшколе и делили одну комнату в общежитии. К тому же служба «А» была одним из самых компетентных и эффективных подразделений в Ясеневе.

«Идеология активных мероприятий в годы холодной войны была проста — нанести максимальный политический и психологический ущерб оппонентам», — писал Шебаршин в своих мемуарах. Такое описание, скорее, характеризует стратегию военных действий, а не задачи разведки, но Шебаршин и его коллеги и относились к внешней разведке как к оружию.

В октябре 1990 г. Шебаршин решил перенацелить это оружие на своих сограждан.

Теперь, когда службе «А» предназначалась столь важная роль, начальник внешней разведки счел необходимым взять ее под свою личную опеку. Для этого он избрал привычную тактику — отрицание и обман. «Подразделения, именуемого отделом дезинформации, у нас нет», — заверил он советскую общественность в том же году в интервью «Аргументам и Фактам». «Мы исключаем насилие, жестокость, вмешательство во внутренние дела других стран», — настаивал он в интервью газете «Правда».

Собравшиеся единогласно поддержали план Шебаршина, и он закончил совещание. Теперь можно было поработать с документом, лежавшим перед ним на столе. Докладную записку «Об активных мероприятиях внешней разведки КГБ, проект концепции» составил начальник службы «А» — и пока Шебаршин ее внимательно читал, у него в голове родилось несколько конкретных идей.

Восемь месяцев спустя, в августе 1991 г., председатель КГБ Крючков возглавил государственный переворот против Горбачева, который в то время отдыхал в Крыму. Противостояние длилось три дня, и 21 августа демократически настроенные москвичи под предводительством харизматичного Бориса Ельцина победили путчистов. В эти дни Шебаршин грамотно и осторожно разыграл свои карты, тщательно дистанцируясь от своего босса и от Лубянки. Вернувшись в Москву, Горбачев назначил его временно исполняющим обязанности председателя КГБ. Но на этой должности Шебаршин продержался всего день: 23 августа его заменили человеком со стороны, представителем либеральных кругов. Шебаршин оставался на посту главы внешней разведки еще месяц, после чего вынужден был уйти — новое демократическое правительство было решительно настроено реформировать КГБ.

Два месяца спустя внешняя разведка стала независимым агентством. А в декабре СССР прекратил свое существование. Наследник ПГУ КГБ получил новое название — Служба внешней разведки (СВР), а также нового руководителя — Евгения Примакова, вальяжного советского функционера с внешностью респектабельного академика.

Леонид Шебаршин и Евгений Примаков

Как и Шебаршин, Примаков специализировался на Ближнем Востоке. Хитрый и осторожный, он был советской версией Киссинджера; несколько десятилетий Примаков провел в постоянных разъездах, налаживая отношения между Москвой и режимами в Ливане, Египте, Сирии, Ираке, Иране и Израиле.

Примаков занял кабинет Шебаршина в Ясенево — и оказался в центре бюрократического шторма. Угроза полного расформирования СВР еще висела в воздухе: новое демократическое правительство Ельцина начало расследование роли КГБ в неудавшемся государственном перевороте. Внешней разведке требовалось срочно дистанцироваться от Лубянки, отмыть свою репутацию и создать себе новый имидж в глазах общественности — и избежать серьезных внутренних реформ. План Шебаршина как нельзя лучше подходил для этой цели.

Примаков пригласил Шебаршина вернуться в Ясенево, предложив кресло заместителя. Шебаршин вежливо отказался — он был слишком амбициозен, чтобы согласиться на роль подчиненного. Тогда Примаков решил действовать сам: и выбранная им стратегия поразительно напоминала ту, которую несколькими месяцами ранее разработали Шебаршин и служба «А».

Прежде всего новый директор СВР создал две структуры, предложенные специалистами службы «А». Он поддержал инициативу Шебаршина по формированию Ассоциации ветеранов внешней разведки, объединившей бывших сотрудников Первого главного управления. Эта ветеранская организация взяла на себя функцию неофициального канала коммуникации между Ясеневым и представителями общественности — историками и журналистами.

Далее Примаков создал пресс-бюро СВР, укомплектовав его несколькими сотрудниками с хорошими навыками общения с журналистами. Пресс-бюро въехало в небольшой, но импозантный бело-голубой особняк в тихом Колпачном переулке в центре Москвы, где теперь должны были проходить встречи с российскими и иностранными журналистами. Вместе с ассоциацией ветеранов пресс-бюро взялось за продвижение тщательно продуманной легенды о СВР, которая строилась на четырех основных тезисах.

Во-первых, утверждали в СВР, методы разведки не менялись с библейских времен, оставаясь одинаковыми и для ЦРУ, и для КГБ, поэтому в реформировании методов российской внешней разведки нет никакой необходимости.

Во-вторых, поскольку сотрудники внешней разведки КГБ много времени проводили на Западе, у них был более широкий взгляд на вещи и более прогрессивные, даже либеральные взгляды, чем у других подразделений Комитета госбезопасности. И они всегда гораздо критичнее относились к советской действительности, чем их коллеги, работавшие внутри страны.

В-третьих, поскольку сфера деятельности внешней разведки — другие страны, она не могла принимать участия в преследовании инакомыслия в Советском Союзе.

И, наконец, в-четвертых: советская внешняя разведка отказалась от практики убийств за границей еще в конце 1950-х гг. Последней такой операцией, уверяли сотрудники пресс-бюро, было отравление цианистым калием Степана Бандеры, лидера военного крыла украинской эмигрантской организации в Мюнхене в 1959 г.

К реальности эта версия имела, мягко говоря, очень мало отношения. Тем не менее СВР успешно использовала ее для создания своего нового имиджа — имиджа организации, в которой служили самые либеральные офицеры КГБ.

Примаков добавил к схеме Шебаршина пятый, изобретенный им самим, компонент: в январе 1993 г. появился «Открытый доклад СВР», посвященный анализу глобальной угрозы распространения оружия массового уничтожения после окончания холодной войны. Публикация этого доклада и других подобных документов должна была создать СВР имидж аналитического центра по вопросам внешней политики, а не разведслужбы. С той же целью Примаков переименовал сотрудников Ясенева: «оперативники» превратились в «референтов», как в советских академических институтах. СВР даже перестала официально рассматривать Соединенные Штаты как главного противника: Примаков объединил первый Североамериканский отдел, занимавшийся Соединенными Штатами, с отделом по Латинской и Южной Америке, чтобы показать, что теперь речь идет только о географии.

Операция по ребрендингу прошла успешно, и новый имидж внешней разведки серьезно восприняли даже многие либеральные журналисты. Активные мероприятия внутри России оказались так же эффективны, как и за границей. План Шебаршина сработал.

Agentura.ru 2023

За последнюю неделю Федеральная служба безопасности сменила руководителей нескольких региональных управлений.

Начальником Управления ФСБ по Кольскому Заполярью стал Андрей Потоцкий, ранее возглавлявший УФСБ по Сахалинской области. Управление ФСБ по Сахалинской области возглавил генерал-майор Александр Филоненков, ранее служивший в магаданском УФСБ. Бывший руководитель УФСБ островного региона генерал-майор Андрей Потоцкий назначен начальником УФСБ России по Мурманской области.

Управление Федеральной службы безопасности России по Магаданской области возглавил Сергей Труш — до перевода служил в УФСБ России по Кемеровской области.

Agentura.ru 2023

Уроженец Волгоградской области Игорь Паскарь, который бросил бутылку с зажигательной смесью в здание краснодарского управления ФСБ, приговорен к восьми с половиной годам колонии. Приговор вынес Южный окружной военный суд.

Паскарь признан виновным по статьям о теракте и о вандализме по мотиву политической ненависти. По решению суда он проведет три года в тюрьме, а остальную часть срока будет отбывать в колонии строгого режима.

Игорь Паскарь 14 июня 2022 года бросил бутылку с горючей жидкостью в здание краснодарского ФСБ. В результате загорелся коврик для ног у центрального входа и стена у двери. Затем Паскарь нарисовал на лице флаг Украины и остался ждать полицейских. По этому эпизоду его обвинили в терроризме.

В августе 2022 года стало известно, что на Паскаря завели еще одно уголовное дело. Его обвинили в вандализме из-за поджога баннера с буквой Z и надписью «Своих не бросаем» в Краснодаре.

В суде Паскарь говорил, что его акция у здания ФСБ была «сугубо мирной» и «должна была показать всем противникам этой чудовищной войны, что они не одиноки, а соседям-украинцам — что не все тут зомбированные госпропагандой».

Источник: Медуза

Паранойя и яд: кремлевские методы борьбы с эмиграцией

Cегодня многие российские политические активисты, оппозиционные политики и журналисты в изгнании прекрасно понимают, что являются мишенью путинских спецслужб. Активность российских спецслужб за рубежом усилилась, и некоторые эмигранты заметили, что за ними ведется открытая слежка в европейских странах. Не так давно стало известно о попытках проникновения агентов ФСБ в среду российской эмиграции.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

В начале мая Наталия Арно, президент фонда «Свободная Россия», проснулась рано утром в пражском отеле от острой боли в челюсти, через некоторое время она почувствовала, что у нее немеет рука и нога. Всегда энергичная Наталия решила не обращать на это внимания, списав боль на последствия стресса, в котором она как руководитель фонда, который лоббирует антикремлевские санкции и продвигает интересы русской политической эмиграции в Европе в США, находится годами.

Хотя она должна была волноваться намного больше, учитывая, что ее заместителя — Владимира Кара-Мурзу, — российские спецслужбы дважды пыталась отравить, а потом посадили в тюрьму на 25 лет.

На пути домой в самолете Наталии стало намного хуже, и в конце концов она оказалась в реанимации одной из клиник в Вашингтоне. Там у Наталии, по ее собственным словам, взяли “всю кровь” на анализы, но ничего подозрительного не обнаружили. ФБР и cпецслужбы Чехии и Германии, где Арно побывала до Праги, начали расследование.

Однако до сих пор неясно, что произошло, и была ли Наталия отравлена нервно-паралитическим веществом, как Кара-Мурза и другие враги Кремля, живущие за границей. (Сейчас Наталия чувствует себя намного лучше, но все еще страдает от онемения конечностей).

Ситуация такова, что сегодня многие российские политические активисты, оппозиционные политики и журналисты в изгнании прекрасно понимают, что являются мишенью путинских спецслужб. В последние месяцы активность российских спецслужб за рубежом усилилась, и некоторые эмигранты заметили, что за ними ведется открытая слежка в европейских странах. Не так давно стало известно о попытках проникновения агентов ФСБ в среду российской эмиграции.

Причина этой активности вполне понятна — российская политическая эмиграция, несмотря на многочисленные ошибки и постоянные внутренние конфликты, состоялась как политическая сила, и оказалось очень деятельной, постоянно раздражая Кремль своей активностью.

Оппозиционные политики и журналисты в изгнании опираются не только на миллионы людей, покинувших страну до вторжения в Украину, но и на сотни тысяч россиян, уехавших после 24 февраля 2022 года. Конечно, не все эти люди политические диссиденты, но покинули они Россию из-за нежелания иметь ничего общего с войной в Украине.

Довоенные эмигрантские организации, такие как «Форум Свободной России» Гарри Каспарова, многочисленные НКО и СМИ Михаила Ходорковского, а также фонд «Свободная Россия», — активизировали свою деятельность с начала войны в Украине. Кроме того, появились новые организации — от движения феминистского антивоенного сопротивления до «Российского демократического клуба», коалиции российских антивоенных демократических сил, только что созданной в Париже. И, конечно, есть еще ФБК Навального, который продолжает свою деятельность в изгнании.

Все российские независимые СМИ, оказавшиеся в изгнании, продолжают работать, хотя многие пережили нелегкие времена, переезжая с места на место, как, например, телеканал «Дождь», которому пришлось сменить уже три страны. Эти СМИ смогли сохранить свою аудиторию в России и даже увеличить ее.

Конечно, политэмигранты постоянно конфликтуют друг с другом по самым разным поводам, но несомненно одно – уровень координации между разными объединениями эмигрантов беспрецедентен. В наши дни требуется всего несколько часов и максимум один знакомый, чтобы связаться в любым представителем русской эмиграции вне зависимости от того, где находится этот человек — в Ереване, Вильнюсе, Лондоне или Сан-Франциско.

В Москве за этим бурным процессом наблюдают с нарастающей паранойей, и чтобы справиться с проблемой, Кремль использует те же методы, которые 70 лет назад использовали агенты НКВД для борьбы с политической эмиграцией.

КГБ был одержим эмиграцией — русские за границей были проблемой, с которой Кремль столкнулся с первого дня существования большевистского режима. На протяжении всей советской власти тайная полиция создавала отделы и подразделения для борьбы с этой угрозой со всех возможных сторон, как внутри страны, так и за ее пределами.

Пятое управление КГБ (борьба с инакомыслящими) по линии борьбы с эмигрантами отвечало за сбор компромата, чтобы иметь рычаги давления на диссидентов в случае их переезда на Запад. «Пятерка» также отслеживала влияние эмигрантских публикаций на диссидентские круги. Сотрудники «Пятерки» в качестве кураторов сопровождали советских артистов в поездках за границу.

Внутри страны республиканские управления КГБ занимались вербовкой приезжающих в СССР иностранцев, а также наблюдали за деятельностью известных эмигрантов — бывших жителей советских республик через своих агентов в таких организациях, как Общество развития культурных связей с эстонцами, проживающими за рубежом.

Для проведения операций за границей, в Первом главном управлении (ПГУ) КГБ (разведка) также имелось несколько отделов, занимавшихся эмигрантами. Служба «А», отвечавшая за дезинформацию за рубежом, — в терминологии КГБ «активные мероприятия» — распространяла о видных эмигрантах грязные слухи и сплетни. Управление «К», которое занималось внешней контрразведкой, чьей главной задачей было разоблачение двойных агентов, также должно было выявлять перебежчиков и несанкционированные контакты советских граждан за границей с эмигрантской средой. Четвертый отдел этого Управления «K» рассовывал дезинформацию по эмигрантским СМИ: это делалось через агентов, внедренных в зарубежные эмигрантские организации, включая радиостанции «Голос Америки» и «Свобода». Чтобы шпионить за эмигрантами на местах, в резидентурах КГБ несколько сотрудников работали по «линии ЭМ».

Для координации всех этих усилий в центральном аппарате КГБ существовало два отдела. Внутри СССР у КГБ был Десятый отдел в Пятом управлении (идеология), которому была поручена борьба с «центрами идеологической диверсии за границей» — он был связующим звеном между всеми подразделениями КГБ в Советском Союзе и всеми отделами внешней разведки, работавшими с эмигрантскими группами. Для координации операций за рубежом в КГБ имелся Девятнадцатый отдел при Первом главном управлении, в котором работало более тридцати разведчиков.

Вот как работала эта система: в 1966 г. примерно в 20 километрах от побережья Калифорнии с борта советского разведывательного судна спрыгнул советский моряк Юрий Марин. Американский военный корабль подобрал его и доставил на берег. Вскоре ему предложили стать инструктором в Русском институте Армии США в Гармише, который всегда нуждался в новых беглецах из Советского Союза, чтобы снабжать своих студентов (дипломатов и шпионов) самой свежей информацией из-за железного занавеса. Марин также стал ведущим на радио «Свобода», чья штаб-квартира располагалась по соседству в Мюнхене. К тому времени все больше людей в СССР слушали «Свободу», «Голос Америки» и «Русскую службу Би-би-си», которые превратились в реальную угрозу для советской монополии на информацию.

Но перебежчик оказался агентом, работавшим на Четвертый отдел Управления «К» КГБ. Он собирал информацию о сотрудниках радио «Свобода», а также о дипломатах, проходивших обучение в Гармише. Когда моряк сбежал снова — на этот раз обратно в Советский Союз, — он начал публично разоблачать своих бывших работодателей в советских газетах. Эта часть операции проводилась уже Пятым управлением и службой «А» (активные мероприятия).

Та же история повторилась в 1980-е годы, когда другой российский перебежчик Олег Туманов (он спрыгнул с советского корабля недалеко от Ливии), нанятый «Радио Свобода» в Мюнхене, бежал в Советский Союз в 1986 году и провел в Москве пресс-конференцию, разоблачая присутствие ЦРУ на станции.

Наблюдаем ли мы применение похожих методов сегодня? Да. Уже есть примеры повторного дезертирства — бывший вагнеровец Медведев, бежавший в Норвегию, решил вернуться в Россию и связался с посольством России в Осло. Уже есть примеры успешного проникновения — например, военный корреспондент баскской газеты преподавал в школе журналистики Фонда Бориса Немцова в Праге и был арестован в Польше после вторжения по подозрению в работе на ГРУ. Использование яда, как мы видим, тоже продолжается, как и часто демонстративная слежка за видными эмигрантами.

Но предпочтительный метод КГБ был до безобразия прост: использовать паранойю среди эмигрантов. КГБ распространял слухи, что либо близкие друзья видного эмигранта были агентами КГБ, либо эмигрант был агентом КГБ, завербованным много лет назад еще в Советском Союзе. Именно такой трюк КГБ пытался провернуть с Солженицыным, подбросив дезинформацию о том, что он был завербован КГБ в ГУЛАГе. Эта тактика считалась наиболее эффективной для создания и поддержания «атмосферы недоверия и подозрительности». (Как это сформулировала одна инструкция КГБ).

Можно с полным основанием ожидать проведения подобных операций против современной российской политической эмиграции, с двумя важными поправками.

Во-первых, в распоряжении Путина не две, а три спецслужбы (ГРУ, ФСБ и СВР), которым поручено бороться с угрозой, исходящей от эмиграции. Во-вторых, спецслужбы находятся в состоянии войны, и они не не собираются стесняться в методах.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Путинская система сдержек и противовесов

В России продолжает нарастать нервозность вокруг грядущего украинского контрнаступления, что уже отразилось на вещании прокремлевских медиа. Однако это не говорит о том, что Кремль и Путин теряют контроль.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

В России продолжает нарастать нервозность вокруг грядущего украинского контрнаступления, что уже отразилось на вещании про-кремлевских медиа на российскую публику. Однако это отнюдь не говорит о том, что Кремль и Путин теряют контроль.

Военкоры Сладков и Поддубный с официальным представителем Минобороны РФ Игорем Конашенковым (в центре). Фото: t.me/Sladkov_plus

Сначала появились слухи, что постоянно откладываемое украинское контрнаступление уже началось – эту новость в своих телеграм-каналах продвигали «военкоры», многие из которых напрямую получали информацию из зоны боевых действий под Бахмутом. Затем на сцену вышел Евгений Пригожин, который подтвердил слухи об отступлении некоторых подразделений российской армии, назвав это разгромом. В то же время телеканалы и информационные агентства, обязанные следовать кремлевской новостной повестке, продолжали подшучивать над украинцами за оттягивание начала контрнаступления.

Затем 13 мая в Брянской области был сбит российский бомбардировщик, истребитель и два вертолета поддержки. Российские телеканалы обошли молчанием это событие, хотя газеты поставили новость, однако при отсутствии официальных комментариев.

На фоне официального молчания на телевидении телеграм-каналы провоенных блогеров взорвались обсуждением этого провала. «Военкоры» начали искать виновных: конспирологические теории варьировались от измены (то есть предателей, передавших украинцам информацию о коридоре, в котором летела авиагруппа), до дружественного огня некомпетентных подразделений российской ПВО. Пригожин, который, похоже, хорошо освоился в роли злого придворного шута, снова подлил масла в огонь, поддержав теорию дружественного огня.

В ответ некоторые российские депутаты предложили ввести военную цензуру, а кремлевское РИА «Новости» обвинило военкоров в распространении дезинформации о контрнаступлении. «Военкоры» контратаковали, и разгорелся публичный конфликт, в котором обе стороны ссылались на то, как Сталин обращался с информацией во время Великой Отечественной, и что позволялось фронтовым корреспондентам, а что нет.

После взятия Бахмута последовало украинское вторжение в Белгородскую область, кризис, который «военкоры» поспешили использовать как доказательство, что они были правы, предупреждая о передвижениях украинских колонн.

Эта плохо скрываемая публичная истерия на фоне ожидаемого большого украинского контрнаступления очень напоминает реакцию российских провоенных кругов на украинское наступление в сентябре. Осенний конфликт имел тот же набор участников: кремлевские чиновники и Минобороны отвечали за официальную оптимистичную версию контролируемого российского отступления, в то время как военкоры, Евгений Пригожин и президент Чечни Рамзан Кадыров обвиняли армейских генералов в позорном провале российской армии.

Тогда, в сентябре-октябре, Генштаб даже потребовал от прокуратуры провести расследование в отношении девяти «военкоров», попытавшись обвинить их в распространении фейковых новостей.

Нынешний информационный кризис очень похож на осенний, с некоторыми небольшими изменениями: на этот раз Кадыров остается в стороне, а военкоры воздерживаются от нападок на конкретных генералов.

Конфликт между прокремлевскими СМИ и так называемыми «военкорами» можно принять за свидетельство того, что Кремль, так стремившийся установить полный контроль над информацией с самого начала вторжения, уже не может справиться с кризисом на фоне затянувшейся и малоуспешной войны, или не способен извлечь уроки из осеннего отступления.

Но есть и другое объяснение.

«Военкоры» никогда не были независимыми журналистами — они являются лишь еще одним направлением кремлевской военной пропаганды, призванной отражать «окопную правду», Кремль в любой момент может заставить их замолчать. Например, когда прошлой осенью «военкорам» велели прекратить критиковать конкретных генералов, они тут же приняли под козырек.

Все происходящее больше похоже на сознательную попытку Путина вывести Минобороны из зоны комфорта. И в этой игре Путин использует военкоров и Пригожина, постоянно атакующего военное руководство, как альтернативный рычаг давления на армию.

Путин пришел к этой тактике осенью прошлого года, когда Кремль не поддержал попытку Генштаба подвести военкоров под уголовную статью. Вместо этого он включил Александра Коца, военного корреспондента «Комсомольской правды», в Совет по правам человека, и наградил другого «военкора» Семена Пегова (автора канала WarGonzo) орденом мужества.

Очевидно, что такие критики Минобороны, как Пригожин и «военкоры», получили лицензию на критику армейских недостатков лично от Путина.

Для Путина это вынужденная мера. В России, где не существует общепринятых форм контроля над правительством и спецслужбами, глава государства часто использует этот примитивный способ управления чиновниками и ведомствами – стравливая их за доступ к ресурсам.

Путин — не первый российский лидер, использующий такие методы. Уже Борис Ельцин использовал этот подход. Ельцин, например, не решился полностью распустить КГБ, и вместо этого создал на основе КГБ несколько конкурирующих спецслужб, поощряя конкуренцию между ними. Для этих же целей он поощрял борьбу кланов. Это и была знаменитая ельцинская «система сдержек и противовесов». До какой-то степени она была эффективной, помогая ему оставаться у власти все бурные 1990-е годы.

Война на Украине — самый большой кризис, с которым когда-либо сталкивалась путинская система. Многие чиновники и крупные бизнесмены недовольны тем, что война затягивается, а мобилизация и угроза призыва в армию держат простых россиян в состоянии постоянной тревоги. Радикалы тоже проявляют недовольство – отсутствием успехов российской армии на фронте.

Путин прекрасно понимает, что для сохранения контроля над армией ему нужна неотфильтрованная военными информация о том, что на самом деле происходит в зоне боевых действий. В то же время он не может допустить реальной борьбы между своими силовыми ведомствами. Но ему надо держать в напряжении генералов всеми возможными средствами.

В данный момент Путин готов предоставить военкорам ограниченную свободу говорить что-то критическое о происходящем на фронте, и то же самое касается Пригожина. Этот альтернативный нарратив дает Путину возможность показать министру обороны Сергею Шойгу и начальнику Генштаба Валерию Герасимову, что они не могут рассчитывать на безоговорочную поддержку Кремля.

Конечно, эта устаревшая средневековая система натравливания игроков друг на друга имеет свои недостатки, но, учитывая созданную Путиным вертикаль власти, это, по сути, единственный вариант, который у него остался.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Во Владивостоке ФСБ задержан бывший сотрудник американского посольства в РФ Роберт Шонов. После допроса его обвинили в сотрудничестве на конфиденциальной основе с иностранным государством.

62-летний житель Владивостока Роберт Шонов содержится в СИЗО «Лефортово», когда его арестовали — неизвестно. Работал господин Шонов в консульстве США во Владивостоке, оформлен был в посольстве США. По ст. 275.1 экс-сотруднику дипмиссии грозит до восьми лет колонии.

Источник: Коммерсант

Зачем Путину «Вагнер»

Уникальное положение «Вагнера» в российской системе — лишь продолжение многолетней традиции. Прокси, от которых всегда можно отказаться, начал активно использовать еще Сталин. Однако для Путина «Вагнер» также стал важнейшим средством удержания генералов «вне зоны комфорта», что имеет отдельное значение для стабильности путинского режима.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

С начала мая конфликт между Евгением Пригожиным, создателем ЧВК «Вагнер» и Минобороны находится в центре внимания. Несмотря на то, что Пригожин уже много раз поражал публику своей показной жестокостью и криминальной манерой поведения, видео, где он стоит в темноте на фоне тел убитых солдат, и угрожает министру обороны Шойгу и начальнику Генштаба Герасимову, обещая вывести свои войска из Бахмута, если им немедленно не дадут боеприпасы, не укладывалось ни в какие рамки.

Многие решили, что пугающее видео свидетельствует о том, что между «Вагнером» и Кремлем появились серьезные разногласия. Возникли предположения, что дни Пригожина сочтены, потому что он вступил в серьезный конфликт c руководством Минобороны. Однако через пару дней Пригожин, как ни в чем не бывало, появился в новом видео, где набросился с ругательствами на какого-то «счастливого дедушку», из-за которого Россия может проиграть войну, вызвав у многих в Москве недоумение о том, кого же он имел в виду.

Вся эта мелодрама выглядит, как отчаянная попытка Пригожина спасти репутацию «Вагнера» как самого боеспособного подразделения, единственного, способного вести наступательные действия, несмотря на катастрофические потери. Но несмотря на экстравагантное публичное поведение Пригожина, Путин продолжает терпеть выходки основателя «Вагнера», впрочем, как и военные.

Важно понять, почему Путин так толерантно относится к поведению Пригожина и какое место «Вагнер» на самом деле занимает в российской военной иерархии.

Уникальное положение «Вагнера» в российской системе — лишь продолжение многолетней традиции. «Волонтеров», от которых всегда можно отказаться, начал активно использовать еще Сталин. Однако для Путина Вагнер также стал важнейшим средством удержания генералов «вне зоны комфорта». Вопреки западным предположениям, громкая роль Вагнера в войне так же связана с динамикой власти в Москве, как и с тем, что происходит на поле боя в Украине.

Секретное оружие Сталина

Чтобы понять положение Пригожина и его ЧВК в российской системе безопасности, необходимо выяснить, как их воспринимают четыре главных участника этой системы: ГРУ, военные в целом, ФСБ и сам Путин.

ГРУ сыграло ведущую роль в возвышении «Вагнера», что частично объясняется травматичной историей самой военной разведки. В конце 2000-х и начале 2010-х годов военная разведка прошла через реформы, которые проводил предшественник Шойгу Анатолий Сердюков. Тогда Минобороны пыталось уменьшить роль ГРУ в вооруженных силах, однако, когда Шойгу возглавил ведомство, он изменил курс и влил в ГРУ новые ресурсы. В результате ГРУ пополнили офицерами спецназа.

Для генералов ГРУ привлечение спецназовцев имело смысл: российская армия в то время участвовала в нескольких конфликтах — в Сирии, в Крыму и на востоке Украины и от ГРУ требовались активные действия, а не только традиционный шпионаж.

Менталитет спецназа cтал доминировать в ГРУ, и генерал Владимир Алексеев, руководивший спецназом, стал первым заместителем начальника ГРУ.

Именно на фоне этой смены приоритетов ГРУ стало известно о появлении частной военной компании «Вагнер» — в 2015 году питерское издание «Фонтанка.ру» первым сообщило, что сотрудники ЧВК действуют на востоке Украины и что инициатором создания ЧВК был Евгений Пригожин, а командиром «Вагнера» является Дмитрий Уткин, бывший офицер спецназа ГРУ.

В то время еще не было известно о том, что внутри ГРУ был сформирован новый отдел, который должен был курировать деятельность частных военных компаний, включая «Вагнер».

Через несколько месяцев после того, как о существовании «Вагнера» впервые стало известно, сотрудник ГРУ подтвердил нам существование этого нового отдела, укомплектованного, что неудивительно, ветеранами спецназа.  Для ГРУ «Вагнер» обеспечил возможность отрицать причастность армии к военным действиям в восточной Украине.

На первый взгляд использование частных военных компаний соответствует новой модели ведения войны двадцать первого века. Например, военные подрядчики использовались Соединенными Штатами в Ираке, и «Вагнер» имел некоторое сходство с Blackwater. Но для ГРУ «Вагнер» также стал продолжением гораздо более старой традиции, восходящей к советским временам.

«Да это точно так же, как когда мы засылали военных советников в Испанию во время гражданской войны», — объяснил нам сотрудник ГРУ в 2017 году, когда мы спросили его, зачем военной разведки нужен «Вагнер».

Советское правительство не признавало свое прямое участие в гражданской войне в Испании, и советским военнослужащим давали испанские имена. (Одним из таких советников был легендарный советский офицер Хаджи Мамсуров, известный в Испании как полковник Ксанти и, как хотят верить в России, послуживший прототипом главного героя в романе Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол».) В 2015 году в испанском городе Фуэнлабрада недалеко от Мадрида поставили памятник полковнику Ксанти, а на церемонии присутствовали потомки Мамсурова и российские чиновники.

Советские и российские военные чиновники всегда считали гражданскую войну в Испании «хорошей войной»: советские солдаты были на стороне добра, и война шла против фашизма, поскольку на стороне Франко был и Гитлер, и Муссолини. Кроме того, в официальной российской историографии советская интервенция в Испании рассматривается как непосредственный предшественник Великой Отечественной войны — монументальной борьбы СССР против фашизма во Второй мировой войне (не заостряя внимания на пакте Молотова-Риббентропа).

Для ГРУ российский опыт Гражданской войны в Испании стал удобным оправданием для поддержки сил «Вагнера» на Украине, где, по утверждению Кремля, они снова сражаются с фашистами. А у российской ЧВК даже есть свой полковник Ксанти: как и советский офицер, Дмитрий Уткин пользовался военным псевдонимом «Вагнер».

Игры с генералами

Однако гораздо более сложным вопросом является степень поддержки «Вагнера» в армии и ФСБ.

За годы, прошедшие с момента появления в 2015 году, и особенно с начала нынешней войны России на Украине, характер военных операций «Вагнера» значительно изменился. ЧВК стартовал как группа наемников, действующая в атмосфере секретности и полного отрицания связей с Кремлем, и постепенно мутировала в крупную воинскую единицу с операциями в нескольких странах, собственной артиллерией и авиацией и, наконец, громким выходом в свет, в сопровождении огромных рекламных щитов на улицах российских городов, собственным кинопроизводством, и большим офисом в Санкт-Петербурге. ЧВК также прославилась как воинская часть с самыми жестокими методами управления, открыто хвастающаяся тем, что убивает «предателей» самыми изобретательными методами в армии.

По мере того, как Пригожин становится все более смелым в своей критике военного руководства, многие наблюдатели начали задаваться вопросом, как долго это будет сходить ему с рук. На данный момент ГРУ по-прежнему поддерживает «Вагнер», по словам наших источников в спецназе. Похоже, ГРУ считает, что «Вагнер» еще не исчерпал свою полезность.

Правда, поддержка ГРУ не дает Пригожину особых гарантий. За годы правления Путина были громкие случаи, когда покровительство ГРУ не имело большого значения. В 2000-е годы, например, ГРУ и его силы спецназа курировали в Чечне батальон «Восток», которым командовал влиятельный Руслан Ямадаев. Восток был боеспособным и эффективным подразделением, а Ямадаев был предан ГРУ. Но этого оказалось недостаточно, когда его клан вступил в открытый конфликт с Рамзаном Кадыровым. В сентябре 2008 года Ямадаева застрелили в его «Мерседесе» на светофоре всего в нескольких сотнях метров от Белого дома в Москве.

На данный момент Пригожин также сохраняет некоторую поддержку в армии, несмотря на его едкую критику в адрес министра и начальника генерального штаба. С сентября 2022 года, когда Россия потеряла большую часть территории в результате наступления Украины на северо-востоке, Пригожин открыто нападает на российских генералов. Тем не менее СМИ, находящиеся под жестким контролем Кремля, в том числе так называемые военкоры — российские военные репортеры, работающие в армии, — получили приказ рекламировать «Вагнер». В результате прокремлевские СМИ продолжают публиковать интервью с офицерами «Вагнера», восхваляя боевой дух ЧВК.

Сохраняется поддержка «Вагнера» в российских СМИ и сейчас. Более того, сама армия, похоже, продолжает поддерживать ЧВК. По словам самого Пригожина, военное руководство поручило генералу Сергею Суровикину, до сих пор одному из самых уважаемых генералов России, курировать обеспечение Вагнера боеприпасами и ресурсами.

Дело, возможно, в том, что Пригожин сознательно оставляет ЧВК Вагнер анонимным, и генералы не видят в офицерах «Вагнера» конкурентов, которые могут стать кандидатами на ключевые должности в армии. Хотя Пригожин постоянно продвигал своих бойцов как наиболее боеспособную боевую силу на стороне России, он приложил особые усилия, чтобы сохранить анонимность своих офицеров и полевых командиров. Ни одно из их имен, даже имя Уткина, не известно простым россиянам, а когда вагнеровские солдаты и офицеры дают интервью военкорам, они остаются анонимными. Толерантность военного руководства к Вагнеру важна, но она может закончиться в ту минуту, когда армия или Кремль сочтут нужным это сделать. Российские генералы не славятся верностью своим соратникам.

Столь же важна для «Вагнера» позиция ФСБ. После первоначальных ошибок ФСБ в начале войны спецслужба восстановила свои позиции и влияние в российском истеблишменте. В самой России ФСБ становится все более агрессивной в подавлении любых проявлений инакомыслия. Но она также очень активна в Украине, особенно ее департамент военной контрразведки, который в том числе надзирает за армией. «Вагнер» как воинская часть находится в ведении этого подразделения ФСБ, и это не очень радует Пригожина.

Как полезно быть «плохим парнем»

Однако наиболее важным фактором сохранения роли Пригожина в Украине является сам Путин. Действительно, неоднократные нападки Пригожина на двух высших руководителей армии кажутся настолько неуместными, что только личная поддержка Путина может объяснить отсутствие видимых последствий для Пригожина. Но чем так ценен Пригожин для Путина?

Объяснение кроется в сложных отношениях Путина с российскими военными. В первые годы пребывания у власти одной из проблем Путина было придумать, как контролировать свою армию. Российские вооруженные силы – это большая армия в огромной стране, существующая в закрытом мире, где традиционно все делается внутри – от медицины до строительства. Российские военные предпочитают, чтобы внешний мир не слишком вмешивался в ее дела. Демократические методы государственного и общественного контроля — будь то парламент, правоохранительные органы или СМИ — тут просто не действуют.  В течение первого десятилетия в Кремле Путин пытался усилить контроль над армией, используя свою обычную тактику – поставив чекиста во главе ведомства. Он назначил бывшего генерала КГБ и своего друга Сергея Иванова министром обороны. Однако Путин был вынужден заменить его в 2007 году, когда стало ясно, что попытки Иванова начать масштабную военную реформу провалились. Вряд ли у Путина есть иллюзии, что у министра Шойгу, еще одного аутсайдера в вооруженных силах, получается лучше контролировать военных.

При этом Путин прекрасно понимает, что во время войны военные имеют тенденцию к усилению своего значения – как в обществе, так и в государстве. Он знает, что чем дольше будет продолжаться война, тем больше будет расти эта сила, и тем труднее ему будет их контролировать. А поскольку он рассматривает весь мир как возможный источник угроз, потенциальная угроза от военных его беспокоит не меньше, а даже больше, чем отсутствие видимых успехов на поле боя.

В результате Путин прибегает ко все более неортодоксальным методам, чтобы держать под контролем генералов. Например, уже осенью 2022 года он призвал военкоров стать неофициальным каналом информирования о проблемах в армии. Но еще более важной стала роль Пригожина. Для Пригожина, несмотря на чрезвычайные потери, понесенные его солдатами, это беспроигрышная ситуация. Он никогда не будет представлять для Путина политической угрозы, потому что у него нет другой поддержки в российской правящей элите, кроме покровительства Путина. И Путин тщательно следит за тем, чтобы так оно и оставалось.

Благодаря своему особому статусу, обеспеченному кураторством ГРУ и покровительством Путина, Пригожин надеется сохранить свое уникальное положение при кремлевском дворе, который становится все более средневековым. И в этой ситуации даже эпатажные выпады Пригожина могут быть его сознательной игрой: чем больше он похож на злого придворного шута, тем лучше. Это знакомый тип в русской истории. В конце концов, сделал же Петр Великий Александра Меншикова, свою собственную версию придворного шута, самым могущественным князем в стране почти по той же причине: Меншиков, с его скромным происхождением, не имел никакого положения в русской аристократии, но был жесток, безжалостен и до конца предан царю, имевшему привычку бить его палкой.

Однако Пригожин, по-видимому, не понимает, что путинская Россия — это не петровская Россия, как бы он и Путин ни пытались ее сделать таковой. Многие слои российского общества, в частности бюрократия, с ужасом и отвращением наблюдают за выходками вагнеровского босса. Сейчас «Вагнер» сжигает больше боеприпасов, чем любое другое подразделение, что может быть оправдано только пока «Вагнер» продолжает штурмовать Бахмут.

Если на поле боя дела пойдут плохо, эта огромная многомесячная кампания, в которой Вагнер пожертвовал тысячами жизней и потратил огромное количество боеприпасов, станет выглядеть как колоссальная растрата и так скудных ресурсов. Но воспримет ли Путин серьезную неудачу «Вагнера» как преступление, требующее наказания — это другой вопрос. Российский президент имеет большой опыт эффективного использования провалившихся бюрократов и политиков — на ум приходит бывший президент и премьер-министр Дмитрий Медведев.

Опубликовано в Foreign Affairs

Agentura.ru 2023

Разведка России после года войны

Журнал Monocle попросил написать о том, как кризис, вызванный войной в Украине, отразился на российской разведке. Весь 2022 год мы слышали о массовых высылках дипломатов и арестах нелегалов, что не могло не отразиться на разведывательных позициях России.

Андрей Солдатов

Прошлый год начался неудачно для российской разведки. Путин, сам бывший разведчик, нанес первый удар. Во время заседания Совета Безопасности России 21 февраля 2022 г., которое транслировалось на весь мир, Путин объявил о намерении начать «специальную военную операцию» на Украине, а заодно на глазах у всех унизил главу СВР Сергея Нарышкина. Путин столько раз прерывал Нарышкина, что тот окончательно сбился, и так и осталось непонятным, что именно он поддерживает из слов президента.

Путина любит время от времени унижать своих чиновников, чтобы напомнить, кто в доме хозяин. Однако будучи в прошлом офицером КГБ, он никогда прежде не нападал на своих бывших коллег на публике.

Несколько недель спустя, когда весь мир наблюдал горящие российские танки на украинских улицах, Сергей Беседа, начальник Пятой службы ФСБ , которая отвечает за сбор развединформации в ближнем зарубежье, был отстранен от должности и отправлен на некоторое время под домашний арест без связи с внешним миром. Именно его служба поставляла Путину информацию о политической ситуации в Украине накануне вторжения.  

Когда всем стало ясно, что стремительная военная операция по захвату Киева провалилась, казалось, что массовые чистки в ФСБ неизбежны. Именно в этот момент западные страны начали массовые высылки российских «дипломатов» из посольств. Этот процесс сопровождался серией арестов российских шпионов, работавших без дипломатического прикрытия – от Норвегии до Италии, Германии и Словении.  

Самым скандальным стал декабрьский арест офицера немецкой разведки БНД по подозрению в передаче секретной информации, в том числе разведданных по войне в Украине, СВР. Оказалось, что у СВР был агент прямо в сердце немецкой разведки, с доступом к секретам союзников по НАТО во время крупнейшей в Европе войны с 1945 года. Это вербовка настолько высокого уровня, что можно предположить, что российская разведка совсем не так плоха, как считалось в последнее время.

Карстен Линде был начальником отдела радиоразведки БНД, подразделения, отвечающего за перехват коммуникаций, благодаря чему он имел доступ к секретам самого высокого уровня. Остается вопрос: был ли Линде единственным русским агентом внутри БНД и НАТО?

Масштабы проникновения российских разведслужб в последние годы, возможно, так и останутся тайной – ведь большую часть российских шпионов, работавших под дипломатическим прикрытием, уже выслали.

Между тем любая служба контрразведки ненавидит аресты и высылки по определению – их работа состоит в том, чтобы вычислить шпиона, а затем скармливать ему дезинформацию, а не высылать, тем самым давая понять противнику, что его разведчик раскрыт. Как правило, контрразведка соглашается на аресты только под политическим давлением – если правительство намерено послать недвусмысленный сигнал в Москву. Именно это случилось в 2022 году, когда западные страны решили показать, что они больше не хотят терпеть российских шпионов в таком количестве, как это было в последние двадцать лет. МИД России даже вынужден был признать, что после высылок в некоторых странах у него осталось только по два дипломата, и это, конечно, подрывает разведывательные возможности Москвы.

Между тем, российские разведслужбы оказались более устойчивы в кризисе, чем многие думали: ожидаемые чистки в спецслужбах на фоне провалов в Украине не случились, униженный публично Нарышкин сохранил работу, а Сергея Беседу Путин, не желая признавать свой провал в Украине, вернул на свое рабочее место.

Сами разведслужбы проявляют изобретательность, пытаясь найти выход после массовых высылок. Например, пытаясь вербовать агентов в среде новых эмигрантов, которые уехали из страны после начала войны. Кроме того, разведка уже начала использовать детей олигархов и высокопоставленных чиновников, которые живут и работают в западных странах. Артем Усс, сын губернатора Красноярского края, был арестован в Италии в октябре по запросу CША, потому что его компания пыталась приобрести полупроводники и микросхемы, используемые в ракетных комплексах американских производителей. (Позднее российская разведка организовала его успешный побег из-под домашнего ареста). В том же месяце был ненадолго задержан Андрей Якунин, сын экс-главы РЖД Владимира Якунина, бывшего офицера КГБ и доверенного лица Путина после того, как он запускал дроны над норвежскими военными объектами на Шпицбергене.

Все это говорит о том, что даже дети российской элиты теперь должны выполнять опасные поручения Кремля за рубежом. Конечно, можно предположить, что Кремль начал использовать детей олигархов и губернаторов от отчаяния, c другой стороны, это может быть признаком того, что пришло время заплатить по счетам всем, кто был в фаворе у Путина, — пришло время служить государству. И первыми этим новым положением воспользовались российские разведслужбы. Впрочем, это не слишком большой сюрприз, учитывая историю разведки при Путине.

***

На пике своего могущества в Советском Союзе было две разведки: КГБ и ГРУ. КГБ занимался не только шпионажем за рубежом, Комитет шпионил практически за всеми гражданами страны. ГРУ занимался преимущественно военной разведкой.

В путинской России разведслужбы три – ГРУ, СВР и ФСБ, главный преемник КГБ. ГРУ отвечает за кражу военных секретов, за разрушение цепочек военных поставок в “недружественных” странах и ликвидацию перебежчиков.

В 2010-е годы, когда ГРУ реформировали, службу усилили не выпускниками вузов, а офицерами спецназа.  Они принесли c cобой специфическую корпоративную культуру: главное – выполнить задание, не считаясь с потерями, среди гражданских лиц или даже своих собственных офицеров.

Именно ГРУ организовало подрывы складов боеприпасов во Врбетице в Чехии в 2014 году, а потом оперативники ГРУ Петров и Боширов отравили своего бывшего коллегу Сергея Скрипаля в английском городе Солсбери в 2018 году. ГРУ пыталась отравить болгарского торговца оружием Эмилиана Гебрева в 2015 году, чтобы сорвать поставки оружия в Украину.  Все три операции имели одну общую черту: полное игнорирование побочного ущерба.

СВР, наследница Первого главного управления КГБ, занимается политическим и промышленным шпионажем и слежкой за русскими эмигрантами. Несмотря на смену вывески, СВР так и не была реформирована после распада Советского Союза и до сих пор придерживается традиций холодной войны. (Ким Филби до сих пор считается главным героев в пантеоне СВР).

Офицеры СВР стремятся побольше времени проводить за границей, но в отличие от сталинских времен, не очень готовы брать на себя смертельные риски.

Вторая преемница КГБ – ФСБ – тоже занимается внешней разведкой, но ее главная роль заключается в охране режима. В рамках выполнения этой задачи ФСБ активно работает на территории бывшего Советского Союза, где ее целью является поддержка прокремлевских режимов.

В 19-м веке Россию называли жандармом Европы за активную роль в подавлении революционных движений, и с тех пор, по сути, не так уж много изменилоcь. Пятая служба ФСБ cтала новым жандармом для ближайших соседей России. Именно Пятая служба ФСБ пыталась помочь пророссийскому президенту Украины Виктору Януковичу подавить революцию на Майдане в 2014 году и, как известно, провалилась.

Российские посольства и культурные центры предоставляют традиционное прикрытие для российских шпионов. Типичное времяпровождение сотрудника СВР в резидентуре в Нью-Йорке (одна из крупнейших в мире) предполагает долгие часы на восьмом этаже уродливого бетонного здания на 67-й улице, где располагается представительство России в ООН – а восьмой этаж отведен под резидентуру внешней разведки. Среди оперативников восьмой этаж известен как «подлодка» — в помещении резидентуры нет ни окон, ни телефонных линий, связанных с внешним миром. Потолок на этом этаже ниже, чем везде — из-за толстых изолирующих перегородок.

Большую часть своего времени разведчики занимаются написанием ответов на поступающие ежедневно запросы из Москвы, например, о налоговых или финансовых правилах в США или о том, как африканские государства поддерживают инициативы России в ООН. Это требует консультаций с коллегами, прикрепленными к другим российским учреждениям в США, например, к зарубежным отделениям российских госбанков. Например, офицер СВР Евгений Буряков, арестованный ФБР в 2015 году, работал заместителем главы манхэттенского отделения Внешэкономбанка. Он признал себя виновным в шпионаже и получил 30 месяцев тюрьмы США, правда, уже в 2017 году его посадили на самолет Аэрофлота в Москву.

Время от времени шпион должен покидать подлодку и ходить на встречи с источниками и агентами. Большинство этих встреч нужны только для введения в заблуждение американскую контрразведку.  Но среди них будут настоящие встречи для получения информации, и не обязательно личные.

К примеру, в заранее оговоренное время и в условленном месте офицер паркует свой автомобиль, откроет ноутбук и войдет в частную Wi-Fi сеть, а в расположенном по соседству кафе агент подключится к этой сети и передаст информацию. (Так Анна Чапман общалась со своим куратором, пока ее не арестовали в Нью-Йорке в 2010).

После долгого трудового дня, утомленный сотрудник СВР вернется в Ривердейл, тихий пригород в Бронксе, в бетонную высотку, где его коллеги живут в небольших квартирах под круглосуточной охраной, которая не столько защищает разведчиков от американцев, сколько пытается помешать им дезертировать. Эта паранойя имеет под собой определенные основания – с первых лет советской власти разведслужбы страны поставляли рекордное число перебежчиков: советские и российские разведчики бежали при Сталине, Хрущеве, Брежневе, Горбачеве и продолжают бежать при Путине. По некоторым сведениям, продолжали бежать разведчики и 2022 году.

А некоторые молодые люди из-за войны в Украине просто не пошли служить в российскую разведку.

***

В феврале 2022 года студента одного из московских вузов пригласили в тихий, невзрачный кабинет советника проректора на втором этаже главного здания, курирующего направления на обучение в бакалавриат. Молодой человек знал, чего ждать, потому что это была не первая встреча в этом кабинете, и перед тем, как открыть дверь, он незаметно включил запись на своем смартфоне.

— Ну как родители отреагировали, как дома думают? — спросил собеседник.

— С поддержкой, — ответил студент.

— Нормально, да? Никаких проблем? Ладно. Я вам все сейчас расскажу, как обещал. Рассказывать буду в хронологической последовательности, чтобы у вас все в голове сложилось, чтобы было все ясно и понятно.

Советник, встретивший студента, был прикомандирован к вузу – и его главным занятием является подбор перспективных студентов для вербовки в Службу Внешней разведки (СВР).

Он хорошо подготовился к разговору и последовательно и подробно провел студента по главным этапам его будущей карьеры в разведке. Он рассказал студенту, что, если все пойдет хорошо, к лету 2023 года СВР закончит все проверки, которые будут включать собеседования с психологом, с психиатром, и проверку на детекторе лжи. Употребление наркотиков – это красный флаг, оппозиционные политические взгляды – еще один красный флаг, — добавил вербовщик.

Потом надо будет пройти тесты на знание иностранных языков, цель которых — определить уровень студента, его способности и понять, сколько времени нужно, чтобы подтянуть его знания, чем займутся специалисты из СВР.  К июлю следующего года, когда студент получит диплом магистра, ему предложат подписать контракт с СВР.

Этот первый контракт будет рассчитан на пять лет, но дальше, как уверил студента вербовщик, если он полностью не провалится, контракт продлевается автоматически. За это время он пройдет обучение в Академии внешней разведки – причем время обучения (один год, два или три) зависят от его способностей к языкам. Ему дадут служебную квартиру в Москве, он сможет лечиться в ведомственных медицинских клиниках и проводить отпуск в санаториях и домах отдыха СВР и ФСБ в Подмосковье, на Черном море или на озере Байкал, причем для него и членов его семьи, включая родителей, это будет бесплатно.  И он сможет стать участником программы военной ипотеки. При этом родственникам и родителям не воспрещается ездить за границу – особо подчеркнул собеседник.

Поначалу зарплата начинающего шпиона будет 85 000 рублей в месяц, но много денег в это время ему не понадобится, потому что первый год в Академии он будет жить в общежитии.

По окончании Академии, ему присвоят офицерское звание. Тут вербовщик перешел к самому интересному – поездкам за границу и зарплате. Сначала новый сотрудник будет направлен на работу в штаб-квартиру СВР «Сразу командировки не будет,» — предупредил сотрудник.

Первая командировка обычно случается через полтора – два года. «Для всех вы – сотрудник МИДа, и оформляют вас по линии Министерства иностранных дел».

В эту первую командировку он поедет на три года, если женится (и возьмет жену с собой), или на два, если останется холостым.  Отпуск надо проводить в России. Потом два года в Москве, и новая командировка. «Зарплата у вас будет все время расти, и зависит от звания и должности, притом, что звания до какого-то момента будут присваиваться автоматически,» — уверял сотрудник. За знание языков – надбавка, которая добавится сразу по результатам выпускных из Академии СВР.  К этому моменту зарплата составит около 110 тыс. рублей. Конечно, командировка за рубежом – самая выгодная часть сделки: там шпион сможет получать три оклада. Первая часть, основная – от МИДа, потому что официально он будет работать под прикрытием на должности атташе или третьего секретаря посольства России – в среднем это около 3500-3700 долларов в месяц. Одновременно, ему будет начисляться 45 процентов от последней московской зарплаты в штаб-квартире СВР – то есть около 60 тыс. рублей в месяц. Третья часть оформляется снова по линии МИДа – ему будет оформлена мидовская зарплатная карточка в рублях, на которую будет перечисляться 25 процентов от последней мидовской зарплаты в Москве. Эти карточки можно оставить родителям.

Про зарплаты вербовщик говорил долго и с большим удовольствием.

— А как насчет рисков? — спросил студент. Есть ли тут смертельная опасность? Например, могут ли меня могут убить на такой работе?

— Это невозможно, — заверил его вербовщик.  Высылка из страны — самое страшное, что может с ним случиться, и таком случае у него все равно останется работа в Москве или его направят в другой регион.

«Но вот после высылки», — с грустью добавил вербовщик, — «доступ к зарплате из трех частей прекратится».

Закончив разговор и забрав анкеты, выданные вербовщиком, студент вышел из кабинета, пообещав вскоре вернуться. Вербовщик остался доволен — разговор прошел в доверительной манере, и парень явно захотел стать сотрудником российской разведки.

Но через две недели после разговора Владимир Путин начал вторжение в Украину. Студент бросил свой университет, уехал из страны, и навсегда забыл о карьере российского разведчика.

Это лишь один пример кадрового кризиса, с которым в ближайшее время столкнется российская разведка — лучшие молодые люди, свободно владеющие иностранными языками, бегут из России, вставшей на путь изоляции и национализма.

Опубликовано на английском в Monocle

Agentura.ru 2023

По примеру «московских процессов»

Взрыв в питерском кафе, убивший «военкора» Владлена Татарского, ФСБ поспешила использовать как предлог для превращения сторонников Алексея Навального в современный аналог «троцкистов» — одновременно агентов вражеских спецслужб и террористов.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

В ФСБ заявили, что организаторами подрыва были «спецслужбы Украины и их агентура, в том числе из среды скрывающихся за рубежом российских оппозиционеров». Соратников Навального Леонида Волкова и Ивана Жданова ФСБ прямо обвинила в подстрекательстве ведения подрывной деятельности в России, «любыми доступными способами». Таким образом, Фонд борьбы с коррупцией, благодаря расследованиям которого почти каждый россиянин узнал о дворцах Путина и его чиновников, ФСБ приравняла к террористам.

В российской истории 20-го века такое уже случалось, и стилистически эти обвинения очень напоминают лексику и образность, которую использовал сталинский прокурор Андрей Вышинский на первом из «московских процессов», — показательном судилище над лидерами ВКП (б) Зиновьевым и Каменевым, которых обвинили в участии в троцкистском заговоре и убийстве руководителя ленинградской парторганизации Кирова:

«Объединение этих контрреволюционных групп было достигнуто на основе признания в качестве основного метода борьбы с советской властью индивидуального террора в отношении руководителей ВКП(б) и советского правительства…

Л. Троцкий из-за границы и Зиновьев внутри страны усиленно форсировали убийство С. М. Кирова…. Не ограничиваясь убийством Кирова, троцкистско-зиновьевский центр подготовлял ряд террористических актов против товарищей Сталина, Ворошилова, Жданова, Кагановича Л. М. и Орджоникидзе.»

С тех пор, как Кремль начал войну на Украине, Россия все больше использует как сталинскую терминологию, так и сталинские методы в борьбе с оппозицией. Однако это началось не вчера, и российские спецслужбы уже много лет назад стали смотреть на политическую оппозицию не только как на врагов режима, но и как на террористов, — именно так, как написано в учебниках сталинского времени.

Это представление постепенно укреплялось в правовой системе России в течение десятилетий.

Процесс начался с метаморфоз печально известного Пятого управления КГБ, отвечавшего за борьбу с диссидентами.

Пятое управление КГБ включало в себя 15 отделов, каждый из которых занимался подавлением инакомыслия. 1-й отдел отвечал за работу с профсоюзами; 2-й планировал операции против эмигрантских организаций, критически настроенных по отношению к Советскому Союзу; 3-й работал со студентами и т. д. Один из отделов (14-й) специализировался на иностранных журналистах; был отдел (13-й), ведавший панками и прочими неформальными группами; имелся и отдел (8-й), который должен был «выявлять и пресекать акции идеологогической диверсии подрывных сионистских центров». Как вспоминал позднее Филипп Бобков, много лет занимавший должность начальника Пятого управления, под его началом служили не менее 2500 человек.

В разгар горбачевской перестройки была предпринята попытка спасти репутацию Пятого управления, и его переименовали в «Управление по защите советского конституционного строя» (Управление «3»). Это не помогло ему пережить падение Советского Союза, и в сентябре 1991 года Управление «3» расформировали. В июле 1998 года, в том же месяце, когда директором ФСБ стал Путин, спецслужба восстановила Управление конституционной безопасности ФСБ.

В интервью «Независимой газете» в ноябре того же года руководитель этого управления Геннадий Зотов так сформулировал задачи своего подразделения: «Государством преследовалась цель выделения из системы органов Федеральной службы безопасности самостоятельного подразделения, «специализирующегося» на борьбе с угрозами безопасности Российской Федерации в социально-политической сфере… По ряду объективных, связанных с фундаментальными особенностями России причин в ней всегда особое внимание уделялось защите государства от «внутренней крамолы»…, ибо «внутренняя крамола» для России всегда была страшнее любого военного вторжения».

Зотов также был вдохновителем еще одной внутренней реформы – именно он пробил слияние подразделений по борьбе с терроризмом и политического сыска в одну структуру, при полном одобрении Путина. С тех пор политическая полиция существует внутри мощного второго главка ФСБ. В 2004 году департамент еще раз сменил название, став Службой по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом или Второй службой ФСБ, где ссылка на конституцию является просто эвфемизмом для защиты существующего политического режима.  

С точки зрения ФСБ, это было вполне оправдано: многие сотрудники ФСБ, травмированные распадом Советского Союза, искренне считали, что угроза, исходящая от террористов, и угроза, исходящая от политического инакомыслия, равны, и что подавление инакомыслия имеет решающее значение для выживания страны.

В 2006 году эта одержимость политической стабильностью была институционализирована в новом законе о борьбе с терроризмом. Его новая версия называлась «О противодействии терроризму» и предлагала принципиально иную трактовку этого термина:

Терроризм — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Это новое толкование угрозы рассматривает терроризм как действие, направленное против государства, в то время как раньше упор был на безопасности граждан.

ФСБ знала, что делала, и с тех пор все больше расширяла применение своих крайне жестоких методов борьбы с терроризмом методы к политическим оппонентам Кремля. Именно в этой логике смертельные яды, впервые использованные ФСБ против джихадистов на Северном Кавказе, стали применяться против лидеров российской оппозиции, включая Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу (дважды). К этим операциям, как впоследствии стало известно, была причастна именно Вторая служба ФСБ.

Российское государство постоянно повышает цену, которую граждане должны платить за свое несогласие к Кремлем. Как и во времена Сталина, те, кто сегодня имеет мужество сопротивляться, оказываются перед перспективой потерять либо свою свободу, либо жизнь.

Свое выступление 1936 года Андрей Вышинский закончил словами: «Взбесившихся собак я требую расстрелять — всех до одного!» Что и было сделано.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Российские активы Group-IB перешли к местным акционерам и топ-менеджменту. Компания продолжит работу в стране под брендом F.A.С.С.T. (Fight Against Cybercrime Technologies). Group-IB будет представлена только на международном рынке. На территории России использование бренда Group-IB и торговых марок компании полностью завершится до конца 2023 года.

«В рамках дальнейшей диверсификации бизнеса российские активы Group-IB, одной из ведущих международных компаний по кибербезопасности, выкуплены локальными акционерами и топ-менеджментом … Развитие бизнеса продолжится под новым брендом — F.A.С.С.T. В дальнейшем Group-IB будет представлена только на международном рынке»,— сообщила компания.

Главой F.A.С.С.T. назначен топ-менеджер Валерий Баулин, ранее занимавший должность регионального директора Group-IB. Как уточнили в F.A.С.С.T., господин Баулин отвечает за стратегию компании в России и СНГ, выход на новые рынки, а также устойчивое финансовое развитие бизнеса.

«Команда F.A.С.С.T. продолжит оказывать услуги в сфере кибербезопасности на прежнем высокопрофессиональном уровне и создавать продукты с новаторским технологическим подходом к борьбе с киберпреступлениями, как и делала все 20 лет. В активе компании остаются сертифицированные средства защиты информации, а также все ранее разработанные в РФ продукты, в том числе входящие в Реестр отечественного ПО»,— отмечается в сообщении.

С ноября 2018 года штаб-квартира Group-IB расположена в Сингапуре. В сентябре 2021 года Лефортовский районный суд Москвы арестовал основателя и гендиректора Group-IB Илью Сачкова по делу о госизмене. По версии следствия, он передал за рубеж материалы, которые представляли государственную тайну. С тех пор и по настоящее время Сачков находится в тюрьме Лефортово. Вину он не признает. Управление компанией с сентября 2021 года перешло к его партнеру — Дмитрию Волкову.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2023

Долг русского интеллигента

Мосгорсуд приговорил Владимира Кара-Мурзу, бесстрашного журналиста и критика Кремля, к 25 годам колонии за госизмену, участие в деятельности нежелательной организации и так называемые фейки об армии. Такова теперь цена за публичную антивоенную позицию в России.
Владимир Кара-Мурза младший унаследовал многие свои качества от отца, бескомпромиссного журналиста старого НТВ.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Мосгорсуд приговорил Владимира Кара-Мурзу, бесстрашного журналиста и критика Кремля, к 25 годам колонии за госизмену, участие в деятельности нежелательной организации и так называемые фейки об армии. Кара-Мурзе запретили заниматься журналистской деятельностью в течение семи лет после освобождения из колонии и приговорили к штрафу в размере 400 000 рублей. Дело рассматривалось в закрытом режиме. Приговор вынес судья Сергей Подопригоров, который с подачи Владимира Кара-Мурзы был включен в санкционный список Магнитского. Кара-Мурза всегда открыто выступал против войны в Украине и критиковал политику Кремля.

На Западе Владимир известен как человек, который продвигал антикремлевские санкции, а в России многие знают его не только как журналиста и политика, но и как сына своего отца, Владимира Кара-Мурзы-старшего. Многие качества характера Кара-Мурза-младший унаследовал от отца, телеведущего единственного в России независимого от Кремля телеканала НТВ. Он и его друзья первыми попали под каток Кремля, но не уступили под давлением.

НТВ был самым популярным телеканалом в стране, когда в 2001 году только что ставший президентом Путин, возмущенный критикой его войны в Чечне, решил поставить его под свой контроль. Журналисты телеканала отчаянно сопротивлялись, но в апреле того же года Путин решил покончить с независимостью телеканала. Эти события мы описали в нашей книге “Cвои среди чужих”.

***

Это выглядело как классическая операция по захвату здания, из разряда тех, что проводит спецназ. Прямоугольник Останкинского телецентра на северо-востоке Москвы был нервным центром российского телевидения, где размещались почти все главные телеканалы страны. Но ранним утром 14 апреля 2001 г. здесь царила непривычная тишина — была Страстная суббота, день накануне Пасхи. В полутьме группа крепких, коротко стриженных мужчин в темных костюмах подошла к стеклянным дверям центрального входа под бетонным навесом. Один из них что-то сказал сонному охраннику, и тот поспешно пропустил всех в просторный вестибюль. Там люди в темных костюмах разделились на две группы: одна двинулась к лифтам, другая поднялась по лестнице. Они встретились на восьмом этаже, где большими зелеными буквами было написано: НТВ. На этом этаже была своя охрана, которой незнакомцы показали письмо за подписью нового гендиректора телеканала Бориса Йордана. Согласно письму, с этого момента главными здесь были они. Оказавшись в длинном коридоре, командир  группы быстро расставил у каждой двери по своему человеку, а у кабинета Евгения Киселева на всякий случай поставил двоих.

Ночная смена новостной команды была застигнута врасплох. Люди в темных костюмах вежливо предложили им выбрать: либо подчиниться новому руководству, либо немедленно освободить помещение. Большинство журналистов предпочли остаться, но один покинул студию и сделал телефонный звонок. Через несколько минут радиостанция. «Эхо Москвы» передала шокирующую новость: телеканал НТВ захвачен. На часах было около 5 утра.

Редактор одной из новостных программ НТВ включила радио у себя дома — ей все равно не давал спать маленький ребенок. Услышав о захвате телеканала по .Эхо., она кинулась к телефону и позвонила своему шефу Владимиру Кара- Мурзе. Тот тоже был дома; это был единственный день в неделю, когда его программа не выходила в эфир.

41-летний Кара-Мурза был ведущим ночной информационно-аналитической программы на НТВ, легко узнаваемой благодаря его фирменному стилю — черной водолазке, серому пиджаку и бороде. Сдержанная, аналитическая манера подачи информации сделала его одним из самых уважаемых журналистов на российском телевидении. Услышав о произошедшем, Кара-Мурза спешно оделся и выбежал из дома. Речь и манеры выдавали в Кара-Мурзе интеллигентное московское происхождение: среди его родственников были известные историки, ученые и юристы. Но он был человеком действия, а атака Кремля на НТВ вывела его из себя. Он считал ее продолжением советских репрессий, о которых Кара-Мурза слишком хорошо знал в том числе от своего отца, журналиста, несколько лет проведшего в сталинских лагерях.

В конце 1970-х гг., когда Кара- Мурза был студентом истфака МГУ — четвертое поколение студентов Московского университета в семье, — его едва не отчислили из-за политики. Группа друзей устроила в общежитии вечеринку, и кто-то случайно поджег висевший на стене стенд политинформации. Пламя быстро охватило стенд, загорелась фотография советского лидера Леонида Брежнев. Один из студентов — говорили, что это был Кара-Мурза, — схватил горящую доску и выбросил ее из окна 17-го этажа. Разумеется, еретиков, сжигающих портрет генсека, ожидала неминуемая кара вплоть до отчисления из университета. К счастью, решение должен был принять лидер комсомольской организации факультета, внук сталинского министра иностранных дел Вячеслав Никонов, чья семья дружила с семьей Кара-Мурзы. Он спустил дело на тормозах, и в итоге Владимир с отличием окончил университет. Однако Кара-Мурза категорически отказался работать в советских учреждениях, поэтому следующие несколько лет занимался репетиторством, а по ночам работал в котельной.

Когда рухнул СССР, его бывший однокурсник Олег Добродеев уже был большим человеком на телевидении. Он пригласил Кара-Мурзу работать в Останкино. К апрелю 2001 г. Кара-Мурза сотрудничал с НТВ почти десять лет. Свою работу на телевидении он считал продолжением семейной миссии и воплощением той роли, которую и должна была играть в обществе либеральная московская интеллигенция.

Владимир Кара-Мурза–старший гордился тем, что его 19-летний сын Владимир уже был внештатным журналистом и помощником Бориса Немцова в парламенте. Новость о захвате телеканала его потрясла. От его квартиры до телецентра Останкино было около 15 минут езды. Он прыгнул в такси, сказал водителю гнать к телецентру и попытался собраться с мыслями.

То, что произошло в Останкино этой ночью, смахивало на финал санкционированного правительством враждебного поглощения, которого журналисты НТВ опасались почти год. Если новое руководство во главе с Йорданом уже составило черный список неугодных журналистов и там есть его имя, думал Кара-Мурза, то его могут просто не пустить на восьмой этаж.

Ему нужно было срочно придумать, что делать. Он попросил таксиста продать ему свои солнцезащитные очки и высадить у другого входа в телецентр. Показав охраннику пропуск, Владимир вошел внутрь, поднялся на лифте на 11-й этаж, прошел по лабиринту коридоров на другой конец здания и спустился на восьмой этаж, где находилась редакция НТВ. Там он увидел оператора Женю, с которым они много работали вместе. К счастью, у того с собой была переносная камера Betacam. Сняв темные очки, Кара-Мурза приказал Жене включить телекамеру, решительным шагом подошел к незнакомым охранникам и твердо сказал: “Владимир Кара- Мурза, телекомпания НТВ. У вас есть имя и фамилия?” Увидев известного телеведущего в хорошо знакомой черной водолазке и сером пиджаке, охранники не решились его остановить.

Позвав за собой оператора, Кара-Мурза шел по коридору захваченной редакции. За первым же поворотом он столкнулся с двумя людьми — один из них был новым главным редактором НТВ, назначенный с одобрения Кремля, и это было понятно.

Но вот увидеть здесь второго человека Кара-Мурза не ожидал: это был Олег Добродеев, солидный человек в старомодных квадратных очках, всего год назад занимавший пост генерального директора НТВ. Когда начался конфликт телеканала с Путиным, он бросил коллег и ушел руководить государственной телекомпанией ВГТРК, а затем принялся переманивать к себе журналистов с осажденного НТВ. Увидев Кара-Мурзу, Добродеев попытался уйти, но тот рукой преградил ему путь.

“Вопрос для телезрителей. Включай камеру, Женя! Почему председатель ВГТРК, — Кара-Мурза посмотрел на наручные часы, — в полшестого утра в Страстную субботу находится на этаже телекомпании НТВ?”

“Потому что я уже не председатель ВГТРК, Володь”, — уклончиво ответил Добродеев и попытался уйти. Он пытался сделать вид, будто он уволился с гостелевидения и пришел на НТВ просто как друг.

Но Кара-Мурза был слишком хорошим репортером: он пошел вслед за Добродеевым.

«Хорошо, а почему вас не было здесь вчера или, например, год назад?»— спросил он.

“Надо было раньше думать обо все об этом. И вам в том числе”, — ответил Добродеев.

“О чем об этом? — воскликнул Кара- Мурза. — Подтверди, пожалуйста… что сегодня в три сорок состоится эфир программы “Свидетель века” про захват телекомпании НТВ враждебными структурами, про Берию, про Ягоду…. Он специально упомянул имена руководителей сталинских спецслужб, показывая, что НТВ тоже стал жертвой государственной репрессивной машины. Кара-Мурза продолжал обращаться к Добродееву, а не к новому главному редактору. На тот момент он еще не знал, что Добродеева привезли в Останкино сразу после его встречи с Путиным в Кремле.

Внезапно Добродеев остановился и повернулся к Кара-Мурзе.

“Свобода слова, Володя, — сказал он напряженным голосом, —это не ты, увы, и не ты один в этой жизни… К сожалению… и ты это сам понимаешь прекрасно. И надо иметь большую долю свободы, чтобы обсуждать эти все вопросы, гораздо большую”.

Он намекал на то, что Кара-Мурза тоже не был полностью свободен в своих действиях. На протяжении нескольких месяцев государственная пропаганда пыталась подорвать репутацию журналистов НТВ, утверждая, что Гусинский платил им большие зарплаты и выдал низкопроцентные кредиты на квартиры. Тем самым подразумевалось, что журналисты променяли свою журналистскую объективность на щедрое содержание от хозяина канала. Но Кара- Мурза хотел, чтобы Добродеев открыто, перед камерой, обвинил его в том, что он продался олигарху.

“Пожалуйста, обыщи мои карманы! — Кара-Мурза распахнул пиджак. — Где моя доля несвободы?.. Я не понял ваш намек!” — медленно отчеканил он.

Но Добродеев уже скрылся в одном из кабинетов.

Это был конец того НТВ, каким его знали российские телезрители: многие известные журналисты ушли с телеканала в знак протеста против враждебного поглощения.

Это был также конец 25-летней дружбы. Олег Добродеев и Владимир Кара-Мурза дружили с учебы на истфаке Московского университета, и Кара-Мурза был крестным отцом сына Добродеева. Именно Добродеев пригласил безработного Кара-Мурзу на телевидение, а затем и на новый телеканал, основанный им и Киселевым. Он регулярно дарил своему другу наручные часы, которые тот постоянно терял. Однажды Добродеев снял с руки дорогие, в классическом стиле, часы с гравировкой “НТВ”, изготовленные специально для руководства телеканала, и подарил Кара-Мурзе как гарантию, что уж эти часы он точно не потеряет. Это было всего семь лет назад.

Эти часы Кара-Мурза действительно сберег. Именно по ним он сверялся, когда спрашивал у Добродеева, что руководитель ВГТРК делает в редакции осажденного НТВ в столь ранний час. Будучи профи, Кара-Мурза сделал несколько копий своего интервью с Добродеевым и разослал их российским и зарубежным коллегам. Видео вышло в эфир в тот же день. Но на судьбу НТВ это повлиять уже не могло.

***

Спустя 20 лет после той сцены в коридорах Останкино, Добродеев остается главой российского телевидения, а Кара-Мурза-старший мертв. Честный человек, он никогда не соглашался на работу в прокремлевских СМИ. Он сохранил свои мягкие манеры и улыбку; и всегда было большой радостью столкнуться с ним на улице, так как мы жили в одном районе в центре Москвы на Бауманской — он был ярым патриотом нашего района.

Владимир Кара-Мурза старший умер в 2019 году — ему было всего 59 лет и он так и не смог отойти от двух отравлений своего единственного сына, Владимира Кара-Мурзы-младшего. В 2015 и 2017 гг. Кара-Мурза-младший пережил покушения (организованные ФСБ), но в 2023 году ФСБ посадила его на 25 лет — потому что он выступил против войны в Украине.

Кара-Мурза младший поддерживает гордую семейную традицию — он поднял свой голос против диктатуры и войны. Это всегда была роль, которую российская либеральная интеллигенция стремилась сыграть, несмотря на высокую цену — тюремную камеру или смерть.

В своем последнем слове Кара-Мурза младший сказал:

«Я знаю свой приговор. Я знал его еще год назад, когда увидел в зеркале бегущих за моей машиной людей в черной форме и черных масках. Такая сейчас в России цена за немолчание.

Но я знаю и то, что настанет день, когда мрак над нашей страной рассеется. Когда черное назовут черным, а белое — белым; когда на официальном уровне будет признано, что дважды два — это все-таки четыре; когда войну назовут войной, а узурпатора — узурпатором; и когда преступниками признают тех, кто разжигал и развязывал эту войну, а не тех, кто пытался ее остановить. Этот день настанет так же неизбежно, как весна приходит на смену даже самой морозной зиме. И тогда наше общество откроет глаза и ужаснется тому, какие страшные преступления совершались от его имени».

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Критиков Путина теперь обвиняют в измене

Кремль вернулся к сталинской практике обвинения своих политических противников в предательстве. В Мосгорсуде прокурор потребовал для Владимира Кара-Мурзы 25 лет лишения свободы по целому ряду обвинений — от «фейков» про армию до государственной измены. Кара-Мурза находится под арестом с апреля 2022 года.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Владимир Кара-Мурза, оппозиционный политик и известный лоббист антикремлевских санкций, сидит в тюрьме с апреля по обвинению в распространении «ложной информации» о российской армии в Украине. В октябре 2022 ему предъявили обвинение в государственной измене: Кара-Мурза якобы совершил измену, когда выступал против войны на публичных мероприятиях в Лиссабоне, Хельсинки и Вашингтоне. А поскольку США является членом НАТО, по логике следствия, Кара-Мурза сотрудничал с НАТО.

Владимир Кара-Мурза годами раздражал Кремль cвоей деятельностью, и в отместку ФСБ дважды пыталась его отравить — в 2015 и 2017 годах, но, к счастью, безуспешно. Теперь, когда диссидента посадили в тюрьму за его отношение к войне в Украине, ему навесили еще одно абсурдное обвинение – в предательстве. Так Путин в очередной раз поднял ставки для своих политических оппонентов.

Помимо Кара-Мурзы, обвинения по той же статье были выдвинуты против 21-летнего студента. В ноябре студент Глеб Вердиян был арестован сотрудниками ФСБ и брошен в СИЗО по обвинению в госизмене. Он стал самым молодым обвиняемым в госизмене за последнее время. ФСБ заявила, что второкурсник, изучавший архитектуру и строительство в Астраханском государственном университете, был пойман при попытке передать секретную информацию иностранным спецслужбам. Дело засекречено, но из того, что уже известно, оно выглядит довольно нелепо: студенты гражданских ВУЗов обычно не имеют доступа к секретным материалам.

ФСБ много лет использует обвинения в госизмене как инструмент запугивания российских ученых, экспертов, и журналистов, но эта статья Уголовного кодекса никогда не применялась против студентов. Кажется, что обвинение в предательстве становятся новым направлением атаки с целью полного уничтожения критики режима внутри страны.

Этим новым «трендом» немедленно воспользовался Евгений Пригожин, повар Путина и основатель частной военной компании «Вагнер», известный своим политическим чутьем. Он уже потребовал от прокуратуры и ФСБ возбудить дело по подозрению в госизмене в отношении губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова, своего давнего врага.

Все это свидетельствует о том, что для Кремля лояльность государству и лояльность режиму слились воедино.

В России государственная измена никогда не была чисто юридическим термином; это идеологическое и очень эмоциональное понятие, уходящее корнями в советские времена.

В 1922 году, через пять лет после революции, правительство Ленина утвердило первый советский Уголовный кодекс, в котором особое внимание уделялось борьбе и преследованию противников революции. В этом Кодексе был раздел «О контрреволюционных преступлениях». Сюда относились «всякие действия, направленные на свержение завоеванной пролетарской революцией власти рабоче-крестьянских Советов и существующего на основании Конституции РСФСР Рабоче-крестьянского правительства, а также действия в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности».

В 1926 году кодекс был обновлен, но эта статья почти не изменилась.

После войны и смерти Сталина в 1953 году советскому правительству понадобился новый Уголовный кодекс: разговоры о мировой революции вышли из моды в стране растущего национализма, травмированной ужасными жертвами Великой Отечественной войны. Поэтому в новом кодексе, введенном в 1960 году, появилось обвинение в государственной измене под названием «Измена Родины» (статья 64).

Наказание за это преступление было очень суровым — за предательство давали больше, чем за преступления против личности. Как правило, за убийство, совершенное в первый раз, советский гражданин садился на семь лет. Признанные виновными в государственной измене получали расстрел. К тому же наказание за предательство распространялось на семью предателя: местонахождение могилы расстрелянного держалось в секрете, а родственникам настоятельно не рекомендовалось задавать какие-либо вопросы на это счет.

Уголовный кодекс Бориса Ельцина 1996 года был более либеральным (смертную казнь отменили), но преступления против государства по-прежнему карались более сурово, чем преступления против человека. За государственную измену сейчас можно получить 20 и более лет тюрьмы.

К сожалению, российское общество очень мало волновал этот вопрос. В конце концов, это касалось тогда очень немногих: тем, у кого нет доступа к секретной информации, практически не о чем было беспокоиться. Кроме того, Ельцин никогда не предъявлял обвинений в госизмене своим политическим противникам.

Путин это изменил, причем по чисто политическим причинам. В 2012 году, после московских протестов, которые так напугали Кремль, ФСБ предложила Госдуме расширить определение госизмены, включив в него «предоставление финансовой, технической, консультационной или иной помощи» тем, кто стремится нанести ущерб безопасности России, в том числе ее «конституционному строю, суверенитету, территориальной и государственной целостности».

С тех пор любой — журналист или эксперт, что-то рассказавший иностранной организации или даже иностранным журналистам, — может быть обвинен в государственной измене. Однако первое время Путин не использовал госизмену против своих политических противников.

Война в Украине все снова поменяла.

Обвинив в госизмене Кара-Мурзу, российская власть признала, что для нее нет разницы между лояльностью государству и преданностью Кремлю лично. Российское государство возвращается к советским временам: «кто не с нами, тот против нас».

Опубликовано на английском 28 ноября 2022 года в CEPA

Agentura.ru 2024

Прокурор потребовал для Владимира Кара-Мурзы 25 лет лишения свободы по целому ряду обвинений — от «фейков» про армию до государственной измены. Кара-Мурза находится под арестом с апреля 2022 года.

Владимир Кара-Мурза выступил в Мосгорсуде с последним словом.

Граждане судьи! Я был уверен, что после двух десятилетий в российской политике; после всего, что я увидел и пережил, меня уже ничто не сможет удивить. Должен признаться, что я ошибался. Меня все же удивило, что по степени закрытости и дискриминации стороны защиты мой процесс в 2023 году оставил позади «суды» над советскими диссидентами в 1960-70-е годы. Не говоря уже о запрошенном сроке и лексике про «врага»: это даже не 1970-е — это 1930-е. Для меня как для историка это — повод для рефлексии.

На стадии показаний подсудимого председательствующий напомнил мне, что одним из смягчающих обстоятельств является «раскаяние в содеянном». И хотя веселого вокруг меня сейчас мало, я не смог сдержать улыбку. В содеянном должны раскаиваться преступники. Я же нахожусь в тюрьме за свои политические взгляды. За выступления против войны в Украине. За многолетнюю борьбу с диктатурой Путина. За содействие принятию персональных международных санкций по «Закону Магнитского» против нарушителей прав человека. Я не только не раскаиваюсь ни в чем из этого — я этим горжусь. Горжусь тем, что в политику меня привел Борис Немцов. И хочу надеяться, что ему за меня не стыдно. Подписываюсь под каждым словом из тех, которые я говорил и которые вменяются мне в этом обвинении. А виню я себя только в одном: что за годы своей политической деятельности не сумел убедить достаточно моих соотечественников и политиков демократических стран в том, какую опасность несет для России и для мира нынешний режим в Кремле. Сегодня это очевидно всем, но страшной ценой — ценой войны.

В последнем слове обычно просят об оправдательном приговоре. Для человека, не совершавшего преступлений, единственно законным приговором был бы оправдательный. Но я ни о чем не прошу у этого суда. Я знаю свой приговор. Я знал его еще год назад, когда увидел в зеркале бегущих за моей машиной людей в черной форме и черных масках. Такая сейчас в России цена за немолчание.

Но я знаю и то, что настанет день, когда мрак над нашей страной рассеется. Когда черное назовут черным, а белое — белым; когда на официальном уровне будет признано, что дважды два — это все-таки четыре; когда войну назовут войной, а узурпатора — узурпатором; и когда преступниками признают тех, кто разжигал и развязывал эту войну, а не тех, кто пытался ее остановить. Этот день настанет так же неизбежно, как весна приходит на смену даже самой морозной зиме. И тогда наше общество откроет глаза и ужаснется тому, какие страшные преступления совершались от его имени. С этого осознания, с этого осмысления начнется долгий, трудный, но такой важный для всех нас путь выздоровления и восстановления России, ее возвращения в сообщество цивилизованных стран.

Даже сегодня, даже в окружающей нас темноте, даже сидя в этой клетке, я люблю свою страну и верю в наших людей. Я верю, что мы сможем пройти этот путь.

Кара-Мурза В.В.

10 апреля 2023 года

Сотрудники ФСБ задержали супружескую пару, которая подозревается в шпионаже в пользу Украины на предприятии оборонно-промышленного комплекса в Нижнем Тагиле.

«В результате спецоперации в Нижнем Тагиле задержаны двое граждан России, передавших в адрес спецслужб Украины за денежное вознаграждение сведения военно-технического характера, которые могут быть использованы против Вооруженных сил РФ в условиях проведения специальной военной операции», — цитирует агентство пресс-релиз управления ФСБ по Свердловской области.

Имена подозреваемых не раскрываются. Они арестованы по статье о «госизмене».

«По месту жительства подозреваемых изъяты предметы шпионской деятельности», — добавили в ФСБ.

Спецслужба распространила видео задержания подозреваемых. В нем идет речь о передаче чертежей. На записи женщина сообщает, что они получили «в районе сотки».

Источник: Медуза

2 апреля в Петербурге в кафе Street Food Bar № 1 на Васильевском острове, которое принадлежало основателю ЧВК Вагнера Евгению Пригожину, произошел взрыв во время «творческого вечера» «военкора» Владлена Татарского (настоящее имя — Максим Фомин). Татарский погиб, еще 32 человека получили ранения. По версии следствия, взрывное устройство было заложено в гипсовую статуэтку, которую принесла в подарок «военкору» одна из посетительниц. Утром 3 апреля СК объявил о задержании подозреваемой в убийстве, жительницы Петербурга Дарьи Треповой.

Сотрудники ФСБ и полиции задержали Дарью Трепову в квартире, которую сдавал знакомый ее мужа, давно проживающий за границей. 

Предполагается, что бомба была приведена в действие звонком мобильного телефона. В СКР заявили, что мотивы преступления устанавливаются, однако в Национальном антитеррористическом комитете (НАК) они уже известны. По версии НАК, которая основана на данных ФСБ, Дарья Трепова действовала по заданию украинских спецслужб, которые якобы используют сторонников ФБК. Директор ФБК Иван Жданов заявил, что фонд не причастен к теракту, в результате которого погиб «военкор» Владлен Татарский. 

Жданов написал в своем телеграм-канале:

И вот достаточно идиотская ситуация. Опровергать то, что это сделали мы — идиотизм. Естественно, мы этим не занимаемся. Не опровергать — а вдруг кто-то подумает, что и правда мы? <…> Терроризм на нас давно пытаются навесить. И в обозримом будущем будет суд над Навальным. Очевидно, что они планируют дать ему максимальный срок, и для этого терроризм очень удобен. 

Источник: Медуза, Коммерсант

Утечка из НТЦ «Вулкан»: военные перенимают мышление тайной полиции

Консорциум международных СМИ опубликовал большое расследование о российских кибер-возможностях, основанное на утечке файлов НТЦ Вулкан. Расследование длилось несколько месяцев, и мы помогали расследовательской команде из Мюнхена Paper Trail Media и газете The Guardian разобраться с этим массивом данных.  

Андрей Солдатов

Консорциум международных СМИ опубликовал большое расследование о российских кибер-возможностях, основанное на утечке документов НТЦ «Вулкан». НТЦ «Вулкан» – это московская компания по инфобезопасности, подрядчик российской армии, ФСБ и СВР.

Эти файлы (ставшие известными как Vulkan Files) показывают, как в течение многих лет группа ведущих российских ИТ-инженеров работала по контрактам с российской военной разведкой и ФСБ. Расследование длилось несколько месяцев, и мы помогали расследовательской команде из Мюнхена Paper Trail Media и газете The Guardian разобраться с этим массивом данных.

Документы Vulkan Files показывают новый мир сотрудничества между российскими военными и спецслужбами. И они показывают также, насколько агрессивнее стали путинские силовики.

Исторически сложилось так, что между военными и тайной полицией никогда не было особой любви. Армия так и не забыла сталинских чисток, и после прихода Путина к власти ФСБ сохранила и даже увеличила полномочия по контролю за армией. Никому не нравится, когда кто-то дышит ему в затылок.

Российская армия и контрразведка не просто недолюбливали друг друга; они смотрели на мир через разные линзы. Эпоха Путина принесла с собой новые правила и новый менталитет.

Возьмем проект создания аппаратно-программного комплекса «Амезит» НТЦ «Вулкан». Контракт на разработку «Амезита» НТЦ «Вулкан» получил от Ростовского научного института РНИИРС, одного из очень немногих российских исследовательских центров, непосредственно принадлежащих ФСБ. «Амезит» разрабатывался как инструмент, который даст оператору возможность взять под контроль все виды коммуникаций в отдельно взятом регионе — от мобильных сетей до социальных сетей — и, при необходимости, может изолировать этот регион от внешнего мира.

Короче говоря, цель «Амезита» — это полный контроль информации; не только через цензуру, но и создание нарратива. Часть проекта разработана для распространения дезинформации в социальных сетях.

Звучит как описание инструментария ФСБ, которая всегда считала свободу информации прямой угрозой стабильности режима. Но «Амезит» не предназначался для использования ФСБ — Ростовский институт действовал как прикрытие для российских военных. Именно военные заказали разработку этой системы — а именно Управление перспективных межвидовых исследований и специальных проектов Минобороны.

Может показаться, что это именно тот проект, который российская армия заказала для использования в Украине. Но документы показывают, что такой образ мышления был у военных еще шесть лет до вторжения России в 2022 году.

Vulkan Files также свидетельствуют о том, что российская армия отказалась от советской идеи не использовать наступательные виды вооружений в мирное время. Границы между войной и миром в России не просто размыты, их больше нет.

И это сближает нынешнюю российскую армию с мышлением тайной полиции. Военные пришли к использованию инструментов, которые вводят цензуру и блокировку информации вместе с распространением дезинформации на территории России и за ее пределами.

Скриншот Амезит

Файлы НТЦ «Вулкан» также поднимают непростые вопросы об ответственности инженеров, работавших над проектами для военных и спецслужб.

Некоторые из инженеров прекрасно понимают, что они делают. НТЦ «Вулкан» имеет лицензию ФСБ на работу с гостайной, что подразумевает существование секретно-режимного отдела в компании, и главная задача этого отдела — полная прозрачность НТЦ для ФСБ.

Многие из программистов НТЦ «Вулкан» являются выпускниками ведущих технических университетов, таких как МГТУ им. Баумана, который имеет давние связи с военными. Они являются продуктом советской системы создания инженеров, призванной обслуживать о военно-промышленный комплекс.

На протяжении десятилетий будущих советских инженеров учили техническим навыкам, но их образование всегда было очень узким. Их учили работать над проектами, не задаваясь вопросами о том, как эти проекты будут использоваться. Гуманитарные предметы не были сильным местом технических вузов, а курсов по этике профессии никогда не существовало. В обмен на воспитанную лояльность инженеров они получали статус и относительно высокие зарплаты.

Эта модель образования не изменилась после распада Советского Союза. Новые поколения инженеров учили по советской модели. К ней добавилась обида на Запад, потому что после окончания холодной войны студенты и их родители потеряли свой социальный статус.

Путин, его военные и спецслужбы прекрасно научились использовать этот ресурс. Когда государственные деньги вернулись в ВПК, российские ИТ-инженеры с большим энтузиазмом стали получать военные контракты, которые распределялись по таким компаниями, как НТЦ «Вулкан», исторически близкой к МГТУ им Баумана.

Однако, в отличие от времен холодной войны, новые поколения инженеров — это не узколобые специалисты, умеющие работать только с устаревшими советскими технологиями. Российские IT-специалисты отлично разбираются в западных технологиях («Амезит» был бы невозможен на исключительно российском ПО), хорошо образованы и прекрасно ориентируются в глобальном мире.

В Vulkan Files есть документы, которые показывают, что инженеры НТЦ «Вулкан» часто посещали ИТ-конференции по всему миру. Некоторые из них уехали из России и нашли работу в международных компаниях, таких как Siemens и Amazon.

В Siemens отказались от комментариев, но заявили, что относятся к вопросам найма сотрудников, ранее работавших в российских компаниям по инфобезопасности, «очень серьезно». Amazon заявила, что внедрила «строгий контроль», добавив, что защита данных клиентов является ее «высшим приоритетом».

При этом очевидно, что сотрудники таких компаний, как НТЦ «Вулкан», продолжают покидать Россию, в том числе опасаясь мобилизации.

Все это ставит сложные, и неудобные вопросы. Представляют ли некоторые бывшие сотрудники таких компаний, как НТЦ «Вулкан», потенциальную угрозу безопасности, например, для западных работодателей? Насколько безопасно или этично нанимать российского инженера с опытом работы в области информационной безопасности, и что в Москве часто означает работу в такой компании, как НТЦ «Вулкан»?

Даже если инженер уедет из России и заберет с собой семью, у него все равно останутся друзья и родственники на родине, что может сделать его уязвимым для давления российских спецслужб.

Но есть и другая сторона этой проблемы: разумно ли, и справедливо ли отказывать российским IT-специалистам в работе, фактически вынуждая их возвращаться в Россию, учитывая, что их ждет?

В конце концов, Кремль рассматривает этих инженеров как ресурс, чья задача — помогать государству в условиях санкций, что включает помощь в войне.


Опубликовано в The Guardian

ФСБ сообщила, что корреспондент Wall Street Journal Эван Гершкович задержан в Екатеринбурге. По данным спецслужбы, американец «по заданию США занимался сбором сведений об одном из предприятий российского ВПК, которые составляют гостайну». Возбуждено дело о шпионаже (276 УК РФ).
По данным «Ъ», журналиста планируют доставить в Москву и арестовать в Лефортовском суде. Дело находится в производстве центрального аппарата ФСБ.  Гершкович собирал материал о ЧВК Вагнер.

Гершкович много лет работает в России, имел аккредитацию МИД и не имеет никакого отношения к шпионажу — он профессиональный и очень хороший журналист. Задержание Гершковича — это атака на всех иностранных корреспондентов, еще работающих в России. С начала вторжения иностранные СМИ ходили по тонкому льду, не зная, собираются ли к ним применять закон о фейках. С задержанием Гершковича стало понятно, что ситуация намного хуже — теперь журналистами занимается контрразведка.

Agentura.ru 2023

Китай получил доступ к инженерным вузам России

В этом году Китаю удалось получить доступ к российским инженерным вузам — китайские специалисты мечтали об этом десятилетиями. Здесь Китай действовал точно по тому же сценарию, что и в США, где Китай системно и планомерно искал путь в американские технологические университеты. Китай добился своего, и для этого потребовалась война.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Пока Путин развлекал Си Цзиньпиня в Кремле, а весь мир пытался понять, как далеко зайдет сотрудничество между двумя режимами, на заднем плане государственного визита уже происходили фундаментальные изменения отношений между Китаем и Россией.

Накануне визита китайского лидера стало известно, что россияне за несколько дней выбрали все слоты на визы в Китай на два месяца вперед. Ажиотажный спрос частично объясняется тем, что Китай начал открываться для туристов после долгого локдауна, а частично тем, что компании, лишившиеся доступа к западному оборудованию и технологиям из-за западных санкций, хотят поскорей заместить их китайскими аналогами. Поэтому среди обратившихся за визами было много представителей телеком- и IT-компаний, которые собирались на Кантонскую выставку в Гуанчжоу в апреле.

На этом фоне совершенно не удивительно, что Путин и Цзиньпин договорились расширять сотрудничество в области информационных технологий и цифровой экономики, а также подписали протокол о сотрудничестве в области науки и высшего образования.

И если в первом случае сотрудничество в области технологий очень выгодно Путину, то последнее – это то, чего очень долго добивался Китай, постоянно наталкиваясь на подспудное нежелание России.

Несмотря на войну и угрозу вторичных санкций, технологическое сотрудничество между двумя странами никогда не прервалось. Компания Huawei пусть закрыла подразделение по обслуживанию корпоративных клиентов в России, но она не закрыла свои центры исследований и разработок в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Новосибирске, в том числе Huawei Research Institute, который на протяжении всего первого года войны продолжал нанимать новых сотрудников.

Одновременно Китай попытался доступ к российским инженерным ВУЗам — китайские специалисты мечтали об этом десятилетиями. Здесь Китай действовал точно по тому же сценарию, что и в США, где Китай системно и планомерно искал путь в американские технологические университеты.

В 1970-е годы администрация американского президента Картера, пытаясь нормализовать дипломатические отношения c Китаем, предложила китайским студентам поучиться в университетах США. Китайцы ухватились за эту возможность, и вместо нескольких сотен мест, как предполагал Госдепартамент, Китай запросил столько мест для своих студентов, сколько все другие страны вместе взятые. Как пишет Дэниел Голден в книге Spy Schools: How the CIA, FBI, and Foreign Intelligence Secretly Exploit America’s Universities (“Школы шпионов: как ЦРУ, ФБР и внешняя разведка тайно используют американские университеты”), в Америку прибыли десятки тысяч студентов из Китая. И это было только начало.

В то время как американские выпускники колледжей, которые учились на инженеров и IT-шников, сразу же шли работать на корпорации или запускали свои стартапы, китайские студенты, получив дипломы, остались в лабораториях при университетах и продолжали заниматься наукой (исследованиями). В результате именно китайские выпускники стали доминировать в исследовательских программах в этих областях в США — получив доступ к передовым американским исследованиям.

Россия никогда не давала китайцам такого доступа к своим техническим вузам — этому мешало взаимное недоверие, и так было всегда.

Китай отправил своих первых студентов в Россию уже в 1948 году — для изучения инженерного дела и медицины. Часть из них пришли учиться в МВТУ имени Баумана в Москве, который потом стал называться МГТУ им. Баумана. Это лучший инженерный ВУЗ в стране, который активно занимается разработками для военных и спецслужб – от ракет и танков до технологий слежки. Например, Андрей Быков, заместитель главы ФСБ в 1990-х гг, и отец российского СОРМа закончил Бауманку (кафедру М6 — стрелковое оружие).

Розовый период сотрудничества c Китаем оборвался в 1962 году из-за ухудшения отношений между двумя странами, когда всех китайских студентов отозвали на родину.

Они начали возвращаться в Россию только в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

Китай снова сосредоточился на МГТУ им. Баумана — сотрудничество именно с этим вузом продвигал видный китайский чиновник Сун Цзянь, отец первой китайской баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ). Закончив Бауманку в 1950-е годы, Сун Цзянь стал почетным председателем общества китайских выпускников университета в 90-х годах. Но главное, что в 1990-е годы он был президентом Академии инженерных наук КНР и главой Государственной комиссии по науке и технологиям Китая.

Начиная с 1990-х Бауманка принимала китайских студентов, но не в очень большом количестве, и, в отличие от университетов США, они не оставались на кафедрах заниматься исследованиями после получения диплома.

В 2000-е годы атмосфера ухудшилась — ФСБ начала кампанию по поиску шпионов в научном сообществе. Паранойя спецслужбы касалась не только ученых, сотрудничавших с западными странами, но и тех, кто работал с Китаем. Многие невинные ученые попали с тюрьму.

В 2016 году пришла очередь Бауманки, когда ученого и профессора Владимира Лапыгина обвинили в шпионаже в пользу Китая. 76-летнего профессора приговорили к семи годам строгого режима. Все это не сильно способствовало научному сотрудничеству между двумя странами, однако, китайцев это не остановило.

Понимая, что получить доступ к российским инженерным ВУЗам в такой атмосфере не получится, Китай сменил стратегию — и стал продвигать концепцию открытия филиалов российских технических ВУЗов в Китае. Ведь там студенты получат доступ к российским профессорам вдали от внимания ФСБ .

С 2014 года Китай целеустремленно работал над идеей российско-китайского университета в Шэньчжэне, но лишь в 2017 году первые студенты начали учиться в специально для этого построенном комплексе зданий. Но и тут российские участники продолжали играть в игры.

Российско-китайский университет в Шэньчжэне является совместным предприятием: Китай представляет Пекинский технологический институт, а Россию – МГУ.  В знак уважения к русским главное здание даже построили по образцу знаменитой высотки МГУ. Но проблема в том, что МГУ не учит инженеров — вместо этого российская сторона открыла в университете центр русского языка, а также запустила программы по изучению биотехнологий.

В 2019 году китайцы совершили обходной маневр: Харбинский политехнический университет открыл у себя инженерный институт имени Баумана – совместный проект двух ВУЗов. Но даже этот относительно небольшой проект не всех обрадовал в Бауманке. «Не знаю, у меня двоякое мнение, одно из них говорит, что передавать такие знания не стоило бы. Через институт могут произойти утечки. Лучше строить университеты не инженерные», — предупреждал комментарий под этой новостью.

Решительный прорыв был сделан только тогда, когда Путин начал свое вторжение в Украину. Летом 2022 Бауманка согласилась участвовать в совместном университете в Шэньчжэне. «Китай очень заинтересован в подготовке молодых инженеров и машиностроителей. Но в МГУ, как вы знаете, нет своего инженерного факультета, который мог бы, в соответствии с концепцией совместного университета, вести обучение в Шэньчжэне по российским программам… Мы решили восстановить баланс и установить сотрудничество с «бауманкой», чтобы студенты, как это было задумано, обучались и по самым высшим российским стандартам», — пояснил Сергей Шахрай, вице-президент Московского государственного университета в Шэньчжэне.

Китай добился своего, и для этого потребовалась война. На прошлой неделе на странице в VK Бауманского университета наряду с приглашением записаться в 7-ю научную роту крутилась реклама курсов китайского языка для студентов.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Подготовка особистов в структуре ФСБ

Военная контрразведка – не только один из крупнейших департаментов ФСБ. Выходцы из военной контрразведки широко представлены в руководстве Федеральной службы безопасности и оказывают большое влияние на менталитет и методы спецслужбы. Эта тенденция усилилась после вторжения в Украину, что частично объясняет почему бывшие и действующие офицеры ФСБ все больше ссылаются на СМЕРШ как на положительный опыт.

Военная контрразведка – это одно из самых «советских» подразделений спецслужбы. Возможно, потому что система подготовки сотрудников военной контрразведки (особистов) никогда не реформировалась и не прерывается с 1935 года.

Довоенный период

Система подготовки сотрудников ВЧК стала создаваться в первой половине 1918 года. Начальная подготовка проходила непосредственно в органах ВЧК. Как вспоминал сотрудник отдела ВЧК 5-й армии в сентябре – октябре 1918 г. в Симбирске были организованы краткосрочные курсы для вновь зачисленных сотрудников с программой обучения 200 часов по вопросам организации оперативной работы в войсках.
Весной 1918 года на Коллегии ВЧК обсуждался вопрос об образовании специальных курсов для разведчиков и комиссаров ВЧК. Курсы начали свою работу в сентябре 1918 г. Срок обучения на курсах составлял три недели. Летом 1919 года были организованы курсы с двухмесячным сроком обучения.

Программы обучения на курсах содержали вопросы методики проведения следственных действий по направлениям деятельности ВЧК, методов оперативного розыска, работы с агентурой. На курсах в небольшом объеме преподавали военное дело и физическую подготовку. В качестве учебных пособий использовались: «Инструкция следователям ВЧК», «Инструкция для следователей и комиссаров дежурных отделов», «Инструкция по борьбе со спекуляцией», «Обязанности работающих по политическому розыску», «Правила производства дознания», «Инструкция для наружного наблюдения разведчика», «Краткие указания для ведения разведки», «Инструкция пограничным ЧК и комиссарам Комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией»88. В качестве преподавателей на курсы стали приглашать бывших работников «жандармерии, полиции и разведки, которые вели обучение по “старорежимным” учебникам».

В основу деятельности ВЧК были положены методы и приемы царской тайной полиции. С началом работы курсов стал формироваться фонд учебных пособий, таких, например, как «Необходимое руководство для агентов чрезвычайных комиссий», «Краткие сведения из агентурной разведки», «Инструкция для комиссаров чрезвычайных комиссий». Помимо центральных курсов, в губернских отделах ВЧК также проводилась политическая и профессиональная подготовка сотрудников.

В 1922 году курсы ВЧК преобразовали в Высшие курсы ГПУ, которым отводилась «ведущая роль в организационном и учебно-методическом становлении всей системы подготовки кадров органов ГПУ». В 1923–1924 годах бюджет ОГПУ был сокращен на четверть, что поставило вопрос о закрытии Высших курсов. И всё же коллегия ОГПУ приняла решение «признать существование курсов при ГПУ необходимым».

В ноябре 1923 года была создана Высшая пограничная школа ОГПУ, в которой проходили подготовку оперативные сотрудники для пограничных войск и сотрудники особых отделов ОГПУ.  Специального учебного заведения по подготовке военных контрразведчиков в ОГПУ не было.

В начале 1930-х годов началось активное развитие ведомственной системы образования НКВД СССР. В 1930–1932 годах было создано 10 военных училищ: Ново-Петергофское военно-политическое, Московское связи, Харьковское пехотно-артиллерийско-авиационное, Саратовское, Орджоникидзевское и Ленинградское пехотные, Себежское служебного собаководства, Харьковское военно-фельдшерское, Ленинградское военно-морское, Московское военно-хозяйственное.

В июле 1929 года Высшие курсы ОГПУ стали Школой по переподготовке работников органов ОГПУ. Новое учебное заведение стало готовить сотрудников для пограничных войск и особых отделов, а также для секретных, экономических и информационных отделов ОГПУ. В 1930 году Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение направить на учебу с последующим зачислением в органы госбезопасности 1000 передовых рабочих производственников.

В мае 1930 года был издан приказ о формировании в Москве школы по подготовке и переподготовке чекистских кадров, которая с 4 июня 1930 года стала именоваться Центральной школой (ЦШ) ОГПУ. До 1935 года в Центральной школе ОГПУ получили специальное образование или прошли переподготовку более 5 тыс. сотрудников.

В июле 1934 года был образован Народный комиссариат внутренних дел и уже 13 июля того же года вышел приказ НКВД СССР № 001 «Об организации органов НКВД на местах», в котором предписывалось: «…переименовать Особые отделы и Особые отделения ОГПУ при соединениях и частях РККА и РККФ в Особые отделы и Особые отделения Главного управления государственной безопасности НКВД». Органы военной контрразведки в соединениях и частях РККА и РККФ подчинялись непосредственно Особым отделам военных округов и Особым отделам управлений государственной безопасности республиканских, краевых (областных) управлений НКВД.

Для организации кадровой работы в НКВД СССР важное значение имел ведомственный циркуляр № 55597 от 11 марта 1935 года «О перестройке оперативной работы и работы с кадрами». Этот документ предписывал реорганизовать систему подготовки кадров для ГУГБ НКВД.

Было организовано обучение оперативного состава на местах: «Ввести в обязательном порядке систематическую учебу (политическую, общеобразовательную, чекистскую) для всего оперсостава УГБ без отрыва от работы, поощрять и учитывать знание иностранных языков».

Внешкольная подготовка сотрудников на периферии носила неформальный характер. «Занятия по программе подготовки командира взвода…проводились один раз в шестидневку. Программа включала строевую подготовку, стрельбу, изучение оружия, связи, химического и подрывного дела, автодела, тактическую подготовку. Два раза в шестидневку в течение двух часов нуждающиеся изучали русский язык и математику».

Однако решить вопрос быстрой подготовки достаточного количества оперативных работников такой подход не позволял. Поэтому были образованы десять межкраевых школ: в Москве, Ленинграде, Киеве, Тифлисе, Ташкенте, Алма-Ате, Ростове, Горьком, Свердловске и Новосибирске.

География размещения вновь создаваемых школ была определена не случайно. В этих городах располагались крупные управления НКВД СССР, которые могли не только обеспечить учебные заведения помещением и оборудованием, но и обеспечить их преподавательским составом из числа оперативников.

В Киеве, Тифлисе, Ташкенте и Алма-Ате школы должны были обеспечить оперативным составом управления НКВД СССР на Украине, на Кавказе и в Средней Азии. Выпускники из Свердловской и Новосибирской школ направлялись в территориальные управления НКВД СССР на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Часть курсантов школ планировалось готовить для органов военной контрразведки в составе ГУГБ НКВД СССР.

Первый набор определялся численностью в 200 человек для каждой школы. Комплектование школ переменным составом предлагалось провести за счет коммунистов, окончивших в 1935 году полный курс рабфаков, учащихся техникумов и других учебных заведений, имеющих опыт партийно-комсомольской работы, а также из числа младшего командного состава пограничной и внутренней охраны войск НКВД. Срок обучения был один год.

К приказу прилагались три документа: «Инструкция о порядке отбора кандидатов и комплектования межкраевых школ», «Штат постоянного состава межкраевой школы по подготовке оперсостава УГБ НКВД» и «Учебный план межкраевой школы по подготовке оперсостава УГБ НКВД».

В штате постоянного состава межкраевых школ было 98 человек. Он состоял из управления, парткома, учебно-строевого отдела, хозяйственной, финансовой и санитарной части.

Управление Школы включало начальника-комиссара, его помощника (эту должность по совместительству исполнял начальник учебно-строевого отдела), секретаря (он же начальник административного отделения) и машинистки. В штат Школы входил также партком, состоящий из двух человек: секретаря партийного комитета и инструктора по культработе. Учебно-строевой отдел состоял из 47 человек. Начальнику отдела по штату полагалось два заместителя: по учебной и по строевой работе.

Непосредственно преподавательский состав включал 10 человек: два старших руководителя циклов и восемь преподавателей. В штате отдела существовала должность заведующего лабораторией-кабинетом., а также два командира дивизионов, четыре инструктора строевой подготовки (командиры взводов), восемь начальников учебных групп и один инструктор физкультуры. К учебно-строевому отделу относилась и библиотека, в состав которой входили заведующая библиотекой и библиотекарь. Административную работу в отделе возглавлял секретарь, которому подчинялись заведующая делопроизводством, стенографистка машинистка и машинистка. В штате отдела предусматривались фотограф и чертежник.

Хозяйственная часть Школы возглавлялась начальником и включала в себя подразделение военно-хозяйственного довольствия и комендатуру. К первому подразделению относились: начальник военно-хозяйственного довольствия, заведующий складом вещевого довольствия, каптенармус, заведующий складом артиллерийского имущества, оружейный мастер, заведующая делопроизводством и машинистка. Комендатуру возглавлял комендант, который контролировал работу слесаря – водопроводчика, электромонтера, шести уборщиков-курьеров, двух шоферов, четыре вахтёров, конюха и дворника.

Был также предусмотрен временный штат истопников в количестве трех человек. В распоряжении хозчасти было два автомобиля, две лошади, две пароконные повозки и четыре походные кухни.

 Учебный план включал четыре группы предметов: общеобразовательные, общественно-политические, специальные и военные.

Самым крупным по объему часов планировался цикл специальных дисциплин (580 часов, или 30 % годовой учебной нагрузки), который включал изучение истории ВЧК–ОГПУ–НКВД; оперативной работы; разведывательно-подрывной деятельности противника; уголовного права; следственного дела и оперативного делопроизводства.

В рамках специальных дисциплин также изучалась работа ведомств, входивших в состав НКВД, в том числе рабоче-крестьянской милиции, пожарной и лесной охраны. В этом цикле была представлена такая специфическая дисциплина, как «Оперативно-чекистские игры».

Цикл общеобразовательных предметов предусматривал изучение русского и иностранного языков, математику, советское строительство и экономическую географию СССР.

В Ташкенте, Алма-Ате и Тифлисе курсанты – представители коренных национальностей – вместо иностранного языка изучали русский язык. На эти предметы отводилось 450 часов учебного времени.

В цикле общественно-политических дисциплин было два предмета: история ВКП(б) и экономическая политика СССР (340 часов учебного времени). К военным предметам относились: тактика, изучавшая организацию боевых действий взвода / роты, (80 часов), военная топография (36 часов), уставы РККА, материальная часть оружия, стрелковая подготовка (50 часов), строевая подготовка и автотракторное дело (60 часов). Всего на военные предметы отводилось 296 часов учебного времени. Учебный план был рассчитан на 12 месяцев, из них 30 дней отводилось на оперативную стажировку, столько же на летние лагерные занятия по военной подготовке и 10 дней – на зимние каникулы. Руководством школы планировалась также самостоятельная работа слушателей 3 часа в день.

В июне 1936 года распоряжением отдела кадров ГУГБ НКВД СССР был введен новый порядок подбора кандидатов на офицерские должности, который обязывал отдавать предпочтение кандидатам, имеющим образование не ниже семи классов средней школы. Однако на практике оказалось достаточно трудно обеспечить подбор кандидатов на работу в органы НКВД по этому критерию. При реформировании органов безопасности и образовании новых подразделений возник кадровый дефицит, который усиливался последствиями репрессий. Некоторые кандидаты для работы в органах НКВД, отобранные местными партийными организациями, обучались в вузах или работали на достаточно престижных должностях и не хотели идти в органы НКВД. Тогда их принуждали.

В 1937 году в наркомате рассматривался вопрос о реорганизации системы подготовки и переподготовки кадров для органов госбезопасности в Центральной школе. Для подготовки специалистов с высшим образованием предполагалось не увеличивать срок обучения до пяти – шести лет, а зачислять на учебу уже подготовленных специалистов различных областей народного хозяйства и готовить их два года. Специальным предметам в этом случае отводилось бы 95 % учебного времени. В преддверии войны в органы военной контрразведки стали зачислять офицеров из числа слушателей военных академий.

В 1937 году при НКВД создается Особое бюро, на которое в числе других задач возлагалась «разработка учебных пособий и материалов по чекистской работе и по работе иностранных разведок».

К 1939 году в Центральной и межкраевых школах ГУГБ НКВД СССР были созданы специальные учебные дисциплины и соответствующие им кафедры и циклы. Специальный цикл обучения составляли такие дисциплины, как «Основы оперативной работы», «Борьба с иностранными разведками», «Следственное дело», «История ВЧК–ОГПУ–НКВД».

В 1939 году в межкраевые школы ГУГБ НКВД планировалось принять 2320 человек. В это же время в НКВД СССР вышел приказ от 15 марта 1939 г. № 00239, объявляющий новое положение о межкраевых школах, в котором предусматривался одногодичный срок обучения, комплектование групп в количестве 20–25 человек в группе, 4–5 групп на курсе.

Военный период

С лета 1941 года главной задачей отдела кадров НКВД СССР стала оперативная подготовка кадров и создание кадрового резерва для органов военной контрразведки для новых подразделений Красной армии, формирующихся взамен уничтоженных в боях.

Обучение новых особистов организовали на базе имеющихся ведомственных учебных заведений и непосредственно на местах в органах НКВД. К 1 июля 1941 года были проведены досрочные выпуски слушателей и курсантов учебных заведений НКВД, «подготовлены программы обучения для краткосрочных курсов военной контрразведки, увеличен набор в ведомственные военные училища, школы и курсы». При особых отдела военных округов отделом кадров НКВД СССР бы созданы  краткосрочные курсы подготовки особистов. В июле 1941 года была создана сеть курсов подготовки военных контрразведчиков.

Отбор кандидатов на учебу проводили особые отделы внутренних военных округов страны. В июле 1941 года в распоряжение особых отделов НКВД СССР была направлена группа преподавателей Высшей школы. 23 июля 1941 года приказом НКВД СССР «при Высшей школе НКВД СССР были организованы месячные курсы подготовки оперативных работников для особых отделов НКВД (численностью 850 слушателей), которые с 11 августа перешли на трехмесячную программу».

Для подготовки оперативных сотрудников органов НКВД СССР в декабре 1941 года при отделе кадров наркомата эвакуированного в Куйбышев были организованы «трехмесячные курсы по подготовке оперативного состава в количестве 500 человек».

Весной 1942 года количество особистов резко увеличилось. Приказ наркома внутренних дел СССР от 4 марта 1942 года устанавливал: «В целях удовлетворения возросшей потребности в оперативно-чекистских кадрах органов НКВД СССР довести общую численность слушательского состава оперативно чекистских школ с 2000 до 3600 человек». Численность слушателей Высшей школы НКВД СССР увеличилась с 500 до 800 человек. По распоряжению НКВД СССР открывались Московская МКШ на 300 человек и Бакинская МКШ на 150 человек. Одновременно увеличилось число слушателей Горьковской МКШ – с 300 до 400 человек, Свердловской МКШ – с 300 до 350 человек, Ташкентской МКШ – с 250 до 300 человек, Ростовской МКШ – с 250 до 300 человек, Хабаровской МКШ – с 200 до 250 человек, Тбилисской МКШ – со 100 до 125 человек; Алма-Атинской МКШ – со 100 до 125 человек.

В мае 1942 года в Новосибирске на базе Особого отдела НКВД СибВО были созданы курсы по подготовке резерва оперативно-чекистских кадров для ОО НКВД. Численность курсантов — 300 человек. В марте 1942 года в Москве был организован филиал Высшей школы НКВД СССР, где в течение четырех месяцев прошли обучение 500 человек. В июне 1943 года это учебное заведение было передано Главному управлению контрразведки «Смерш» НКО СССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 апреля 1943 г. Наркомат государственной безопасности был выделен из состава НКВД СССР. Управление особых отделов НКВД было реорганизовано в Главное управление контрразведки (ГУКР) «Смерш» и передано в Наркомат обороны. Шестой отдел УОО НКВД, оставаясь в системе Наркомата внутренних дел, был преобразован в отдел контрразведки «Смерш» НКВД.

В 1943 году для подготовки оперативного состава военной контрразведки была создана система учебных заведений. Согласно приказу Наркома обороны СССР были развернуты четыре постоянные школы: 1-я и 2-я Московские, Ташкентская и Хабаровская, срок обучения — от шести до девяти месяцев, а также курсы с 4-месячным сроком обучения в Новосибирске и Свердловске, которые позднее получат статус школ с годичным сроком обучения. При школах также были курсы переподготовки оперативного состава со сроком обучения 3 месяца. В связи с упразднением в Красной армии в октябре 1942 года института военных комиссаров часть политработников перешла в особисты.

В июле 1943 года нарком внутренних дел потребовал от начальников отделов контрразведки НКВД «Смерш» фронтов и округов в «декадный срок в пограничных и внутренних войсках НКВД подобрать из числа средних командиров и политработников кандидатов на практическую работу и использовать их в качестве практикантов в отделах контрразведки НКВД фронтов, округов, дивизий и бригад».

Период Холодной войны

В 1946 году в связи с переименованием народных комиссариатов СССР в министерства, НКГБ стал Министерством госбезопасности СССР. Приказом № 00107 от 22 марта 1946 года соответствующим образом были переименованы территориальные управления и управления военной контрразведки. Созданная в мае 1946 года по поручению Политбюро ЦК ВКП(б) специальная комиссия, проверявшая в процессе приема передачи дел новому министру состояние дел в МГБ СССР, отметила наличие в ведомстве ряда серьезных недостатков, в том числе слабую подготовку кадров.

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) предписывало: «пересмотреть систему переподготовки кадров в целях повышения квалификации работников, установить твердые сроки обучения в ныне существующих школах, которые давали бы возможность готовить квалифицированные чекистские кадры». Предлагалось организовать общеобразовательную подготовку сотрудников органов МГБ без отрыва их от работы, для стимулирования изучения иностранных языков сотрудниками МГБ СССР установить надбавку к зарплате в размере от 5 до 20 % за знание одного и более иностранных языков.

26 ноября 1946 года во исполнение решения Политбюро ЦК ВКП (б) министр госбезопасности В.С. Абакумов издал приказ об улучшении работы с кадрами в МГБ СССР. Приказ потребовал от заместителя министра по кадрам «в месячный срок разработать мероприятия по организации надлежащей чекистской учебы в школах МГБ СССР и оперативного состава без отрыва от работы. В мероприятиях предусмотреть профиль школ, изучение иностранных языков, срок обучения, подготовку преподавательского и выпуск учебных пособий».

В августе 1952 года было принято постановление ЦК КПСС и СМ СССР об улучшении юридического образования в стране. Требования этого документа коснулись и органов государственной безопасности. В целях повышения качества подготовки оперативного состава для органов военной контрразведки 2 декабря 1952 года Новосибирская школа реорганизовалась в Среднюю специальную школу № 311 МГБ СССР. Срок обучения определялся два года. Наряду со специальной подготовкой слушатели должны были освоить программу среднего юридического учебного заведения. Окончившим школу выдавался диплом о среднем юридическом образовании. К социально-экономическим дисциплинам добавился краткий курс философии.

При создании КГБ в 1954 году в ЦК решили укрепить Комитет госбезопасности кадрами и в органы были направлены свыше 10 тыс. коммунистов и комсомольцев по партийному набору. С другой стороны, в системе учебных заведений КГБ при СМ СССР проходили сокращения. Так, например, в 1954 году была закрыта школа военной контрразведки в г. Могилеве (курсантов перевели в Новосибирск).

Сокращения продолжил назначенный в 1958 году на должность Председателя КГБ при СМ СССР А.Н. Шелепин. В январе 1960 года несколько учебных заведений КГБ, готовивших кадры для военной контрразведки, были ликвидированы. Это коснулось, например, Средних специальных школ КГБ при СМ СССР в Горьком и в Тбилиси.

Подготовка и переподготовка военных контрразведчиков стала осуществляться только в Высшей школе КГБ при СМ СССР и в Средней специальной школе № 311 КГБ при СМ СССР в Новосибирске. Срок обучения особистов был сокращен с двух лет до одного года. Значительно сократилось количество слушателей и штат учебных заведений.  

5 февраля 1960 года ЦК КПСС и Советом министров СССР принято постановление «О внесении изменений в структуру КГБ при СМ СССР и его органов на местах и сокращении их численности».

В результате из 144 выпускников школы № 311 только 19 человек были направлены в особые отделы, а остальные 1 уволены по сокращению штатов. К маю 1960 года постоянный состав школы был сокращен на треть. Были упразднены циклы юридических и социально-экономических дисциплин. На потоки подготовки стали приниматься только младшие офицеры советских вооруженных сил с высшим и средним военным образованием, имеющие срок службы в войсках не менее полутора лет.

2 ноября 1963 года решением руководства КГБ в Высшей школе КГБ при СМ СССР создан факультет военной контрразведки — факультет № 1. Распределение ролей по подготовке особистов между Высшей школой и школой в Новосибирске выглядело так: Высшая школа КГБ в Москве набирала курсантов, которые после четырех-пяти лет обучения получали высшее юридическое образование и воинское звание – лейтенант. Выпускникам Высшей школы предстояло в течение полутора-двух лет адаптироваться в войсках на офицерской должности. Средняя специальная школа № 311 в Новосибирске в течение года готовила слушателей из числа офицеров с высшим военным образованием, имеющих, как правило, двухлетний опыт службы в войсках. При этом выпускники школы № 311 имели возможность продолжить свое образование на заочном факультете Высшей школы КГБ при СМ СССР (образован 28 января 1954 г).

В 1974 году школа в Новосибирске была переименована в Высшие курсы военной контрразведки КГБ, по окончании которого слушатели получали диплом о высшем специальном образовании аналогичный диплому об окончании Высшей школой КГБ.

Постсоветский период

После 1991 года Управление военной контрразведки вошло в состав новой российской спецслужбы, с 1995 года получившей название ФСБ.

В феврале 1995 года Высшие курсы КГБ в Новосибирске были переименованы в Институт переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСК (с апреля 1995 года – ФСБ).

В 2000 году, после избрания В. Путина президентом, возможности военной контрразведки были существенно расширены. В феврале 2000 года и.о. президента Владимир Путин подписал новое «Положение об управлениях ФСБ в Вооруженных Силах», расширившее функции военной контрразведки и наделившее ее правом борьбы с организованной преступностью. Путинский указ дал новые полномочия офицерам ФСБ, прикомандированным к армейским формированиям: теперь они занимались выявлением потенциальных угроз режиму. 

В том же 2000 году Институт получил свидетельство о государственной аккредитации, дающее право учить по программам высшего и дополнительного профессионального образования.

4 августа 2004 года УВКР преобразовали в Департамент военной контрразведки ФСБ, которому подчиняются Управления и отделы ФСБ по военным округам и флотам, внутренним войскам МВД и другим войскам и воинским формированиям.

С октября 2007 года Институт переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России называется Институтом ФСБ России (г. Новосибирск).

С 2012 года особистов для структур Департамента военной контрразведки готовят не только в Новосибирске, но и в Голицынском пограничном институте, где был создан факультет военной контрразведки — по инициативе ДВКР ФСБ. Обучение проводится по специальности «Правовое обеспечение национальной безопасности». Срок обучения — 5 лет (очная форма).

Источники:

Ковганов С.Я. Подготовка военных контрразведчиков в СССР в 1935–1974 гг.: опыт деятельности новосибирской межкраевой школы – средней специальной школы №311/, документы ДВКР ФСБ.

Agentura.ru 2024

Согласно тексту распоряжения Правительства РФ, устанавливающего Состав президиума Правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности в редакции от 7 марта 2023 года №532-р, Эдуард Черновольцев продолжает оставаться на должности начальника Научно-технической службы ФСБ.

В середине декабря СМИ сообщали об уходе Черновольцева — в связи с достижением пенсионного возраста.

Agentura.ru 2023

Кибербезопасность: рост на фоне санкций

Западные санкции против российских компаний в сфере кибербезопасности, сотрудничающих с кремлевскими спецслужбами, оказались не слишком эффективны. Как выяснилось, эти компании процветают на фоне ухода с рынка конкурентов, воспользовавшись открывшимися возможностями по получению новых контрактов, и найму новых инженеров, ранее работавших на западные бренды.

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Positive Technologies, один из лидеров российского рынка кибербезопасности, похоже, ничего не потеряла, попав в санкционные списки: за год войны у компании выросли продажи и политическое влияние.

В санкционных списках Positive Technologies оказалась еще за год до вторжения, в апреле 2021 года — за то, что сотрудничала со спецслужбами, в том числе проводя хакатоны, которые ФСБ и ГРУ использовали для вербовки хакеров для своих операций.

Компанию не смутил факт попадания под санкции — Positive Technologies не отказалась от амбициозных планов выхода на IPO.

Осенью того же года CША усилили давление на компанию: в ноябре 2021 года Positive Technologies добавили в список Bureau of Industry and Security Департамента торговли США, ужесточив ограничения для американского рынка, обвинив ее в «действиях, противоречащих интересам национальной безопасности США», в частности, в незаконном обороте «эксплойтов, используемых для получения доступа к информационным системам, а также в угрозе безопасности отдельных лицам и организациям во всем мире».

Тем не менее в декабре того же года компания успешно провела первичное размещение на Московской бирже.

Когда Россия вторглась в Украину, многие на Западе посчитали, что наступление российских танков будет сопровождаться разрушительными кибератаками на гражданскую и военную инфраструктуру Украины. Масштабное кибернаступление так не случилось, но западные киберкомпании ушли из России.

В этот момент для Positive Technologies открылись новые возможности, которыми она успешно воспользовалась. Новых клиентов стало так много, что уже в июле 2022 года компания подняла цены на 30%. Финансовый директор Positive Technologies Алла Макарова тогда говорила, что они рассматривают отток зарубежных конкурентов как позитивный фактор: «И этот результат, я думаю, мы ещё будем монетизировать в течение не только 2022 года: основной эффект, наверное, придётся и на 2023, и на 2024 гг.».

Компания также наняла нескольких высококлассных инженеров, ранее работавших в московском офисе Cisco.

В 2022 год продажи компании выросли до 13,8 миллиардов рублей по сравнению с 7,1 млрд в 2021 году (примерно на 94,4% больше), а ее акции выросли на 3,75%. Сейчас капитализация Positive Technologies превышает 110 млрд рублей, и она вошла в тройку самых дорогих ИТ-компаний на Московской бирже.

Впечатляющие финансовые успехи — свидетельство того, как ловко компания заполнила образовавшуюся после ухода западных компаний пустоту.

Политический вес компании в России также вырос. С 2013 года топ-менеджеры Positive Technologies участвуют в «Инфофоруме» — главной конференции отрасли, которая проводится при поддержке ФСБ, Совбеза и Генштаба. Одним из ее главных спонсоров многие годы был китайский гигант Huawei, но в этом году китайцы отказались от спонсорства «Инфофорума», и образовавшуюся пустоту заполнила Positive Technologies. Руководство компании выступило на конференции шесть раз, в том числе в основной панели — вместе с замминистра цифрового развития Александром Шойтовым, начальником департамента инфобезопасности аппарата Совбеза Сергеем Бойко и спецпредставителем президента по регулированию Интернета Андреем Крутских.

История успеха Positive Technologies в военном 2022 году далеко не уникальна: в целом российская индустрия кибербезопасности в прошлом году выросла на 10–20%.

И это представляет серьезную проблему.

В отличие от производителей автомобилей и танков, российские программисты и специалисты по кибербезопасности — это высокопрофессиональные кадры мирового уровня. Россия не случайно знаменита своими хакерами.

Теперь эта отрасль оказалась между западными санкциями, закрывающими ей доступ на мировые рынки, и широкой государственной поддержкой, обеспечиваемой Кремлем — в том числе через контракты ВПК и спецслужб. Нельзя сказать, что это реальный выбор.

Шанс оторвать российские компании-разработчики программного обеспечения от военных контрактов и контрактов спецслужб упущен, но все еще остается шанс удержать какое-то количество ИТ-инженеров от прямого участия в наращивании российских кибер-возможностей.

Но эта возможность с каждым днем становится все более призрачной, так как все больше российских IT-специалистов, бежавших от мобилизации, возвращаются в Россию после месяцев скитаний, без документов и перспектив. Прекрасно это понимая, российские власти стараются заманить их обратно, обещая им бронь от войны и льготы.

У Кремля, как оказалось, есть продуманная стратегия использования российских программистов в своих целях. Вопрос, а есть ли такая стратегия у Запада?

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Wired со ссылкой на разведку одной из западных стран утверждает, что новым командиром в/ч 7455 (считается, что эта воинская часть стоит за деятельностью хакерской группы Sandworm) стал Алексей Серебряков (1981 года рождения).
Серебряков был одним из офицеров российской военной разведки, засветившихся в Нидерландах в 2018 году при подготовке операции по получению несанкционированного доступа к данным Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Гааге (Серебряков был тогда задержан, и позже выслан из страны). В октябре того же года Серебряков был объявлен в розыск ФБР вместе с шестью другими офицерами по обвинению в хакерских атаках на анти-допинговые организации, включая WADA и USADA. Тогда ФБР считала, что Серебряков служит в в/ч 26165 — это 85-й Главный центр специальной службы (ГЦСС), (по версии западных киберисследователей Fancy Bear, APT28 или Strontium) стал основной структурой по проведению наступательных кибер-операций ГУ Генерального штаба, наряду с в/ч 74455. .
По данным западных спецслужб, Серебряков был назначен командиром в/ч 7455 весной 2022 года, а сейчас имеет звание полковника.

Источник: Wired

Agentura.ru 2023

В ФСБ объявили о задержании жительницы Хабаровска и активисткы движения «ЯМыФургал» по обвинению в оказании финансовой помощи Вооруженным силам Украины.

«Установлено, что подозреваемая, действуя по мотивам политической ненависти и вражды, осуществила переводы личных денежных средств для приобретения ВСУ оружия, боеприпасов и обмундирования», — цитирует ТАСС сообщение ФСБ.

В отношении задержанной, чье имя не разглашается, возбуждено уголовное дело о «государственной измене». Это уже второй известный случай уголовного преследования по статье о «госизмене» за финансирование ВСУ. 4 марта ФСБ была арестована жительница Москвы.

Источник: Медуза

Путинская стратегия: на полпути в ад

На протяжении всего 2022 года Путин постоянно демонстрировал, что в его арсенале есть более радикальные варианты, и он всегда может пойти дальше. Озвучивая эти варианты — национализацию промышленности, мобилизацию экономики, массовые репрессии или даже применение ядерного оружия, — Кремль сохранял пространство для дальнейшей эскалации.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Когда Путин объявил мобилизацию в сентябре 2022 года, это было воспринято как первый шаг к тотальной войне. Кремль, казалось, был готов перестать называть войну «спецоперацией», в которой простые россияне почти не участвуют. Не желая воевать, сотни тысяч мужчин бежали из страны, опасаясь, что скоро закроют границы и спрятаться от призыва будет невозможно. Многие предполагали, что после начала мобилизации Кремль начнет переводить всю жизнь в стране на военные рельсы. Однако перехода к тотальной войне не случилось.

Границы до сих пор открыты, и мобилизация пока остановлена. Несмотря на огромные потери на поле боя, далеко не каждая российская семья столкнулась с войной, и жизнь среднего класса в больших городах изменилась не так кардинально, как могла бы.

Полгода, прошедшие с начала мобилизации, показали, что Путин пока предпочитает придерживаться половинчатой стратегии, хотя он много раз показывал, что готов к самым радикальным мерам.

Вместо того, чтобы ограничиться вторжением на восток Украины, он начал полномасштабное наступление на всю страну и пытался захватить Киев. Когда танков, ракет и тяжелой артиллерии оказалось недостаточно для успеха на фронте, Путин стал угрожать применением ядерного оружия. Кроме того, чиновники стали готовить переход российской экономики на военные рельсы. Кремль полностью уничтожил свободные СМИ и усилил давление на всех несогласных, и многие ожидали, что репрессии примут массовые масштабы.

Однако на практике действия Кремля оказались не столь радикальными. В Украине, несмотря на продолжающиеся удары по гражданским объектам, российская армия пока воздерживается от применения всего доступного арсенала. И хотя в 2022 году Путин многое сделал для усиления контроля над российским обществом, он не начал тотальные репрессии.

Кремль также остановился на полпути в экономике, так и не начав полной милитаризации общества, и воздерживается, по крайней мере пока, от тотальной мобилизации. Судя по всему, такой половинчатый подход к войне является хорошо обдуманной стратегией.
Кремль показывает Западу, что готов пойти на самые крайние меры, чтобы победить, но не обязательно реализовывая свои угрозы на практике.

За год войны российское правительство также популярно объяснило простым россиянам, что у чиновников есть возможность еще больше закрутить гайки, но они не перешли к массовым репрессиям.

Эта стратегия оставляет Путину большие возможности для дальнейшей эскалации.

Выборочная цензура и отказ от национализации

Практически сразу после 24 февраля Кремль пошел в атаку на независимые СМИ и гражданское общество. В марте были закрыты радиостанция «Эхо Москвы», «Новая газета» и телеканал «Дождь» (вещание было восстановлено уже из изгнания), многие журналисты были вынуждены покинуть страну из-за новых законов, установивших военную цензуру. Кремль продолжил фильтровать соцсети, стремясь заблокировать распространение любой независимой информации о войне.

Однако меры не были тотальными. Например, власти объявили вне закона и заблокировали Facebook, единственную среду, где россияне могли вести свободную дискуссию, а также Instagram. Деятельность компании Meta признали экстремистской. Многие пользователи, испугавшись уголовной ответственности, ушли из Facebook и удалили приложение со смартфонов на случай, если полиция начнет останавливать людей на улицах и проверять их телефоны. В 2022 году этого не произошло. Не все социальные сети были запрещены — YouTube и Telegram не заблокированы и остаются важнейшими источниками свободной информации.

То же самое произошло с экономической политикой Путина. Весной 2022 года Кремль, казалось, был готов установить государственный контроль над экономикой. Законопроект о национализации имущества иностранных компаний был оперативно подготовлен и отправлен в Думу, компании всерьез опасались экспроприации активов.

По мнению многих наблюдателей, в тот момент в этих мерах был определенный смысл: иностранные компании покидали страну, и это могло вызвать массовые увольнения и социальный взрыв, — сценарий, которого Кремль стремился избежать. (Во многом по тем же причинам большевики первоначально национализировали фабрики и банки после русской революции 1917 года). Но законопроект о национализации так и не был принят, и иностранные компании смогли продать свои активы в России.

В октябре правительство приготовило условия для перехода промышленности под контроль государства через новый координационный совет по военным поставкам. Но прямое управление отраслями, производящими вооружение и технику для войны, так и не было введено.

Не маршал Сталин

Кремль также пока обходится без я второй волны мобилизации, сделав ставку на наемников «Вагнера». Эта тактика, похоже, работает: «Вагнер» наступает на фронте, хотя и несет тяжелые потери.

В то же время Путин проявляет поразительную либеральность в отношении тех, кто виноват в провалах на фронте. Авторитарные режимы, вступая в войну, как правило начинают репрессии, чтобы сплотить общество вокруг борьбы с внутренним врагом. Обычно такие репрессии нацелены не только на несогласных, но и элиты, чтобы держать их в полном подчинении лидеру.

Казалось, Путин твердо встал на этот путь еще до вторжения, отправляя за решетку чиновников, губернаторов и офицеров ФСБ. Когда «специальная военная операция» провалилась в феврале-марте, Путин был явно недоволен силовиками, готовившими вторжение.

Пятая служба ФСБ, отвечавшая за сбор развединформации в Украине, подверглась чисткам. В марте 2022 года глава службы генерал Сергей Беседа был тайно помещен под домашний арест и вскоре отправлен под чужим именем в Лефортово. Затем настала очередь Нацгвардии: замглавы ведомства Роман Гаврилов досрочно ушел в отставку: он отвечал за снабжение спецназа, отправленного в зону боевых действий без необходимого оснащения. Ходили слухи, что Гаврилов арестован, и такая же судьба ждет армейских генералов, отправивших танковые колонны под удар украинской артиллерии. Но вскоре репрессии прекратились. Более того – некоторых виновников провалов вернули на их рабочие места. Так, Сергея Беседу вернули в его кабинет на Лубянке, а затем демонстративно показали на публичных мероприятиях. В декабре его сын, Александр Беседа, получил повышение и возглавил департамент в правительстве, курирующий все силовые ведомства.

На этом фоне, депутаты и пропагандисты постоянно призывают перейти к сталинским методам управления страной. Но такой подход потребовал бы гораздо более решительных шагов, чем те, что на самом деле предпринял Путин.  

Во время Второй мировой войны все советское правительство было милитаризовано, а Сталин и его министры переоделись в военную форму. Экономика и общество были полностью мобилизованы: заводы и целые народы перемещали из регион в регион по прихоти ставки.

В 2022 году, несмотря на воинственную риторику, российское правительство так и не перешло к сталинским методам, даже когда эскалация казалось совершенно неизбежной. Например, в Кремле месяцами публично муссируют возможность применения атомной бомбы. И казалось, что сторонники жесткой линии действительно рассматривали вариант применения тактического ядерного оружия — например, против защитников Азовстали в Мариуполе. Вместо этого Путин пошел на эскалацию конвенциональными методами, за счет мобилизации и массированных авиаударов по украинской инфраструктуре.

Пространство для эскалации

С самого начала вторжения концепция тотальной войны явно присутствовала в голове Путина. В апреле 2022 года Путин заявил членам Совета законодателей при Федеральном Собрании: «народ и только народ России является источником власти в нашей стране.  Его представители – парламентские партии – при всей конкуренции друг с другом неизменно выступают с единых позиций, когда речь идёт о базовых национальных интересах, о решении вопросов обороны и безопасности нашего Отечества». Иными словами, сейчас не время для дискуссии.

Затем, в июле, Путин заявил лидерам российских политических партий, что это «коллективный Запад» начал войну в Украине,  которая является частью многовековой экзистенциальной битвы между Россией и Западом. Примерно то же он говорил во время своего новогоднего обращения, стоя в окружении солдат.

Тем не менее, тотальную войну Кремль пока не начал. На протяжении всего 2022 года Путин постоянно демонстрировал, что в его арсенале есть более радикальные варианты, и он всегда может пойти дальше. Озвучивая эти варианты — национализацию промышленности, мобилизацию экономики, массовые репрессии или даже применение ядерного оружия, — Кремль сохранял пространство для дальнейшей эскалации.

Для Путина такой подход оказался полезен в нескольких направлениях. Отчасти он нацелен на западные правительства, которые обеспокоены возможностью неконтролируемой эскалации. Кремль постоянно показывает им, что в его распоряжении есть множество вариантов эскалации, но пока он держит ситуацию под контролем — в отличие от Киева, который, по путинской версии, от отчаяния склонен идти на крайние меры.

Внутри России Кремль показывает, что держит ситуацию под контролем, и у него нет необходимости использовать весь арсенал средств.

В первый год войны путинская стратегия запугивания и полумер оказалась довольно успешной. В течение 2022 года российская экономика не была разрушена чрезмерной милитаризацией и государственным контролем. Напротив, экономический ущерб от войны и санкций в России оказался намного меньше, чем предсказывало большинство аналитиков.

Более того, эта стратегия помогла Путину, с одной стороны, ужесточить правила, а с другой, сохранить лояльность экономически активного среднего класса. Многие жители России были бы рады, если бы им удалось полностью игнорировать войну. Кремлевские стратеги умело сыграли на их ожиданиях, дав им возможность и дальше делать вид, что война их не касается. Кремль пытается успокоить и тех, кто может попасть под мобилизацию: 1 февраля генеральный прокурор России Игорь Краснов сообщил Путину, что 9000 незаконно мобилизованных граждан уже вернулись домой. Так Кремль обрабатывает тех, кто очень хочет верить, что даже при мобилизации существуют какие-то правила, и правительству можно доверять.

Кроме того, эта стратегия также нацелена и на тех, кто уехал из страны. Мужчинам, убежавшим от мобилизации, дают понять, что их не накажут, если они вернутся. Кремль особенно старается заманить обратно убежавших из России программистов. Им обещают защиту от военной службы и даже бесплатный билет на самолет домой.

Путин хорошо знает свой народ: все больше россиян, отчаянно верящих в призрачную возможность вернуться в довоенную реальность, уже возвращаются в Россию.

Опубликовано на английском в Foreign Affairs

Agentura.ru 2023

ФСБ на оккупированных территориях Украины

ФСБ присутствовала на территории Украины еще до начала вторжения в феврале 2022 года (сотрудники Пятой службы ФСБ, сотрудники Пограничной службы ФСБ). В дальнейшем наращивание присутствия ФСБ происходило в несколько этапов: от временных отделов и групп до «Государственных служб безопасности» и УФСБ, созданных по образцу региональных управлений спецслужбы в России.

ФСБ присутствовала на территории Украины еще до начала вторжения в феврале 2022 года (сотрудники Пятой службы ФСБ, сотрудники Пограничной службы ФСБ). Сотрудники ФСБ входили на территорию Украины вместе с российскими войсками (командированные сотрудники в составе Временных оперативных групп военной контрразведки).

В их задачи входило обеспечение безопасности российских войск – под чем подразумевалась фильтрация украинских пленных, а также и украинских гражданских лиц, подозреваемых в сотрудничестве с украинскими военными и спецслужбами, зачистка оккупированных областей от агентуры украинских спецслужб – то есть полный политический и военный контроль оккупированных территорий.

Для этого на оккупированных территориях были вначале созданы временные отделы и временные оперативные группы (ВОГ), в которые были направлены прикомандированные сотрудники – из центрального аппарата ФСБ и региональных подразделений, в рамках трехмесячной ротации.

В дальнейшем наращивание присутствия ФСБ происходило в несколько этапов.

Для создания видимости независимости «народных республик» на их территории были созданы местные службы/министерства госбезопасности, которые возглавили бывшие сотрудники украинских спецслужб, перешедшие на российскую сторону.

Запорожская область

В оккупированной части Запорожской области 28 июня 2022 года была образована «Государственная служба безопасности Запорожской области».

Ее руководителем стал Сергей Валентинович Ганжа, бывший генерал-майор СБУ, который возглавлял департамент по защите национальной государственности (департамент Т) и курировал разгон Майдана.

Здание ГСБ в Мелитополе

ГСБ ЗО заняла четырехэтажное здание по адресу: г. Мелитополь, проспект 50-летия победы 21 – это бывшее здание Мелитопольского обособленного подразделения Запорожского института экономики и информационных технологий. Вуз был закрыт несколько лет до того, а корпус был выставлен на продажу (часть помещений занимал магазин нижнего белья «Розовая пантера»). Здание посчитали удобным для спецслужбы еще и наличием огражденной закрытой придомовой территории.

В настоящее время основной поток украинцев, задержанных ФСБ на оккупированных территориях по подозрению в терроризме и сотрудничестве с украинскими вооруженными силами и спецслужбами проходит через фильтрацию в Мелитополе, после чего их отправляют в УФСБ по Крыму — для оформления, — и далее в Москву, в СИЗО Лефортово.

Херсонская область

В Херсонской области оккупационные российские власти создали «Государственную службу безопасности Херсонской области» 13 мая 2022 г.

Ее руководителем стал Александр Григорьевич Якименко, бывший военный летчик и глава СБУ (2013-2014 гг). После революции на Майдане Якименко был объявлен в розыск, Генеральная прокуратуры Украины потребовала от МВД и СБУ задержать Александра Якименко, подозреваемого в массовых убийствах активистов в центре Киева с 18 по 22 февраля. Якименко уехал в Россию, однако после оккупации Херсона вернулся.

Театральная 18, Херсон

Первая штаб-квартира ГСБ – г. Херсон, ул. Театральная 18. В этом двухэтажном здании начала 20 века, построенным как кинотеатр, до войны располагался хозяйственный суд Херсонской области, однако известно, что в 1930-е годы в этом здании размещались учреждения НКВД (прежнее название – улица Горького).

При этом ФСБ даже не пыталась скрывать, что ее сотрудники активно действовали на территории Херсонской области (пример) и Запорожской области (пример), даже тогда, когда формально независимые Государственные службы безопасности этих областей еще продолжали существовать.

Во время операции по задержанию местного жителя в Херсоне
Сотрудники ФСБ во время операции по задержанию местного жителя в Херсоне, июль 2022 года.

Аресты сотрудники ФСБ на оккупированных территориях проводятся при силовой поддержке Центра специального назначения ФСБ.

***

В Донецкой республике в течение нескольких лет существовало «Министерство государственной безопасности ДНР» (на 2022 год возглавлял Сепашвили Георгий Валерианович, бывший зам начальника Славянского горотдела Управления СБУ в Донецкой области), а в Луганске – аналогичное МГБ ЛНР(на 2022 год возглавлял Антонов Анатолий Андреевич — по данным СБУ УКраины, его настоящее имя —  Рашид Равильевич Садыков, кадровый офицер ФСБ, служил в Ростовской области). В обеих министерствах в том числе служили бывшие и действующие сотрудники ФСБ.

***

После оставления Херсона российские органы госбезопасности перевезли в город г. Геническ, ГСБ заняла здание на проспекте Мира, д. 53.

Геническ, проспект Мира, д. 53

В октябре была создана «Объединенная группировка войск (сил) в зоне СВО», статус подразделений военной контрразведки также был повышен.

***

30 января были созданы полноценные Управления ФСБ на оккупированных территориях – по образцу создания УФСБ в Крыму. Новые управления возглавили кадровые российские чекисты — ФСБ перестала заигрывать с бывшими сотрудниками украинских спецслужб, перешедшими на сторону России, и назначила сотрудников, до этого возглавлявших Управления ФСБ в России.

Руководителем УФСБ Запорожской области (расположено по тому же адресу, Мелитополь, проспект 50-летия победы, д. 21А ) был назначен Александр Михайлович Гаглазов. Гаглазов приехал в Мелитополь из Тамбовской области, где он исполнял обязанности начальника УФСБ. До этого он был первым заместителем начальника УФСБ РФ по Кабардино-Балкарской республике, имеет опыт службы в Управлении В Центра спецназначения ФСБ.

Руководителем УФСБ Херсонской области стал Вадим Владимирович Троценко. Троценко переехал в Геническ из Крыма, где он занимал должность замначальника УФСБ. До Крыма служил в управлении ФСБ по Владимирской области.

Руководителем УФСБ по Луганской народной республике (адрес: г. Луганск, Советская ул., д. 79 (до января там находилось МГБ ЛНР, до того — областное управленеи СБУ) был назначен Плодовский Юрий Викторович. Плодовский был переведен в Луганск из Карачаево-Черкессии.

УФСБ по Донецкой народной республике (адрес: г. Донецк, ул. Щорса, д. 62, до этого в этом здании находилось Министерство государственной безопасности ЛНР) возглавил Олег Фёдорович Боломожнов. Боломожнов переехал в Донецк из Саратовской области. До того возглавлял, последовательно, УФСБ республики Тыва и Магаданской области.

Agentura.ru 2023

Российские спецслужбы: что изменилось за год войны

Структурно российские спецслужбы практически не изменились: они состоят из тех же служб, департаментов и управлений, что и год назад, и ими руководят те же самые люди. Тем не менее война в Украине коренным образом повлияла на методы работы спецслужб.

Ирина Бороган, Елена Гроссфельд, Даниэла Рихтерова, Андрей Солдатов

Структурно российские спецслужбы практически не изменились: они состоят из тех же служб, департаментов и управлений, что и год назад, и ими руководят те же самые люди. Тем не менее война в Украине коренным образом повлияла на методы работы спецслужб.

ФСБ сосредоточилась на участии в войне и борьбе с любыми формами инакомыслия и протеста в России. Регулярные командировки офицеров ФСБ в Украину, где многие из них получили непосредственный опыт работы в зоне боевых действий, сильно милитаризировали спецслужбу.

Этот культурный сдвиг не может не повлиять на то, как будут функционировать российские спецслужбы в ближайшие десятилетия, и может закончиться их трансформацией в спецслужбы больше похожие на те, что существовали при Сталине.

Война не могла не отразиться и на методах путинской внешней разведки, позиции которой за первый год войны сильно пострадали. Однако в данный момент до конца неясно, каков будет ответ СВР и ГРУ на высылку офицеров и сокращение агентурных сетей по всей Европе. Смирятся ли спецслужбы со своими потерями и решат сосредоточиться на Украине, или они вернутся к методам времен холодной войны с диверсиями и другими тайными операциями в Западной Европе?

Изменения на местах: милитаризация, усиление репрессий и уничтожение агентурных сетей за рубежом

ФСБ — постсоветское воплощение КГБ, отвечающее за контрразведку, борьбу с терроризмом и безопасность границ — Владимир Путин с самого начала направил на передний край войны с Украиной. Вторжение оказало огромное влияние на эту спецслужбу. До войны в ФСБ было всего два подразделения, занимавшихся Украиной: одно занималось сбором разведданных в Украине, другой – противодействием украинскому шпионажу (что в понимании ФСБ включало атаки на украинских журналистов). С момента вторжения практически все усилия спецслужбы сосредоточились на войне.

На практике это означает, что сегодня все главные службы ФСБ активно участвуют в поддержке военных действий, включая Службу экономической безопасности, которая должна помочь России пережить западные санкции, и Службу по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом, которой поручено следить за «правильными» провоенными настроениями в академических кругах, университетах и школах.

Главная цель всей этой деятельности — обеспечить стабильность режима во время самого большого кризиса, с которым когда-либо сталкивался Путин. Масштаб этого перехода беспрецедентен и не может сравниться с тем, что делала ФСБ во время предыдущих кризисов или военных конфликтов.

Сконцентрированность ФСБ на войне в Украине неизбежно привела еще к одному ключевому изменению в методах: милитаризации всей ее деятельности внутри России. Эта трансформация, пожалуй, лучше всего иллюстрируется участием ФСБ в так называемой фильтрации граждан Украины. Созданные либо на территории России, либо на оккупированной территории Украины, фильтрационные пункты, больше похожие на лагеря, находятся в ведении ФСБ.      

Цели спецслужбы в этих лагерях – это выявление украинских военнослужащих и полицейских, вербовка агентов и сбор разведданных. Сотрудники ФСБ в этих фильтрационных пунктах занимаются допросами граждан Украины, часто с применением пыток, снимают отпечатки пальцев, извлекают данные из телефонов, проверяют учетные записи в социальных сетях, а также личные сообщения граждан.

В некоторых случаях украинцев заставляют записывать дезинформационные видеоролики, в которых украинская армия обвиняется в военных преступлениях.

Точные цифры попавших в фильтрационные лагеры установить непросто: по данным Госдепартамента США на июль 2022 года, российские власти допросили, задержали и насильственно депортировали от 900 000 до 1,6 миллиона украинцев. По украинским оценкам на декабрь 2022 года, через это прошли не менее 2,8 миллиона человек.

Даже если более консервативные оценки верны, неудивительно, что высокий процент сотрудников ФСБ уже прошел через трехмесячные командировки на оккупированные территории. Хотя ФСБ уже занималась фильтрацией во время двух военных конфликтов в Чеченской Республике, масштабы ее нынешнего участия в войне беспрецедентны.

Еще одна очень важная трансформация ФСБ произошла с ее деятельностью внутри России.

С первых дней войны спецслужба усилила борьбу с политической оппозицией и любой формой инакомыслия. За прошедший с начала войны год в тюрьму отправились многие известные критики Путина, включая Владимира Кара-Мурзу и Илью Яшина, а массовые аресты на антивоенных демонстрациях показали, что режим не потерпит никакого протеста. Новые драконовские законы о СМИ ввели цензуру, многие известные журналисты и блогеры попали под уголовное преследование или были объявлены в розыск.

Хотя ФСБ с самого начала была основным проводником этой репрессивной политики, в последнее время ее полномочия расширились. В декабре 2022 года по случаю Дня чекиста Путин призвал ФСБ усилить бдительность на фоне растущей угрозы со стороны иностранных разведок, и активизировать поиск предателей.

Публичное заявление Путина о расширении полномочий ФСБ – четкий сигнал о возвращении сталинских методов, характеризующихся усилением слежки за населением и цензуры, а также чистками и массовыми арестами.

Влияние войны на два других ключевых разведывательных ведомства России — СВР и ГРУ – понять сложнее, однако, ясно, что в 2022 году их зарубежные агентурные сети сильно пострадали. В первые месяцы войны подавляющее большинство офицеров были высланы из резидентур в европейских столицах. Более того, в некоторых случаях правительства раскрыли их личности. (Например, через несколько недель после начала войны словацкие СМИ опубликовали видеозапись тайной встречи офицера российской разведки и его словацкого агента, сделанную контрразведкой страны).

Изгнание сотен офицеров российской разведки из Европы значительно снизило возможности СВР и ГРУ поддерживать существующие сети агентов на континенте, а также их способность вербовать новых агентов.

В прошедшем году заметно участились аресты российских агентов по всей Европе, многие из которых имели отношение к силовым ведомствам этих стран. Самым громким скандалом стало обнаружение российского крота в Службе внешней разведки (BND) Германии.

За последний год на Западе также было арестовано несколько так называемых нелегалов (офицеров под глубоким прикрытием, посланных за границу для проникновения в учреждения, представляющие стратегический интерес). Служба общей разведки и безопасности Нидерландов (AIVD) арестовала стажера Международного уголовного суда в Гааге, который оказался офицером ГРУ, направленным для проникновения в трибунал по военным преступлениям.

Большая часть раскрытых агентов и офицеров, которые работали под крышей посольств, уже много лет находились на Западе, и эти высылки и задержания показывают глубину проникновения российской разведки на стратегические объекты по всей Европе.

Хотя в течение многих лет некоторые европейские государства практиковали более мягкий подход к российскому шпионажу, теперь это все ушло в прошлое.

Провалы разведки и старые структуры

Несмотря на все эти изменения, некоторые ключевые характеристики российской империи безопасности остались прежними. Например, обработка и анализ разведданных находились в таком же плохом состоянии, что и во время холодной войны.

Через год после начала конфликта на Украине стало ясно, что во время подготовки к вторжению было допущено множество ошибок в сборе разведданных и анализе политической ситуации, что привело к неверной оценке силы военного сопротивления Украины. Обычно провалы такого масштаба приводят к отставкам в руководстве спецслужб или реформам.

Однако ничего подобного не произошло. Хотя в первые недели войны разъяренный Путин отправил под арест генерала Сергея Беседу, начальника Пятой Службы ФСБ, отвечавшего за сбор данных в Украине, однако потом, увидев, что это решение вызвало гигантский интерес в обществе, вернул его в кабинет.

Таким образом, отказ от серьезных кадровых решений и есть стратегическое решение Кремля: пытаясь не раскачивать лодку в бурном море, Путин пытается убедить публику, что все идет по плану. Поэтому до сих пор российская система спецслужб выглядит также, как и год назад: те же самые структуры с теми же самыми генералами наверху.

Тем не менее, конфликт в Украине коренным образом изменил способ функционирования спецслужб. 

В 2022 году большая часть усилий ФСБ была сосредоточена на борьбе с инакомыслием дома и на войне в Украине, что милитаризировало службу и ее офицеров, которые получили непосредственный опыт в зоне боевых действий. И это может вызвать долгосрочный сдвиг, который повлияет на то, как российский аппарат безопасности будет работать в ближайшие десятилетия, и вызвать трансформацию, способную привести к регрессу путинских спецслужб к самым мрачным временам сталинских репрессий.

Война может также повлиять на деятельность внешней разведки, по которой уже были нанесены беспрецедентные удары. Пока неясно, как СВР и ГРУ ответят на постепенное уничтожение их агентурных сетей по всей Европе. Смирятся ли они с сокращением своих возможностей и сосредоточатся на Украине, или вернутся к сценариям времен холодной войны и вложат все усилия в проведение диверсий и других тайных операций в Западной Европе?

На английском опубликовано the Centre for Grand Strategy в King’s College «Back into the Cold: Putins Intelligence and Security Apparatus a Year into the Ukraine War»

Agentura.ru 2023

Путин встречает интернет

В Москве скончался российский политолог, основатель Фонда эффективной политики (ФЭП) Глеб Павловский, после тяжелой болезни на 72-м году жизни. Павловский сыграл ключевую роль в становлении режима Владимира Путина. Публикуем главу из нашей книги «Битва за Рунет» о том, как Павловский знакомил Путина с Интернетом.

Глава 5 из книги «Битва за Рунет» Андрея Солдатова и Ирины Бороган

Экономический кризис 1998 года заставил Ельцина менять премьер-министров одного за другим. Ни один из них не был экономистом, зато все имели непосредственное отношение к спецслужбам. Первым, с 11 сентября 1998-го по 12 мая 1999-го, был Евгений Примаков, бывший начальник Службы внешней разведки. Ему на смену пришел Сергей Степашин, директор ФСБ в 1995-м. 9 августа 1999 года Ельцин представил нового премьера — Владимира Путина, руководившего ФСБ в 1998–1999 годах.

Летом 1999-го Россия медленно и мучительно выходила из кризиса. Но сентябрь потряс Москву двумя взрывами жилых домов, унесшими жизни 216 человек1. Виновными были объявлены чеченские террористы, и теракты дали повод для начала новой военной кампании на Северном Кавказе.

Однако Ельцин и его окружение боялись не мятежей и террористов, их больше беспокоили бывшие соратники. Юрий Лужков, мэр Москвы и влиятельный политик, не делал тайны из своих президентских амбиций. Он начал наступление на семью Ельцина, обвинив ее в коррупции. Президентская команда с беспокойством наблюдала, как к Лужкову присоединился Примаков и как вместе они строят новую политическую партию «Отечество», собираясь принять участие сначала в думских выборах в декабре 1999 года, а потом — в президентских в марте 2000-го. Срок полномочий Ельцина истекал через несколько месяцев, и безопасность его и его семьи была под большим вопросом.

Вечером воскресенья, 30 мая 1999 года, Ельцин в ужасе смотрел в экран телевизора в своем доме в Барвихе, знаменитом поселке на Рублевке, где шикарные коттеджи, построенные еще для советской элиты, окружены зеленым лесом. Ведущий Евгений Киселев

демонстрировал зрителям «схему президентской семьи» и говорил о коррупции. Киселев показывал это в эфире «Итогов» — самой уважаемой передачи популярного телеканала НТВ. Киселев говорил о дочери Ельцина Татьяне и ее муже Валентине Юмашеве, работающих в президентской администрации, об Александре Волошине, главе этой администрации, и олигархе Романе Абрамовиче. «Эти фотографии на экране чем-то напомнили мне стенд

“Их разыскивает милиция”. Я такие стенды в Свердловске очень часто видел: на территории заводов, на автобусных остановках, возле кинотеатров, — писал потом Ельцин в мемуарах. — Там красовались личности пьяниц, воров, убийц, насильников. Теперь милиция в лице НТВ разыскивала мою так называемую Семью: мою дочь, Волошина, Юмашева… Всем этим людям, включая меня, приписывалось подряд все что можно: счета в швейцарских банках, виллы и замки в Италии и Франции, взятки, коррупция… Передача по НТВ повергла меня в шок».

Каждый вечер по телевизору разыгрывалась политическая драма. Олигарх Борис Березовский, близкий к Кремлю, контролировал первый канал ОРТ, который смотрели во всех одиннадцати часовых поясах, потому что еще с советских времен привыкли к «первой кнопке». С другой стороны был телеканал НТВ Владимира Гусинского, заработавший себе репутацию профессионального СМИ благодаря работе репортеров во время первой чеченской войны. У московского мэра Юрия Лужкова был свой канал, но его смотрели преимущественно в столице. Все они — Березовский, Гусинский и Лужков — поддерживали Ельцина на выборах 1996 года, но сейчас, на закате его второго срока, начали активную борьбу за власть, не дожидаясь его ухода с политической сцены.

Нападки лужковского канала не слишком волновали Ельцина, но выпад со стороны НТВ его ошеломил. Позже он назвал тот эфир «ударом в спину от людей, которых считал своими единомышленниками». Медиаимперия Гусинского «Медиа-Мост», состоявшая из телеканала НТВ, газеты «Сегодня» и еженедельного журнала «Итоги», сделала ставку на союз Лужкова и Примакова. Скандальные разоблачения коррупции в Кремле показывал НТВ, потом они комментировались в «Сегодня», а затем подхватывались другими изданиями.

Для окружавших Ельцина людей это была прямая и непосредственная угроза. После программы Киселева Волошин созвал журналистов кремлевского пула. «Либо мы сломаем Мост, либо Мост сломает государство», — мелодраматично заявил он. Среди присутствующих на встрече была и Елена Трегубова, корреспондент «Коммерсанта». Она сразу поняла, что, говоря «государство», Волошин имеет в виду Кремль.

Кремль решил ответить ударом на удар. В июле государственный «Внешэкономбанк» отказал в выдаче «Медиа-Мосту» одобренного ранее кредита, а затем и вовсе заявил, что группа не расплатилась по займу. Счета «Медиа-Моста» в ВЭБ оказались замороженными, а работавшим в его СМИ журналистам было отказано в доступе в Кремль, вплоть до аннулирования уже выданных аккредитаций. Сергей Пархоменко — журналист, разоблачивший методы спецслужб в статьях «Башня Мерлина», к тому времени главный редактор «Итогов», — помнит, как его главный политический обозреватель Дмитрий Пинскер пришел к нему с плохой новостью. «Кремль решил перекрыть мне доступ к информации, — сказал он. — Мои источники отказываются со мной разговаривать и не разрешают себя цитировать, так что, пожалуйста, отнесись с пониманием к тому, что в моих статьях станет больше анонимных источников и комментаторов». «Доступ был перекрыт не только в Кремль, — вспоминал Пархоменко. — Когда в сентябре началась война в Чечне, нашим корреспондентам перекрыли доступ к командованию и перестали пускать к войскам. Это была хорошо продуманная стратегия». В глазах Кремля все журналисты, работающие на Гусинского, превратились во вражеских солдат.

Ельцин и его окружение отчаянно искали того, кому можно было доверить свою судьбу по истечении президентского срока. 9 августа Ельцин назначил премьер-министром протеже Березовского, 46-летнего Владимира Путина. Ельцин ясно дал понять, что считает его своим преемником. Путин появился на телевидении практически сразу после назначения и заявил: «Самая главная наша проблема — повторяю, я уже об этом говорил, — которая у нас есть, это отсутствие политической стабильности». Фактически это было обещание сохранить статус-кво.

До 1999-го Путин не был публичной фигурой и к общению с журналистами не привык, как и к свободе информации. Годы перестройки он провел в Германии офицером КГБ, где все пропустил, в том числе горбачевскую гласность, когда газеты соревновались друг с другом в разоблачении сталинских преступлений, советские аппаратчики спорили с диссидентами, такими как Андрей Сахаров, прямо во время трансляции с заседания Совета народных депутатов, а статьи «Московских новостей» москвичи читали вслух на Пушкинской площади. Путин также плохо понимал Запад, много лет просидев в Восточной Германии, которая жила под тотальным контролем Штази. Он пропустил даже падение Берлинской стены, потому что служил не в столице, а в Дрездене, в 200 километрах южнее.

Вернувшись в Санкт-Петербург в 1990 году, Путин не очень понимал, что делать. Позже он рассказывал, что оставаться в КГБ ему не хотелось, поэтому он отклонил предложение о переводе в центральный аппарат в Москву. «Я уже понимал, что будущего у этой системы нет», — вспоминал он позже. Но и уйти он не решился, выбрав «безопасный» вариант — попросил перевести его в качестве прикомандированного офицера КГБ в Ленинградский университет, где он хотел написать кандидатскую. В следующем году он перешел на работу к Анатолию Собчаку, видному демократу, возглавлявшему Ленинградский горисполком, а потом ставшему первым мэром Санкт-Петербурга. Но официально Путин ушел из КГБ лишь 20 августа 1991 года, когда уже было совершенно очевидно, что московский путч закончился неудачей.

В 1990-е Путин не забыл методы, освоенные на службе в КГБ, главные из которых — льстить и вербовать. В 1995 году группа журналистов «Московских новостей» приехала в Санкт-Петербург на встречу с читателями. Собчак, старый поклонник газеты, был в отъезде и попросил своего зама принять журналистов. Так Михаил Шевелев и его коллеги оказались за одним столом с Путиным. Особенного впечатления он на них не произвел, хотя и старался изо всех сил их развлечь. На глаз определив, что среди журналистов есть евреи, он пустился рассказывать о своем недавнем визите в Израиль и выражать восхищение этой страной. Впрочем, попытка угодить гостям провалилась. «В тот вечер я старался выпить побольше, чтобы поскорее его забыть», — вспоминает Шевелев.

В конце декабря 1998 года, вернувшись в Москву, чтобы принять пост директора ФСБ, Путин пригласил на ужин корреспондента «Коммерсанта» Елену Трегубову. На встрече ни с того ни с сего он спросил про ее отца и дал детальное описание конфликта между институтом, где тот работал, и конкурирующей организацией в Санкт-Петербурге. Трегубова решила, что Путин пытается ее вербовать.

Директором ФСБ он пробыл лишь год, с июля 1998-го по август 1999-го. Одним из его достижений стало внедрение СОРМ в интернете.

Личность Путина формировалась в Комитете госбезопасности, главной задачей которого была сохранение монополии КПСС на власть. Путин пришел в КГБ в 1975-м и еще застал ветеранов сталинских спецслужб. О массовых репрессиях он что-то слышал, но «совсем немного», как сам скажет позже. Впрочем, это было обычное дело: офицеры Комитета часто были ограниченными людьми, замкнутыми в собственном достаточно клаустрофобном мире, у многих в системе служили по несколько поколений. Они искренне верили, что доступ к информации и средствам связи может существовать только под контролем государства. В том же 1975 году председатель КГБ Юрий Андропов доложил ЦК КПСС об угрозе безопасности, которую создавали евреи-отказники своими звонками за границу, в связи с чем предлагал ограничить международную связь.

Хотя Путина готовили как работника службы внешней разведки, за границу он поехал нескоро. Четыре с половиной года он служил в Ленинграде, в отделе, занимавшемся вербовкой иностранцев, приехавших в город. Он был в стране, когда сотрудники КГБ преследовали диссидентов, охотились за самиздатом и резали международные телефонные линии после московской Олимпиады 1980 года. Такой была организация, которая сформировала его менталитет.

Даже спустя много лет после увольнения из КГБ и назначения премьер-министром Путин сохранял подозрительность по отношению к журналистам. Однажды в аэропорту Хельсинки, во время своего второго зарубежного визита в качестве премьера, Путин остановился, чтобы ответить на вопросы местных журналистов. Одна из них спросила Путина о ситуации в Чечне — по-русски, медленно и заглядывая в шпаргалку. Путин резко ответил: «Во-первых, мы с вами в неравных условиях: вы зачитываете свой вопрос, заранее заготовленный на бумажке, а я должен отвечать вам сразу с листа». Для человека, прошедшего школу советских спецслужб, чтение «по бумажке» означало, что вопрос подготовил и написал не сам журналист, а кто-то другой. На деле же финская журналистка просто хотела быть максимально точной, задавая сложный вопрос.

Осень 1999 года была полна драматичных, даже трагических событий: взрывы жилых домов в Москве, война в Чечне, парламентские выборы… Любая критика власти со стороны СМИ, подконтрольных Гусинскому, — и прежде всего НТВ, — воспринималась в Кремле как заговор против Ельцина и его команды. В этой битве газеты не играли главной роли, интернет еще не воспринимался всерьез, всех волновало телевидение.

Но один человек понимал, насколько большой потенциал для Кремля представляет интернет. Это был 48-летний Глеб Павловский — плотный, круглолицый политтехнолог с поседевшими волосами, в очках, любой одежде предпочитающий свитер. Довольно уверенный в себе, Павловский вряд ли мог забыть свой травматичный опыт общения с КГБ. Еще будучи студентом истфака Одесского университета, Павловский заинтересовался политикой и вылетел из комсомола за неортодоксальные взгляды. В середине 1970-х он перебрался в Москву, где продолжал общаться с диссидентами. Вскоре он вошел в состав редакции самиздатовского журнала «Поиски». В апреле 1982 года люди из КГБ пришли за ним. На допросах он раскаялся и стал сотрудничать со следствием, в результате вместо лагеря отправился в ссылку в Республику Коми, в полутора тысячах километрах от Москвы.

«Внутренне я понимал, что переступаю черту», — признался он много лет спустя. Он вернулся в Москву в 1985-м, и, хотя его поведение оттолкнуло от него многих диссидентов, Павловский, как только началась перестройка, сразу влился в демократические круги. В 1989 году он основал первое в России независимое новостное агентство «Постфактум». Павловский понял: можно пересечь черту, а потом вернуться назад.

В 1999-м Кремль предложил Павловскому поучаствовать в создании новой проправительственной партии «Единство», а заодно и провести кампанию по дискредитации оппонентов — Лужкова, Примакова, Гусинского и его СМИ. «С Гусинским шла настоящая война», — позже говорил Павловский.

«Фонд эффективной политики» — организация, основанная Павловским для проведения политических кампаний, запустила несколько сайтов, на которых публиковался компромат на столичного мэра Лужкова и материалы о прибыльном бизнесе в столице, который находился под контролем его друзей. Один из сайтов ловко имитировал официальный сайт московского мэра. Телеканалы, которые поддерживали Кремль, часто цитировали компромат, опубликованный на ресурсах ФЭП.

В разгар избирательной кампании Павловский принес в администрацию президента интересную идею. Закон не разрешал обнародовать результаты экзитполов в день выборов, но это ограничение касалось только СМИ и не затрагивало интернет. Павловский решил воспользоваться этим пробелом, и 16 декабря, за три дня до парламентских выборов, ФЭП запустил сайт elections99.com.

В день выборов на нем в режиме реального времени начали появляться результаты экзитполов во всех российских регионах. Традиционные СМИ, включая телеканалы, цитировали данные сайта, что помогло повлиять на мнение еще не определившихся избирателей в пользу путинской партии «Единство». «Единство» набрало 23,3% голосов по сравнению с 13,3% партии Юрия Лужкова, что значило 73 места из 450 в Государственной думе. Для партии, созданной буквально накануне выборов, это была настоящая победа.

В день выборов, в 9:51 утра, взволнованный Павловский отправил сообщение на пейджер Валентину Юмашеву, зятю Ельцина и одному из членов внутреннего кремлевского круга: «Это очень похоже на победу».

Теперь Павловский занялся избирательной кампанией Путина, который должен был стать наследником Ельцина. Павловский регулярно ходил на встречи в бизнес-центре «Александр Хаус», где базировался предвыборный штаб Путина под руководством его близкого союзника Дмитрия Медведева. На встречах часто присутствовал Путин.

Павловский предложил провести встречу с интернет-предпринимателями, пояснив, что такая встреча поможет представить Путина как лидера нового поколения. В конце концов, сказал он, Россия вступает в новый век, и страна хочет опираться на новых людей.

Павловский получил зеленый свет на организацию встречи.

В 1990-е ему не везло: он участвовал во многих потенциально успешных проектах, но оказаться на самом верху так и не смог. Новостное агентство «Постфактум» прекратило существование в 1996-м. В начале 1990-х он был в правлении ИД «КоммерсантЪ», самой успешной деловой российской газеты, но почему-то отвлекся на незначительные пиар-проекты. Путинская кампания давала ему новый шанс. Но он знал правила игры: чтобы быть полезным, нужно всегда иметь козырь — либо репутацию (с которой у него были проблемы), либо, по примеру олигархов, подконтрольное СМИ — телеканал или газету, чего у Павловского тоже не было. Зато был интерес к Сети. Встреча Путина с интернет-деятелями могла показать Кремлю, что у Павловского есть свой ресурс — сетевое сообщество.

Он тут же позвонил Антону Носику, только что запустившему новый амбициозный медиаресурс Lenta.ru, и рассказал о планируемой встрече с Путиным. Зная КГБшное прошлое премьера, Носик не питал иллюзий на его счет. Семья Носика принадлежала к московской либеральной интеллигенции, не любившей советскую власть. Кроме того, он знал о словах Путина, произнесенных в штаб-квартире ФСБ по поводу Дня работника органов безопасности за неделю до назначенной встречи, 20 декабря: «Дорогие товарищи, я могу сообщить, что группа агентов, внедренных в правительство, завершила первую часть своего задания». Присутствовавшие на мероприятии офицеры приветствовали эту фразу одобрительным смехом. Но Носик был абсолютно уверен, что его поколение куда умнее и перспективнее старой ельцинской элиты.

Приглашение на встречу с премьером не удивило Носика: его новый проект был частью онлайн-империи Павловского. «Я знал Антона достаточно долго, лет, наверное, десять, может, больше, и предложил ему запустить “Ленту.ру”», — говорил Павловский. Носик вспоминал, что «все наши проекты тогда были связаны» с Павловским. Офис Носика находился в огромном здании РИА «Новости» на Зубовском бульваре, где располагались все медиа-ресурсы Павловского.

Павловский попросил Носика и Марину Литвинович, начинающую интернет-журналистку и активную участницу интернет-сообщества, работающую в фонде Павловского, составить список людей для встречи с премьером. Носик выбрал своих молодых друзей — большинству еще не было тридцати, и все они занимались созданием интернет-контента.

Но подготовка требовала времени: информация о готовящейся встрече вскоре вышла за пределы узкого круга и дошла до аппарата правительства. Одним из тех, кто узнал о подготовке встречи, был Олег Рыков, опытный советник аппарата правительства в сфере информационных технологий. В 1980-е он участвовал в курируемой КГБ сверхсекретной, сверхамбициозной и сверхдорогой программе по созданию системы управления СССР в период военных действий. На этот случай во многих городах страны строили огромные подземные бункеры, в которых размещали мощные компьютерные центры, причем к некоторым забыли подвести кабели. Он многое знал о компьютерах и ненавидел секретность, считая, что в большинстве случаев она прикрывает непрофессионализм.

Рыков встревожился, когда узнал о плане Михаила Лесина — министра, отвечающего за работу СМИ, — отобрать у РосНИРОСа — неправительственной организации, работающей на базе Курчатовского института, — право делегирования доменных имен и передать его государству. Для него это значило только одно: «Лесин хочет подгрести под себя интернет». Рыков выяснил, что Лесин собирается представить этот план на предстоящей встрече Путина с интернетчиками. В случае одобрения весь Рунет оказался бы под прямым контролем властей.

Рыков тут же позвонил Алексею Солдатову. Официально отбором участников встречи занимался департамент информации правительства. Рыкову удалось добиться включение своего департамента науки в число организаторов мероприятия и выбить себе право предлагать участников для встречи. Рыков и Солдатов заполнили свою квоту друзьями, работающими в интернете еще с начала 1990-х.

Одновременно Солдатов пытался создать единый фронт против инициативы Лесина. Он позвонил Анатолию Левенчуку и попросил найти Носика. Две недели Левенчук пытался выполнить эту просьбу, задействовав всю свою знаменитую энергию, но отыскать Носика не смог.

Когда дата встречи была наконец объявлена, Солдатов собрал команду в офисе «Релкома», недалеко от Курчатовского института, чтобы определить линию поведения. Было решено, что Солдатов выступит первым, а остальные приглашенные попытаются «завалить» предложение Лесина.

28 декабря 1999 года две группы независимо друг от друга подошли к Белому дому. Прошло восемь лет после того, как Ельцин со своими сторонниками забаррикадировался здесь

во время путча, и шесть с того момента, как это здание обстреливали танки во время противостояния с парламентом. С тех пор здание отреставрировали, обнесли забором, и поставили контрольно-пропускные пункты. Демонстрации здесь давно запретили.

На встречу были приглашены двадцать человек, и две группы встретились в вестибюле. Они поднялись на лифте на пятый этаж, в так называемую центральную зону Дома правительства. Ожидая начала встречи перед конференц-залом, две группы почти не разговаривали друг с другом.

Даже выглядели они по-разному. Друзья Носика оделись неформально, в то время как группа Солдатова была в деловых костюмах. Первые, по словам Алексея Платонова, директора РосНИИРОСа и друга Солдатова, были совсем «другой тусовкой». «Мы имели дело с инфраструктурой, — говорит он. — Есть несколько слоев интернета, и мы работали с нижним и средним, а то, что сверху, — это надстройка, которую все сейчас и называют “интернетом”. Они считали себя элитой, нас же называли водопроводчиками»19.

Наконец их пригласили в просторный конференц-зал, в центре которого стоял длинный стол, формой напоминающий подкову. Рассадка была свободной. Во главе стола сидел Путин вместе с заместителем и двумя министрами — Михаилом Лесиным и главой Минсвязи Леонидом Рейманом. Солдатов сел справа от него, Носик — напротив. Павловский, придумавший эту встречу, на нее не пришел.

Путин сделал короткое вступление. Солдатов немедленно поднял руку. Он неторопливо рассказал историю интернета в России. Затем, следуя заранее одобренному плану, передал слово известному юристу Михаилу Якушеву, который столь же аккуратно разъяснил присутствующим принципы правового регулирования Сети.

Путин кивнул, а затем вдруг выложил перед собой документ за авторством Лесина и согласованный с Рейманом. В нем было всего два пункта: «О порядке выделения и использования доменных имен» и «О создании национальной системы регистрации

106 БИТВА ЗА РУНЕТ

доменных имен». Вместе они предполагали передать контроль над доменной зоной .ru государству и обязывали все зарегистрированные в России организации, будь то частные компании, СМИ или школы, в срок до 31 декабря 2000 года открыть в этой зоне свои корпоративные сайты.

Путин попросил присутствующих высказать свое мнение об этом предложении. Все изобразили удивление. Руку поднял Носик. «Это именно то, из-за чего мы так боимся правительства, — сказал он. — Вы, словно фокусники, вытаскиваете из рукава какое-то очередное регулирование, после чего все могут просто идти домой!»

Опоздавший на встречу друг Носика, веб-дизайнер Артемий Лебедев, ворвался в зал в сопровождении Марины Литвинович, сотрудницы Фонда Павловского, и занял пустое кресло. Лебедев, сын известной писательницы Татьяны Толстой, с банданой на голове, сразу бросился в атаку на сидевшего напротив него Платонова. Лебедев обвинил РосНИИРОС в чрезмерно высоких ценах на доменные имена.

Платонов был ядерным физиком, всю сознательную жизнь проработавшим в Курчатовском институте. В этот день он второй раз в жизни надел галстук (первый был на защите кандидатской). Нападение Лебедева прямо на глазах у премьер-министра, которого Платонов видел впервые, выбило его из колеи. Он решил, что гнев Лебедева не случаен: «Мне показалось, что у него был какой-то предварительный разговор». Главной темой встречи были вопросы государственного регулирования интернета, в частности, кто будет делегировать домены. Предложение Лесина было для Платонова «чем-то сродни рэкету: у вас есть что-то, что приносит прибыль, — отдайте это мне». Платонову показалось, что речь Лебедева, произнесенная в присутствии Путина, фактически давала правительству новые аргументы, почему следует изменить статус-кво. Платонов начал эмоционально отвечать. Градус дискуссии повышался, и вскоре присутствующие стали перебивать друг друга. Одно было понятно: присутствующие за столом — и те, кто моложе, и старшее поколение, — были категорически против предложения Лесина. Солдатов снова поднял руку. Дождавшись кивка Путина, он сказал: «Предлагаю подвергнуть этот вопрос общественному обсуждению».

«Согласен, — немедленно отреагировал Путин. — Давайте договоримся, что и этот проект, и любой другой, касающийся интернета, отныне будет становится предметом общественных дискуссий».

Это означало, что проект Лесина отклонен. Встреча продлилась чуть больше полутора часов.

Покидая Белый дом, основатель «Яндекса» Аркадий Волож, который был на встрече, но отмалчивался большую ее часть, прихватил с собой один из карандашей. На следующий день его сын выставил карандаш на продажу на онлайн-аукционе Molotok.ru. За «карандаш, украденный со встречи Путина с интернет-деятелями», он попросил 2500 рублей.

Носику дискуссия, разыгранная в конференц-зале Белого дома, представлялась чистым шоу. Он был уверен, что Путин знал сценарий и то, чем все закончится. Носик думал, что реальной целью встречи было укрепление имиджа премьера как нового, «продвинутого» и либерально настроенного российского лидера. В конце концов Путин в это же время пытался убедить западный бизнес, что полностью поддерживает свободный рынок и продолжает следовать курсом, проложенным Ельциным. Еще Носику казалось, что интернет-деятелей собрали для того, чтобы те продемонстрировали поддержку, что они и сделали. «Благодаря мне, благодаря всем нам Путин получил то, что хотел, — вспоминает Носик. — Получил поддержку наиболее “продвинутой” части общества».

Носик не думал, что у проекта Лесина был шанс быть одобренным.

Солдатов, напротив, считал, что угроза была реальной, а потому чувствовал немалое облегчение, получив от Путина обещание ничего не подписывать, не проведя перед этим общественную дискуссию. В течение многих лет Кремль свое обещание держал. «Мы получили, что хотели», — вспоминает Солдатов.

Для всех людей, пришедших тогда в Белый дом, встреча, по сути, ничего не изменила: правила игры остались старыми. Статус-кво был сохранен, и именно этого они и добивались.

У Путина, возможно, осталось другое впечатление. В 1999-м он еще не был знаком с дивным новым миром интернета: у него не было электронной почты, а всю информацию, найденную помощниками в Сети, он получал в распечатанном виде. Он всегда пытался втиснуть новых людей в собственное видение мира — делал то, чему так хорошо научился во время работы в КГБ, а потом, в 1990-е, в Санкт-Петербурге у Собчака. Он увидел, что самые важные фигуры интернета, этой совершенно новой сферы, были так или иначе связаны с Кремлем — через политтехнологов, олигархов или правительственные агентства, — а многие напрямую зависели от государственных контрактов. Выступление Лебедева могло навести его на мысль, что этими людьми можно манипулировать. Их можно расколоть и ими можно управлять. Это был хорошо знакомый метод КГБ, но пока Путину ничего не нужно было делать.

Три дня спустя, во время новогоднего поздравления, Ельцин объявил об отставке и передал власть Владимиру Путину.

Agentura.ru 2023

Что Путин сломал в России за год войны

Только за первый год путинская война разрушила не только историческую идентичность страны, но и эффективно уничтожает будущее России. И Путин не собирается на этом заканчивать.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Первой жертвой войны стала репутация российской армии. Батальонные тактические группы, центральное звено реформированной армии, оказались совсем не такими эффективными, как считали эксперты. Разрушительной кибератаки против критически важной инфраструктуры Украины, которой все так боялись, тоже так и не случилось. Оглядываясь назад, можно сказать, что быcтрая аннексия Крыма в 2014 году, или успехи российской армии в борьбе с повстанцами в Сирии совершенно не гарантировали победы над хорошо подготовленной и мотивированной армией, защищающей свою страну.

Однако отвратительное планирование, слабая подготовка военных и зачастую старая техника не означает полного поражения российской армии. Многие иностранные эксперты еще весной 2022 года отмечали, что российская армия часто вступает в войну в плохой форме, а затем постепенно учится на своих ошибках.

То, что война в Украине уничтожила — это моральную основу, на которой российская армия, а до этого и советcкая, худо-бедно держалась больше семьдесят лет. В этой войне было разрушено наследие Великой отечественной войны – героизм и самопожертвование советских людей, который признавали все западные страны. Несмотря на зверства армии в Афганистане, Чечне и Сирии, когда дело доходило до празднования Дня Победы, военные атташе западных государств в Москве неизменно поднимали тосты за военное сотрудничество в годы войны, жертвы, принесенные СССР, и героизм Красной армии.

Теперь все изменилось: армия защитников отечества стала армией захватчиков. Кремль оправдывал вторжение тем, что Украиной правят нацисты, спекулируя на памяти войны. Эта была настолько поразительная ложь, что всеобщее возмущение привело к тому, что под ревизию попала освободительная роль советской армии в годы Второй мировой в целом. И когда на Украине начали сносить памятники советским генералам, это не вызвало возмущения ни у кого, кроме России.

Война также привела к полному непониманию внутри российской армии того, кто они теперь и за что воюют. Десятилетиями советских и российских офицеров учили, что армия должна защищать страну от внешней агрессии (война в Афганистане рассматривалась как небольшое отклонение). Теперь отрицать, что армия ведет агрессивную и захватническую войну, стало невозможно. Чувствуя этот провал, военные обратились к церкви, которая теперь воспевает мученичество в бою, не вдаваясь в подробности. Это очень далеко от профессиональной армии 21-го века.

Война скомпрометировала не только российскую армию и ее историю, она также разрушила надежды на будущее России.

В течение многих лет кремлевские чиновники верили, что современные технологии способны помочь там, где коррумпированная бюрократия страны была не эффективна. Власти вложили огромные средства в цифровизацию экономики и госуправления, в том числе и в программы электронной слежки. Даже серьезные западные технологические санкции оказались неспособны разрушить российскую ИТ-индустрию в первый год войны. Однако там где санкции пробуксовали, преуспело российское правительство. В прошлом году Кремль в погоне за тотальным контролем загнал в угол самые успешные ИТ-гиганты, такие как «Яндекс» и в результате многие талантливые инженеры покинули страну, вероятно, навсегда. Еще больше IT-специалистов уехали осенью, когда объявили мобилизацию.

Война полностью изолировала российскую систему образования от Запада. Большинство обменных программ для российских студентов и ученых закрыты, профессура и исследователи из Европы и Америки не приезжают в страну, а  а российских студентов больше не ждут в европейских университетах. Россия вышла из Болонской системы образования и начала возврат к старой постсоветской системе, отрезав себя от западных университетов, правда, сохранив cвязи с университетами Монголии, Китая, Центральной Азии и стран Африки.

С учетом двух лет “ковидной” изоляции, это означает, что к 2024 году в России появится целое поколение молодых специалистов, которые никогда не учились за границей и не видели ни одного западного профессора. И большинству этих студентов никто не компенсирует упущенные возможности.

Запрет на туристические визы в Евросоюз для россиян вызвал огромный разворот — из Европы в Азию. Разрыв в выборе туристических маршрутов между провинцией и крупными городами существовал всегда. Москвичи и петербуржцы тосковали по Европе и осваивали итальянские и австрийские курорты, тогда как российская провинция предпочитала Восток – Турцию, Таиланд, Египет, Бали, ОАЭ.

Сегодня, когда путь в Европу практически полностью заблокирован отсутствием виз и дороговизной билетов, более продвинутая часть общества, или то, что от нее осталось, вынуждена изменить привычный образ жизни и повернуться на Восток, в том числе и в культуре, снижая планку и перенимая потребительские привычки регионов. Когда свежие голливудские фильмы недоступны, корейские сериалы набирают популярность, точно также, как и корейская косметика, которая приходит на смену популярным французским брендам.

Большинство россиян, живущих в небольших городах, возможно, не очень опечалены этим, потому что не часто ездили в Рим или Париж, но средний класс в больших городах, таких как Москва и Санкт-Петербург, злится и замыкается в себе. В то же время олигархи, банкиры и бизнесмены, пытаясь приспособиться к новой реальности в условиях западных санкций, выбрали Дубай для отдыха и бизнеса. Многие перевели свои деньги в банки ОАЭ, получили вид на жительство для своих семей и теперь курсируют между двумя странами. За ними последовали российские поп-звезды и стенд-ап комики, которые теперь регулярно выступают в Дубае.

Количество туристов, посетивших Россию в прошлом году, уменьшилось в 25 раз по сравнению 2019 годом, предшествующим пандемии коронавируса: оно упало с 4,9 млн человек до 200 000 (и большинство этих туристов из Китая).

Только за первый год путинская война разрушила не только историческую идентичность страны, но и эффективно уничтожает будущее России. И Путин не собирается на этом заканчивать.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

17 российских дипломатов должны покинуть Нидерланды в соответствии с решением об уравнивании численности дипломатических работников, работающих в двух странах. Об этом заявил глава Службы военной разведки и безопасности Нидерландов Ян Свилленс.

Ранее сообщалось, что покинуть Нидерланды должны будут десять российских дипломатов, однако Ян Свилленс, слова которого приводит ТАСС, уточнил, что теперь речь идет о семнадцати сотрудниках диппредставительства. Кроме того, добавил господин Свилленс, Нидерланды перестали принимать новых людей, о которых известно, что они являются сотрудниками российской разведки.
18 февраля Нидерланды объявили о решении ограничить количество российских дипломатов в Гааге, а также закрыть российское торгпредство в Амстердаме и свое консульство в Санкт-Петербурге.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2023

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в интервью ТАСС назвал предателями известных людей, покинувших Россию и критикующих за рубежом российскую армию.

«Когда эти известные личности, сделав свое благосостояние в России, в том числе за счет соотечественников, уехали из страны, а затем из-за рубежа стали давать нелицеприятные оценки в адрес российской армии, иначе как предателями их назвать нельзя», — сказал он.

Бастрыкин отметил, что известные люди, в том числе представители шоу-бизнеса, не просто зарабатывают деньги на своем творчестве. «Они влияют на культурное сознание людей и их ценности, могут способствовать тому, чтобы группы людей объединялись либо, напротив, разделялись. Миллионы подписчиков в социальных сетях и большая аудитория зрителей на различных площадках предполагают и определенную моральную ответственность владельцев таких аккаунтов за то, какую информацию они несут обществу», — заявил глава СК.

Позиция Бастрыкина полностью совпадает с контурами стратегии в отношении эмигрантов, которую стали вырабатывать в Кремле с начала года.

Agentura.ru 2023

Церковь пошла в бой

Религиозный мистицизм, рост которого мы наблюдаем с сентября, имеет природу, отличающуюся от навязанной сверху идеологии. Эта новая тенденция отражает отчаянную потребность военных в духовном руководстве во время войны, смысл которой они очень плохо понимают.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Осеннее отступление из Херсона, очередное унижение российской армии, спровоцировало смену настроений среди российского спецназа и ФСБ.

Мессенджеры, в которых мы общаемся с нашими контактами, стали заполняться изображениями икон, молитвами о победе российской армии и призывами молиться за солдат. Этот поток религиозной мистики не прекращается уже несколько месяцев.

Со многими нашими источниками мы работаем много лет, и до войны никто из них не проявлял особой религиозности. Теперь, судя по всему, они преисполнились религиозным мистицизмом, — и все это на фоне осознания, что война будет идти еще очень долго.

Силовики давно используют церковь как часть государственной машины. В 2002 году церковь Софии Премудрости Божией вновь открылась на Лубянке фактически как ведомственный храм ФСБ — его открытие благословил сам патриарх Алексий II на церемонии, где присутствовал тогдашний глава ФСБ Николай Патрушев. Армия призвала церковь в свои ряды в 2010 году, введя институт военных священников, или капелланов, с жалованьем, выплачиваемым армией.

С тех пор присутствие церкви в вооруженных силах все время росло, и кульминацией стало возведение в 2020 году в Москве гигантского зеленого храма — Главного собора Вооруженных Сил России, самого большого православного храма в стране. Но это сотрудничество шло сверху вниз, под контролем Кремля и Патриарха.

Однако офицерский корпус – в армии и спецслужбах – все эти годы оставался в основном достаточно равнодушным, если не циничным, в своем отношении к религии. Православие они упоминали лишь тогда, когда им надо было найти еще один аргумент в пользу того, что Россия, как осажденная крепость, всегда находилась под ударом Запада. Уникальная духовность, исходящая из православия, cчиталась одной из причин, по которым Запад постоянно пытался подорвать или завоевать Россию, — это мнение всегда было очень распространенно среди силовиков.

Поэтому религиозный мистицизм, рост которого мы наблюдаем с сентября, имеет совершенно другую природу. Эта новая тенденция отражает отчаянную потребность военных в духовном руководстве во время войны, смысл которой они очень плохо понимают.

Ее отражением является растущая популярность таких людей, как Андрей Ткачев, — 53-летний клирик, сейчас проживающий в Москве, где он является духовником молодежного отдела Московской городской епархии и популярным телеведущим. Он родился на тогда еще советской Украине, рос и учился во Львове и Киеве, потом недолго учился в Москве, где был курсантом Военного института Минобороны на факультете специальной пропаганды. Ткачев не полюбил армейскую жизнь и вернулся во Львов, где стал священником. До аннексии Крыма он делал успешную карьеру в Украине, став ведущим религиозного телеканала «Киевская Русь». Он уехал из Украины в 2014 году в Москву и вскоре стал одним из самых агрессивных антиукраинских голосов в Русской православной церкви.

Его проповеди просты и незатейливы, и он делает все возможное, чтобы сделать их доступными, не стесняясь даже уличной лексики. Он яростно защищает все, что делает российская армия. Когда в ноябре его спросили на телеканале «Спас» о бомбардировках гражданской инфраструктуры Украины, он заявил: «Мы живем сегодня в очень сложном инфраструктурном мире, и, конечно, гораздо лучше раздолбошить какую-нибудь там подстанцию, да, чем вместе с ней 40 000 людей. Поэтому в принципе мы ведем войну по христианским принципам, — заверил он свою аудиторию, — мы уничтожаем трансформаторы, а не людей, бессмертную душу носящих».

Ткачев крайне активен в социальных сетях, включая Telegram, Яндекс, ВКонтакте и Facebook. Только на YouTube у него 1,4 миллиона подписчиков. Очевидно, что война дала ему значительный прирост популярности — в ноябре 2021 года у канала было 870 000 подписчиков. Многие из тех, кто прислушивается к его словам, служат в армии.

Церковь уже понесла кровавые жертвы на этой войне. Священник Анатолий Григорьев, убитый в сентябре, был прикомандирован к подразделениям, направленным на фронт из Татарстана. В ноябре российская провоенная блогосфера взорвалась новостью о гибели Михаила Васильева, неофициального капеллана Воздушно-десантных войск. В армии его хорошо знали — до Украины он был с войсками в Косово, Боснии, Абхазии, Киргизии, на Северном Кавказе и в Сирии. 22 января еще один священник – отец Денис Волин (Дамаскин) был убит, попав под обстрел с казаками под Бахмутом. И это только способствует росту популярности священников в войсках.

Поиск ответов в религиозном мистицизме для российских военных — не новость. В 1990-е годы многие в армии тоже не понимали, зачем они воюют в кровавой и тяжелой первой Чеченской войне. В 1996 году русский солдат Евгений Родионов был взят в плен и убит чеченцами – согласно широко распространенному мнению – за то, что отказался отречься от креста. Вскоре вокруг имени Родионова возник религиозный культ, и все настойчивей зазвучало требование сделать его мучеником и святым. Иконы с изображением Родионова вошли в моду, и ему был установлен памятник, но Русская православная церковь, опасаясь любой спонтанной инициативы, так и не признала культ Родионова.

Однако сейчас российская армия отчаянно ищет ищет новый источник для поднятия боевого духа войск на поле боя, и Церкви нужно приспосабливаться, даже если дело доходит к эксплуатации русской веры в чудеса.

Традиционно близкая к Минобороны «Комсомольская правда» начала продвигать «православные батальоны» на Донбассе: этим подразделениям присвоили имена святых в надежде уменьшить военные потери, и это сработало, пишет газета.

В начале войны солдаты бежали с поля боя, потому что многие из них были психологически не готовы к бою. Но когда вместе с ними на молитву были призваны священники, ситуация изменилась, и одухотворенные войска перешли в наступление, утверждает КП.

В результате батальоны начали отказываться от стандартных номеров в пользу духоподьемных названий. Первым стал батальон «Русь», но уже второй был назван в честь Александра Невского. Третий стал «батальоном Сорока мучеников севастийских», а четвертый, стал батальоном Евгения Родионова. Вот тут и случились поразительные изменения: «Нет тяжелых потерь в последнее время, но подвиги ребята совершают по-прежнему… И чудеса бывают», — утверждает Комсомольская правда.

В этой войне Церковь оказалась рада помочь государству, предложив войскам на фронте то, ради чего они должны идти и убивать, и быть убитыми. Молитвы и проповеди священников заполняют вакуум, оставленный Кремлем относительно целей войны. Чем более примитивно и мистически это звучит, тем лучше, если оно помогает воевать.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2023

Новым генеральным директором Государственной Третьяковской галереи в Москве назначена Елена Проничева, которая с 2020 года возглавляла Политехнический музей. В новой должности Проничева сменила Зельфиру Трегулову, руководившую Третьяковкой с 2015 года и уволенную «в связи с завершением трудового контракта», сообщает в четверг, 9 февраля, «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу министерства культуры РФ.

В ведомстве отметили, что новому директору предстоит «сохранить лучший опыт сбережения фондов музея и продолжить развитие Государственной Третьяковской галереи и ее филиалов, в том числе, в рамках создаваемых культурно-образовательных и музейных комплексов».

Елена Проничева — дочь Владимира Проничева, бывшего первого заместителя директора ФСБ. Проничев начинал карьеру в пограничных войсках КГБ, служил в Афганистане, в 90-е годы был директором УФСБ по Карелии, где познакомился с Николаем Патрушевым. С 1996 года — в центральном аппарате ФСБ, возглавлял Департамент по борьбе с терроризмом, и во время теракта на Дубровке в 2002 году в возглавлял оперативный штаб от ФСБ. Проничев также присутствовал в оперативном штабе во время захвата заложников в Беслане, хотя к тому времени уже возглавлял Пограничную службу ФСБ. Был отправлен на пенсию в 2013 году.

Agentura.ru 2023

В московский «Метрополь» на конференцию по Афганистану съехались высокопоставленные силовики и дипломаты из Индии, Ирана, Казахстана, Киргизии, Китая, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. 

Примечательно, что в состав российской делегации секретарь Совбеза Николай Патрушев включил только что назначенного замом Алексея Шевцова, а также генерала ФСБ Сергея Беседу, за стремительными карьерными поворотами которого мы внимательно следим. 

Напомним, что войну генерал встретил шефом Пятой службы (разведка) ФСБ, по результатам вторжения оказался под домашним арестом, посидел в Лефортово, однако, когда скандал вокруг Беседы стал слишком громким, Владимир Путин вернулся к прежней концепции отказа от наказания силовиков за провалы, и Беседа вернулся на сцену. Теперь его показали коллегам из спецслужб Центральной Азии – зону ответственности как раз Пятой службы ФСБ. 

Похоже, главный смысл показа генерала – война ничего не изменила в раскладе силовиков в Москве, и столь важная для всех стабильность сохраняется.

Agentura.ru 2023

Евгений Савостьянов, Спецслужбы на переломе: О работе Московского управления КГБ–АФБ–МБВД–ФСК в переходный период

Мемуары Евгения Савостьянова, заместителя главы ФСК и начальника московского управления контрразведки в начале 1990-х — ценнейшее свидетельство эпохи, которое помогает понять, почему у демократов первой волны не получилось создать демократические спецслужбы.

Ирина Бороган

Мемуары Евгения Савостоянова, а именно в этом жанре написана книга «Cпецслужбы на переломе», – ценнейшее свидетельство о работе московского управления контрразведки в смутное время начала 1990-х.

Все, что описывает автор — довольно откровенно и искренне, – невероятно интересно и ничем не похоже на типичные воспоминания отставных генералов КГБ, почти всегда фальшивые и пустые.

Да и сам Савостьянов совершенно нетипичный генерал – демократ первой волны, помощник Андрея Сахарова и горный инженер, проводивший месяцы под землей в рудниках. Он был назначен руководителем московского управления не cлучайно. После путча в августе 1991 года Борис Ельцин понимал, что ему необходим преданный и смелый человек в столичном КГБ (а это все еще был КГБ), который мог бы обеспечить безопасность новой хрупкой демократии и держать под контролем «чекистов», способных на реванш. Савостьянов, казалось, идеально подходил для этой роли.

Старые кадры и агентура

В начале молодой демократ прекрасно понимал, что отказ от старых традиций КГБ –это та задача, которую ему предстоит разрешить.

«Одной из таких традиций было наличие всемогущего органа, тайного, незримого, окруженного ореолом всевластия, имеющего богатую и кровавую историю. Если проводить какую-то аналогию, то наша страна в течение семидесяти трех лет была похожа на лагерь, а этот орган был похож на конвой, стоящий на вышках по периметру», — пишет автор.

Несмотря на это, как выясняется по ходу повествования, Савостьянов решает оставить в должности своего первого заместителя шестидесятилетнего Анатолия Коробова, бывшего начальника Пятой службы, который много лет занимался борьбой с инакомыслящими и диссидентами, то есть и служил тем самым конвоиром, охранявшим лагерь. Коробов счастливо пересидел путч в санатории и не принимал участия в событиях ни на той, ни на другой стороне. Тем не менее Савостьянову настойчиво рекомендовали уволить генерала, но он решил, что ему нужен человек, который способен «осуществлять повседневное управление коллективом … и помогать принимать правильные решения». Савостьянов объясняет свой выбор тем, что они с бывшим гонителем диссидентов пришли к взаимовыгодному соглашению: политику по возможности не обсуждаем, работаем на новую власть по-честному.

Понять, почему помощник диссидента Сахарова, которого КГБ годами пытал в Горьковской ссылке, проявил невероятную толерантность к представителю самой худшей части КГБ, очень сложно. Но ясно одно — старым кэгэбэшникам, прекрасно разбиравшимся в психологии личности, каким-то образом удалось запудрить мозги молодому демократу своей значимостью и незаменимостью.

Конечно, Савостьянов не имел права самостоятельно проводить люстрацию в отдельно взятом управлении, потому что от этой идеи отказался Ельцин и закон о люстрации так и не был принят, но кое-что он все-таки сделать мог. Например, раскрыть агентуру политического сыска, то есть печально известного Пятого управления КГБ, которое вербовало агентов всюду – от церкви до спортивных организаций и театральных ВУЗов. В конце 1991 года такое требование выдвинула комиссии по архивам Юрия Афанасьева, но Савостьянов принял решение не открывать архивы до принятия специального закона. Сам он пояснил свое решение тем, что оказался перед выбором, как отличить «правильную агентуру от неправильной» и боялся сделать ошибку.

Сегодня мы знаем, что в этот момент российское общество потеряло свой последний шанс узнать правду. Но надо отдать должное автору, который все-таки признает, что «до сих пор не уверен на 100 процентов», что тогда поступил правильно.

Такую же необъяснимую толерантность, как и к выходцу из пятой службы КГБ, Савостьянов проявил к начальнику следственного отдела Анатолию Трофимову, принимавшему участие в политических преследованиях диссидентов, включая Андрея Сахарова, правозащитника Cергея Ковалева и священника Глеба Якунина. Савостьянов оставил его на службе, поручив ему борьбу с коррупцией и следствие. Как известно, через несколько лет Трофимов сменил Савостьянова на посту начальника Московского управления ФСК, потом был уволен за коррупцию, а в 2000-е был убит в результате большой бизнес-разборки.

Поскольку автор описывает события довольно честно и откровенно, то по ходу повествования становится видно, как бывший горный инженер постепенно становится бюрократом, с энтузиазмом участвует в интригах, борется за сохранение штатов своего ведомства и расширение влияния управления. Подконтрольность спецслужбы, подотчетность парламенту и обществу – все это растворяется в тумане демократического прошлого.

В 1993 году Ельцин распустил следственное управление Министерства Безопасности, что было очень прогрессивным шагом. Контрразведка в демократических государствах – это оперативная служба, следствие ведет прокуратура и суд. Это необходимое условие того, чтобы спецслужба не стала карательным органом, похожим на КГБ, который располагал собственным следствием и тюрьмами. Однако московское управление исхитрилось и создало отдел дознания, куда перекинули всех следователей, где они благополучно досидели до того момента, когда следствие опять вернули в спецслужбу. И Савостьянов очень даже гордится тем, что удалось совершить столь хитрый маневр и сохранить работу следователям из КГБ.

Провалившиеся реформы

Савостьянов руководил московским управлением в самый нестабильный период с конца 1991 года до декабря 1994. C одной стороны, новая власть не могла решиться на полный роспуск КГБ и люстрацию, c другой, понимала, что в прежнем виде тоталитарный монстр не может больше существовать, поэтому постоянно проводила реорганизацию спецслужб, созданных из разных управлений бывшего КГБ.

«Реорганизации действительно хлынули, как из рога изобилия. Я пришел сюда начальником Московского управления КГБ СССР. Затем становился последовательно: начальником Московского управления КГБ РСФСР, затем — АФБ РСФСР, затем — МБВД РСФСР, затем — АФБ РФ, теперь — начальник Московского управления МБР (Министерства безопасности Российской Федерации)», — говорил Савостьянов в одном из интервью в марте 1992 года. (А в следующем году еще и создали ФСK).

Ельцин поставил перед спецслужбами новые задачи: «политическая переориентация органов государственной безопасности — от защиты коммунистическо-советского строя к защите реформ, нацеленных на построение демократического государства с рыночной экономикой, то есть, по сути, антикоммунистических и антисоветских реформ». При этом в новых спецслужбах работали старые офицеры КГБ, воспитанные в чекистском духе, положение которых в новой России значительно ухудшилось, и непонятно, с чего бы они вдруг прониклись духом демократии и рыночных реформ.

Это противоречие прекрасно понимает автор книги, описывая абсурд создавшейся ситуации: «И все последующие годы происходило то, что напоминало фильм Терминатор-2, в котором разбитый на капельки ликвидатор раз за разом восстанавливается. Не по собственной прихоти после каждой реорганизации спецслужба восстанавливалась в виде, близком к первозданному».

Дружба с олигархами

Отказавшись от полной ликвидации КГБ, Ельцин все же провел некоторые реформы тоталитарной спецслужбы, расчленив КГБ на части и заставив новые спецслужбы конкурировать друг с другом за влияние на президента. Подразделения КГБ, отвечавшие за разведку, охрану границы, правительственную связь и радиоэлектронный перехват, стали самостоятельными спецслужбами.

Выучив уроки путча, когда собcтвенные охранники заперли Горбачева в Форосе, Ельцин создал Службу безопасности президента, которую возглавил лично преданный ему Александр Коржаков. Его влияние на президента было огромным, и он постоянно стремился к расширению своих полномочий, и регулярно вступал в конфликты с разными группами влияния в стране, включая олигархов.

Савостьянов, напротив, поддерживал, если так можно выразиться, устойчивые рабочие контакты с некоторыми из олигархов, например, с Владимиром Гусинским. В конце концов, это стоило ему должности.

В декабре 1994 подчиненные Савостьянова решили разобраться с сотрудниками Службы Безопасности Президента, которые преследовали автомобиль Гусинского, в результате они выстрелили несколько раз из служебного оружия и попали в автомобиль, который принадлежал начальнику ГУО (Главное управление охраны – впоследствии ФСО) Барсукову – правой руке Коржакова. В тот же день Савостьянова уволили c должности начальника Управления ФСК России по Москве и области. Этот эпизод увлекательнейшим образом описан в книге, и достоин войти в учебник по истории 90-х годов.

В биографии Савостьянова есть еще один захватывающий эпизод, который не нашел места в книге. Это провалившийся штурм Грозного в ноябре 1994-го года, когда по предложению Савостьянова ФСК завербовала танкистов в Кантемировской и Таманской дивизии, которые за денежное вознаграждение должны были под видом чеченской оппозиции захватить президентский дворец и арестовать генерала Дудаева. Авантюра, как известно, закончилась печально. Такое впечатление, что к этому моменту Савостьянов так близко принял к сердцу интересы ведомства, что сам стал считать себя оперативным сотрудником, а не штатским бюрократом, назначенным контролировать спецслужбу – в 1993 году Савостьянов даже согласился получить звание генерал-майора.

Евгений Савостьянов, фото Новая газета

Впрочем, отсутствие этой истории совершенно не портит впечатление от совершенно захватывающего авторского нарратива, снабженного документами и выдержками из его дневника. Нынешние генералы российских спецслужб так уже не напишут.

Agentura.ru 2023

Владимир Путин назначил Антона Герасимова на должность заместителя главы МЧС. Указ об этом опубликован на портале правовой информации. За какую сферу Герасимов будет отвечать в министерстве, в документе не говорится.

РБК сообщал в октябре 2022 года, что Герасимова рассматривают в качестве кандидата на должность заместителя главы МЧС, ответственного за цифровую трансформацию.

Герасимов — сын бывшего руководителя Центра информационной безопасности ФСБ Андрея Герасимова.

До 2015 года Герасимов-младший работал заместителем заведующего кафедрой информационной безопасности в МГТУ имени Баумана и был соучредителем компании «Линтехно», которая разрабатывала средства защиты информации. После этого его назначили заместителем министра государственного управления, информационных технологий и связи Подмосковья.

В последнее время, писал РБК, Герасимов был генеральным директором компании «Айкумен — информационные бизнес-системы», которая входит в группу компаний «Ростелеком». Фирма занимается разработкой технологий по сбору, хранению и обработке информации.

Источник: Медуза

Agentura.ru 2023

Назад к экономике ГУЛАГа

В условиях войны путинские чиновники все больше обращаются к сталинскому опыту, как в закрытых дискуссиях, так и публичном пространстве — что открыло новые возможности для поиска эффективных управленческих решений. Столкнувшись с дефицитом кадров, военные заводы, включая «Ура